Spotify помогает забыть о файлообмене

Подпишитесь на наш Telegram-канал @contentreview

Без малейшего намека на преувеличение можно справедливо отметить, что сервис Spotify, созданный 25-летним Даниэлем Эком, берет штурмом мировую музыкальную и интернет-индустрию, не исключая даже владельца Facebook, Марка Цукерберга. Spotify привлекает к себе огромное внимание даже на тех рынках, где еще не появился (включая США) и оценивается сейчас в €170 миллионов. Меломаны отыскали возможности обойти региональные ограничения, накладываемые на программное обеспечение, и вовсю пользуются новым сервисом, в котором уже видится будущее музыкальной индустрии.

«Несмотря на то, что раньше в своей работе я ошибался столько раз, сколько и представить себе нельзя, — говорит Дэниэл Эк, — со Spotify нам очень повезло. Хотя мы на самом деле не могли и предположить, как много времени потребуется на то, чтобы наша компания стала узнаваемой: мы начали работу над сервисом в 2006, но так и не смогли запустить его до 2008 года, потому что потратили все это время на раскрутку бренда».

Недавно с Дэниэлом плотно побеседовала Вирджиния Истмен, бывший журналист BBC, где она освещала события делового мира, а сейчас — глава лондонского офиса кадрового агентства Heidrick & Struggles.

Мы публикуем некоторые выдержки из их беседы, которые могут быть интересны и нашим постоянным читателям. Беседа по большей части была посвящена сервисам Spotify и стратегии развития компании.

- Какой процент пользователей приносит вам стабильный доход? — спрашивает Истмен.

- Мы не приводим точных цифр. Они еще не достигли двузначных значений, но мы полагаем, что все к этому идет. Мы всегда осознавали, что подавляющее большинство пользователей предпочтет свободный доступ к сервису, но так как масштабы его распространения впечатляют, нам не о чем беспокоиться. Цифры говорят сами за себя.

В июле мы рассчитывали на 35% прибыли от распространения в Швеции цифровой музыки. В Швеции число наших пользователей достигло миллиона, это при населении всего в 9 миллионов человек. Это и есть ключ к успеху: масштаб. В любой бизнес-модели, в рамках которой услуги предоставляются бесплатно, если маржа измеряется двузначными числами, уже можно считать, что ваши дела идут хорошо. Так что мы на правильном пути. Наш доход вырос на 50% по сравнению с предыдущим месяцем, мы удваиваем прибыль каждые 2 месяца.

Сейчас многие сомневаются в эффективности такой модели. Я знаю. И конечно, в пока что сравнении с продажами CD дисков мы проигрываем. Но если привести сравнение с объемами незаконно скачиваемых файлов, то мы показываем неплохие результаты, особенно если учесть, что масштабы распространения нашего сервиса постоянно растут.

Пока рекламодатели заметят новый сервис, всегда проходит некоторое время, но они уже начинают проявлять интерес: уже сейчас мы доказываем, что скоро приобретем немалую популярность. Многие рекламодатели изменяют свое отношение к нашему сервису поскольку видят, что наша модель реально работает.

- Что-либо может приостановить успешное распространение вашего сервиса, — поинтересовалась Истмен. — Быть может, конкуренция, или государственное регулирование?
Если что-нибудь и может, то только конкуренция; более совершенный продукт. Если же это будет государственное регулирование, значит, мы изначально что-то делаем неправильно.

- Считаете ли вы конкурентом iTunes?

- Нет, iTunes совершенно не составляет нам конкуренции. Наш основной конкурент — это цифровые пираты.

- Считаете ли вы, что Spotify сможет переломить ситуацию с ростом цифрового пиратства?

- Я думаю, да. Уже было проведено множество исследований того, как изменяется поведение пользователей после того, как они попробуют Spotify. Но одно утверждение остается неизменным во всех случаях: 80% пользователей Spotify заявили, что перестали обмениваться файлами в сети. И для большинства из них это нисколько не ударило по карману (нам кажется, что если это на самом деле было так, то можно было бы сказать, что в деле борьбы с пиратством наметились явные сдвиги — редакция).

Следующий вопрос Истмен был посвящен тому, как изменятся доходы Spotify в дальнейшем: какую часть прибыли будут составлять абонентские платежи, а какую — доходы от размещения рекламы? А также, что Эк думает о бизнес-моделях будущего?

- Большую часть нашей прибыли составит абонентская плата — возможно, 60% против 40% дохода от размещения рекламы. Я верю в успех нашей бизнес-модели, потому что в конечно счете информация должна быть доступна всем без каких-либо ограничений.

Нам нужно что-то новое. Индустрии новостей и развлечений находятся в тяжелом упадке, но, несмотря на это люди больше чем когда-либо нуждаются в новом контенте, и для этого им требуется большое разнообразие информационных источников.

В современных условиях нам приходится быть изобретательными. И это касается уже не только самой бизнес-модели. Суммарная прибыль будет складываться из доходов от размещения рекламы, абонентских платежей, доходов от мерчендайзинга, разовых продаж…

Истмен также спросила: «Какова будет ваша новая серьезная задача после покорения мобильного рынка?» Spotify недавно выпустил приложения для iPhone — одно для «Андроидной» платформы, другое — для 60 телефонов серии Symbian.

- Наша задача — облегчить людям возможность загружать и обмениваться музыкальными файлами, — уверен Эк. — В особенности это касается плейлистов. В настоящий момент вокруг Spotify образовалась своеобразная экосистема, включающая сайты, подобные ShareMyPlaylists.com, но такие сайты — всего лишь хранилища плейлистов. Мы не хотим копировать такую концепцию. Наша задача — создать удобные средства и методы обмена и управления данными.

Во время интервью, транслируемого в эфире Q&A, редактор одного из отделов BBC Тим Вебер также задал два вопроса, которые интересуют многих: когда же Spotify станет рентабельным? И какова стратегия возврата инвестиций?

- Я не думаю, что первый вопрос представляет большой интерес, — полагает Эк. — Если бы мы хотели, мы бы уже получали хорошую прибыль, но мы выбрали другой путь — путь быстрого развития, и будем ему следовать и дальше. Марк Цукерберг принял то же решение, когда создавал Facebook. Мы еще находимся в благоприятном положении, поскольку у нас есть инвесторы, которые верят в эффективность нашего предприятия и позволяют нам следовать намеченному курсу. Мы верим в нашу задачу и верим, что сможем выполнить ее. А краткосрочная доходность сервиса меня мало волнует.

Я хочу создать компанию, подобную SAP, работа которой будет координироваться из Европы, и которая будет являться самостоятельным автономным предприятием. Наша цель — построить независимую европейскую компанию. Мы надеемся, что сможем создать устойчивое предприятие, которое сможет функционировать без какой-либо поддержки со стороны.