Осадок #54: связь на митингах, перспективы Huawei и Harmony OS, кто раздает SIM-ки у метро


«Утренняя реплика» после недолгого отпуска возвращается. На этой неделе мы поговорили о связи на митингах, перспективах Huawei и ее операционной системы Harmony OS и сорвали покровы с главной тайны современности — раздачи SIM-карт у метро. «Утренняя реплика» выходит на нашем Telegram-канале, подпишитесь чтобы ничего не пропустить.


Почему митинг на Сахарова остался без связи

Смотреть на YouTube
Слушать в mp3

В декабре 2011 года в Москве на Болотной площади состоялся первый массовый митинг, организованный несистемной оппозицией. Он стал одним из самых массовых, и помимо прочих неудобств он отличился тем, что с мобильной связью были большие проблемы. Оператор МТС, например, сообщил по итогу, что нагрузка на сеть превысила новогоднюю, другие операторы перенастроили сети с приоритетом на голосовую связь. Это обычная практика в случаях нагрузки на сеть — качество голосовой связи в отличие от передачи данных регламентируется, да и возможность вызвать скорую помощь, наверное, важнее загрузки фотографий в Instagram. Мобильный интернет практически отсутствовал, но при таком скоплении людей и отсутствии должной подготовки ничего другого ожидать было сложно. Обвинять в этом операторов довольно глупо. И вот почему.

В России сегодня существует около десятка мест, где технически обеспечен стабильный мобильный интернет для десятков тысяч человек одновременно. Это стадионы, построенные к Чемпионату мира по футболу. В чаше стадионов размещена распределенная система антенн, которая позволяет обеспечить одновременное подключение и высокую скорость передачи данных для всех посетителей футбольного матча или концерта. Эта антенная система заменяет десятки базовых станций, необходимых для обеспечения такого количества абонентов в одной точке быстрым интернетом. Например, стоит такая и на стадионе «Лужники», где проходят концерты, стримы с которых в огромном количестве появляются в сети прямо во время мероприятия.

Городская сеть в Москве построена иначе. Ставить базовые станции в центре практически негде, и если само покрытие у операторов бесшовное, то при скоплении сколько-нибудь заметного количества граждан в одной точке могут возникать проблемы со скоростью мобильного интернета. Ситуация, когда на смартфоне высвечивается 4G, а передача данных идет с микроскопической скоростью, весьма распространена.

Конечно, есть решение этой проблемы. Но, насколько нам известно, ни один из организаторов митинга его не рассматривал. Это понятно, ведь обеспечить участников мероприятия качественной связью — это сложная организационная задача плюс расходы, а вот заявить, что операторы глушат народный протест на порядок легче и укладывается в канву мероприятия. Согласились бы операторы подогнать мобильные базовые станции к месту проведения мероприятия — это вопрос, оставшийся без ответа, так как попросту не был задан.

Был на последнем митинге еще один момент, связанный с радиосвязью. Организаторы обвинили силовиков, что они глушат радиомикрофоны. Увы, это нет так. Довольно поверхностное изучение вопроса дает вполне себе понятный ответ. Несколько лет назад операторам были выданы частоты 800 MHz, и они ими, разумеется, пользуются. Это вызвало массу проблем для тех, кто годами использовал концертные микрофонные радиосистемы, использующие те же частоты. Фактически, оборудование пришлось менять, по крайней мере тем, кто организовывает мероприятия в Москве. Неудивительно, что организаторы митинга больше были озабочены тем, чтобы раскрутить тезисы о глушении сигнала, чем подобрать правильное оборудование с учетом места проведения. Не говоря уже о том, что можно было бы иметь запасной вариант с проводными микрофонами.

Мы, разумеется, не исключаем, что операторы получили распоряжение ограничить те или иные услуги связи в том или ином районе. Такая возможность у властей есть, она предусмотрена законом «О связи». Но в этом случае услуги, например, мобильного интернета были бы приостановлены полностью. Что, судя по многочисленным прямым трансляциям из «центра событий» не произошло. Выводы делайте сами, тем более, что либо доказывать в таких случаях — бессмысленно.

К оглавлению

Huawei пошел ва-банк

Смотреть на YouTube
Слушать в mp3

Новость о том, что Huawei официально представила HarmonyOS, не стала большим сюрпризом. Слухи об предполагаемом анонсе ходили довольно давно. И мы уже как-то разбирали публикации о том, каким реально продуктом на данный момент может располагать Huawei для рынка смартфонов. По доступной нам информации было понятно, что речь идёт о собственной сборке Android с набором фирменных сервисов.

Однако презентация оказалась довольно неожиданной, так как на ней было заявлено, что HarmonyOS это микроядерная операционная система, которая, однако, будет совместима со всем подряд и предназначена для всех типов устройств от датчиков интернета вещей до ноутбуков. Многие обозреватели и аналитики стали заявлять о революции в мире операционных систем и даже о том, что Huawei смогла обогнать лидеров индустрии ПО.

