Российские мобильные телефоны меняют гудки ожидания на рекламные объявления

В пятницу, 15 мая, случилось весьма интересное событие. Дмитрий Плущевский, мало известный персонаж, отличившийся продюсированием мобильной игры "Танчики", объявил о том, что им была запатентована реклама в сервисах RBT. Несомненно, мимо такого редакция Content Review пройти не могла. В тот же день Дмитрий дал интервью, послушать которое можно в Content Review Podcast. Если же послушать не получается — предлагаем вам полную расшифровку подкаста.

Иван: Добрый день, уважаемые слушатели! Сегодня подкаст проводим без Василисы, потому что у нас есть информационный повод и весь подкаст, он будет состоять из интервью. Информационный повод у нас сегодня очень простой, дело в том, что на недели некий Дмитрий Плущевским получил патент на рекламный рингбектон. И сегодня мы поговорим с Дмитрием о том, на что он надеется, как это всё будет делаться. Знает ли Дмитрий о неудачных каких-то проектах, об удачных. В общем, Дмитрий здравствуйте!

Дмитрий: Добрый вечер, уважаемые слушатели! Да, действительно, буквально на неделе получил патент, которым занимался уже более чем полгода. Это патент не непосредственно на рекламу в RBT, это запатентовать естественно не возможно. Это патент, на способ, патент на полезную модель, то есть один из способов предоставления абонентам возможности получать определенный доход, при условии установки в качестве бектона рекламного сообщения либо рекламной мелодии той или иной компании.

Иван: Здесь Дим я тебя сразу перебью. Почему ты решил запатентовать, ту технологию, которая в принципе уже обкатана? На нашем сайте, на content.review, мы писали о том, что совсем недавно Turkcell (это турецкий оператор, который в той или иной мере присутствует в СНГ как оператор Life) закончил успешно пилотный проект по рекламе в рингбектонах. Если я точно помню, они давали абонентам бесплатные минуты и SMS за то, что те соглашались чтоб их стандартные гудки были заменены, на некие рекламные гудки. Так в принципе, технология известна, уже реализована, понятно, что в другой стране, но сейчас же в мире границы практически стерты. Так зачем было патентовать? Почему бы просто не начать работать?

Дмитрий: Понимаешь Иван, ситуация следующая. Не знаю, поверишь ли, мне ты, поверить ли мне наш уважаемый слушатель, но как бывает очень часто, идея по рекламному RBT пришла мне совершенно независимо оттого, что кто-то где-то реализовал это до этого. Произошло это летом прошлого года, когда еще не был запущен в активную фазу вот этот проект Turkcell, он был в стадии тестирования, информация о нём было очень немного. И действительно идея пришла мне в голову, совершенно независимо от существующих на рынке решений, предложений, а как дополнительная возможность для абонентов по кастомизации телефонов и получении дополнительного дохода. Конечно, она пришла мне не случайно, дело в том, что до того момента, когда я занялся рынком мобильного контента и бизнеса в этой сфере, я достаточно долгое время занимался рекламным бизнесом, рекламными технологиями, в том числе вопросами лояльности, вопросами формата розничной торговли, вопросами промо-акций, симулирования сбыта и прочее, прочее. И, в тот момент, когда я погрузился в область мобильного контента и познакомился глубже с технологиями RBT, мне пришла в голову, совершенно независимо, идея о том, а почему бы это не сделать. Естественно, я не сторонник закрытых проприетарных решений и не сторонник закрытой технологии, просто в тот момент, когда я попытался выйти с этим предложением и с этой идеи по поводу того, что, а давайте я буду искать и подключать к этому процессу рекламодателей. В этот момент, я натолкнулся на совершенно, глухую линию обороны, выразившуюся в том, что никто из компаний большой тройки, кто на тот момент управлял ресурсами RBT, крупных операторов, не готов был вести такие переговоры. С некоторыми из них у меня даже были назначены какие-то встречи, но никто из них не проявил достаточного интереса к этому решению. И после того, как я уже оформил заявку, подал на поиск соответствия, объявилась новость о том, что Turkcell запустил в коммерческую эксплуатацию этого проекта. Фактически процессы пошли параллельно. На данный момент, патент, который у меня имеется, это патент, еще раз повторюсь, всего лишь на один из вариантов предоставления, это вариант, который учитывает вознаграждение абоненту, то есть если абонент захочет поставить для себя рекламный бектон бескорыстно, то, пожалуйста, это не запрещено. Более того, патент, которым я обладаю, не предназначен для того, чтобы никто этого не делал. Скорее наоборот, патент нужен для того, чтобы начать диалог, на основании не просто идеи, что, а вот посмотрите, у меня есть такое-то решение. Дело в том, что я пытался общаться даже с разработчиком платформы RBT-Беркут, один из лидеров рынка, соответственно также никому ничего не нужно здесь. Потому что компания, которая оперирует порталами, оперирует RBT ресурсами операторов, они себя чувствуют настолько хорошо, что ничего не нужно.

Иван: Дим, я, наверное, тебя перебью. Я понимаю, что накипело. Давай, тогда немного поговорим о том, о чём ты как раз уже упомянул, о том, что здесь в первую очередь учитываются интересы абонента, то есть абонент получает определенную выгоду. Насколько мне известно, за рубежом, есть операторы, которые запустили рекламу в RBT. Полностью в открытой фазе этот проект, действительно, есть только у Turkcell, остальные операторы тоже пытаются что-то делать. Особенно к этой технологии пытается присматриваться оператор Блик, который изначально в Великобритании работал по модели, что подключайся к нам, получишь 50 минут и сколько-то там SMS, взамен того, что ты будешь получать SMS-рекламу. То есть рекламные бизнес-модели, они на Западе уже существуют. Насколько, опять же мне известно, в России, были некоторые проекты мобильной рекламы, они проводились нашими операторами крупной тройки. Особых результатов они не дали. И это даже не то, что меня волнует. Меня волнует