О микроядерных операционных системах мы тоже писали в своё время. Если очень коротко, то в теории микроядерные системы имеют множество преимуществ. Это большая гибкость и надёжность, устойчивость к сбоям оборудования, возможность обновлять компоненты системы без перезагрузки и тому подобное. Но на практике оказалось, что реализовать микроядерную архитектуру в операционной системе общего назначения крайне сложно и дорого даже для таких монстров как Microsoft или Google.

Этот момент не стал помехой для экспертов в глобальном технологическом противостоянии Китая и США. Все начали обсуждать новую микроядерную систему Huawei как нечто почти готовое к выходу на рынок. Мол, разработки ведутся с 2012 года, теперь дело движется к релизу и наконец-то Китай покажет этим американцам. Никого не смутило, что в качестве возможных ядер были указаны LiteOS, все тот же Linux и наконец, микроядро HarmonyOS. Последнее правда, ещё не готово, но эта деталь мало кому интересна. А упомянутая Lite OS — это ядро для микроконтроллеров, которое уже пару лет свободно лежит на GitHub и доступно для изучения любому желающему.

Что же касается выхода конкретных устройств на новой платформе, то в качестве таковых были заявлены телевизоры Honor Vision, которые поступят в продажу в ближайшее время. И есть большие подозрения, что никакой микроядерной архитектуры операционной системе в новых ТВ не будет, по крайней мере в момент релиза. Скорее всего, это будет все тот же монолитный Linux.

Тем не менее, сама по себе презентация действительно оказалась очень важной. Просто на ней были представлены не конкретные и уже существующие программные продукты, а декларация о намерениях и план работы на годы вперёд. О том, как это может повлиять на рынок и развитие технологий — мы постараемся рассказать завтра.

К оглавлению

Huawei представил свою мобильную OS. Что дальше?

Смотреть на YouTube
Слушать в mp3

Вчера мы рассказали о том, почему презентация Huawei на которой представили HarmonyOS стала в большей степени пиар-акцией, нежели презентацией продукта. По сути, это декларация о намерениях, хотя и весьма серьёзная. Она окажет заметное влияние на рынок в целом, и, кроме того, в общих чертах демонстрирует выбранное направление движения как самой компании Huawei, так и китайского правительства.

По большому счёту, каких-то оригинальных визионерских или революционных решений представлено не было. Это традиционная для китайских компаний сборная солянка из того, что они считают лучшими примерами. То есть из экосистем Google и Apple. Об архитектурных особенностях операционной системы HarmonyOS, которая должна стать краеугольным камнем новой экосистемы Huawei, мы уже говорили вчера. Не смотря на победный тон спикеров и восторги блогеров, в отношении ПО и сервисов Huawei пока находится в стане догоняющих. И если говорить о сервисах, то при должном усердии решить наиболее острые проблемы в этой сфере китайский концерн может за пару лет. При решении этой задачи хорошим фундаментом будет многолетний опыт развития инфраструктуры на глобальных рынках, а также развитие своей экосистемы на внутри Китая.

А вот с созданием своего стека программного обеспечения дела обстоят не так радужно. Слишком большой и сложный технологический блок для этого необходимо заменить. Хотя многим и кажется, что написать свою операционную систему с нуля совсем несложно, были бы деньги. Это весьма оптимистичное утверждение, с которым даже не хочется спорить.

Хотелось бы обратить внимание оптимистов на разницу между неким концептуальным прототипом и системой пригодной для промышленной эксплуатации. Если её выражать в человекочасах, то она может различаться в десятки раз. И для индустрии в этом факте нет ничего нового или шокирующего. Подобные проблемы были проанализированы и описаны ещё в 1975-м году в классическом труде Фредерика Брукса. Это не смотря на то, что сорок пять лет назад разница в трудозатратах была меньше, так как программные системы тогда были устроены несколько проще. И в той же самой книге был сформулирован так называемый Закон Брукса: «девять женщин не смогут родить ребёнка за один месяц».

Эта наглядная аллегория показывает, что никакие стахановские методы не помогут Huawei быстро выпустить полностью новую операционную систему надлежащего качества с набором сервисов в короткие сроки. Единственная возможность оперативно решить проблему — это создание собственной сборки на базе Андроида, впрочем, о чём мы и писали ранее. Для реализации того, что было показано в презентации потребуются невероятные кадровые резервы и не менее 5-7 лет напряжённой работы.

Нужно сказать, что в Китае понимают масштаб задачи и мобилизуют гигантские ресурсы для её решения, в том числе серьёзно модернизируя систему образования и привлечения кадров, так как длительность этого забега измеряется десятилетиями. Тут, кстати, хотелось бы передать отдельный привет отечественным импортозаместителям, у которых все вопросы решаются чемоданом купюр и рулоном наклеек, которые лепятся поверх иероглифов.

Учитывая ситуацию, можно предположить, что со стороны американских компаний последует ряд ответных мер, в том числе переход на более закрытую модель разработки ПО, особенно в некоторых чувствительных для конкуренции областях. А это в свою очередь, может привести к постепенному разделению рынков и платформ, серьёзно осложнит жизнь мелким и средним игрокам, ну и в целом послужит сдерживающим фактором для развития индустрии.

Есть, конечно, шанс, что противостояние США и Китая несколько ослабнет и будут достигнуты компромиссы, которые снизят напряжённость, но в отличие от технологий, в этой сфере мы не берёмся делать какие-либо прогнозы. Благо, уж в чём в чём, а в политических предсказаниях сейчас недостатка нет.

К оглавлению

Кто и зачем раздает SIM-карты у метро?

Смотреть на YouTube
Слушать в mp3

На этой неделе самое бесполезное из наших ведомств под руководством неутомимого господина Жарова в очередной раз отчиталась о конфискации SIM-карт с черного рынка. Такие сообщения практически никогда не несут особой смысловой нагрузки, так как помимо факта конфискации никаких деталей не сообщается. У кого конфисковали, что стало с этим негодяями, были ли SIM-карты — все это вопросы, повисающие в воздухе. И, если честно, все это похоже на яростную борьбу коррумпированных мексиканских полицейских с наркотрафиком, они тоже конфискуют тонну кокаина, но умалчивают о том, что сто тонн отравы спокойно проследовали в пункт назначения. О рынке SIM-карт, называемых «серыми», мы пишем не так часто. Так давайте поговорим о них этим августовским утром.

Для начала стоит определиться с терминами. «Серыми» называют SIM-карты, которые абонент получил без обязательных процедур оформления. В случае с Москвой подразумеваются те SIM-ки, что раздаются мутными личностями у станций метро. Эти контракты зачастую выдаются полностью работоспособными, а значит, они уже на кого-то оформлены. На кого именно — не так важно, потому что регламентом оператора разрешается на один паспорт вешать большое количество SIM-карт. Это понятно, мы стоим на пороге интернета вещей и если пять лет назад ограничение в пять номеров на паспорт выглядело избыточным, то сегодня в некоторых случаях и десятка SIM-карт может не хватить. Особенно если вставлять их во все домашние бытовые приборы. Вот и получается, что по большому счету достаточно иметь доступ к базе паспортных данных, чтобы активировать сколько угодно SIM-карт. А уж с сегодняшними технологиями удаленного оформления все становится совсем просто.

Поэтому те SIM-карты, которые раздаются у метро, либо уже оформлены на кого-то и активированы, либо требуют от абонента таки заполнить и принести договор в салон оператора. В любом случае, юридически эти SIM-карты ничем не отличаются от оформленных в салоне. Так почему же они «серые»? Видимо, потому что «белыми» традиционно считаются SIM-карты, оформленные по старинке — через интернет или в салоне оператора, с соблюдением всех процедур и сопутствующих им навязывании дополнительных услуг. Про то, как опасно сегодня ходить в салоны операторов, мы относительно недавно уже рассказывали.

Проблемой для рынка являются не «серые» SIM-карты, а мертвые души, которыми напичканы операторские базы абонентов. Ведь даже при самом оптимистичном раскладе в России можно наскрести сто миллионов абонентов. Ежегодно может появляться миллион-два новых абонентов из числа тех, кто уже перестал ходить под стол и обзавелся своим первым мобильным телефоном. А количество проданных SIM-карт только в прошлом году составило 97 миллионов штук. Представьте, в стране, где поголовно у всех уже есть мобильные устройства и SIM-карты, продается 97 миллионов SIM-карт. Кто их покупает? Покупает ли? Или же это те самые «серые» SIM-карты, которые раздаются бесплатно или без особого шума добавляются в чек покупателя в салонах связи?

Вся возня вокруг «серых» SIM-карт не интересна никому — ни операторам, ни абонентам, ни рынку. Но менеджерам очень хочется получить премию за ударную работу, а один из главных KPI — это как раз продажа SIM-карт. Об этом постоянно говорят в интервью топ-менеджеры, мол, нам нужна розница, чтобы продавать контракты. Кому и зачем — непонятно. Где все эти загадочные 97 миллионов новых абонентов — неизвестно. А ведь в прошлом году продажи снизились, так то ежегодно под 100 миллионов SIM-карт продается.

Только вот «продажа» не означает, что была «покупка». Можно отдать дилеру пару миллионов SIM-карт и оформить это как продажу, тем более формально это и есть продажа. Все довольны. Менеджер выполнил KPI, дилер раскидал у метро SIM-карты, аналитики получили пищу для анализа. Все при деле. Даже Жаров.

К оглавлению

Подписывайтесь на канал Content Review в Telegram и читайте свежие «утренние реплики» ежедневно, а не раз в неделю. Приглашаем вас и в новый канал «Телеком поток», куда транслируются все новые публикации с сайта Content Review без авторских комментариев.

Присоединяйтесь к нашему каналу в Telegram, группам ВКонтакте и Facebook!
comments powered by Disqus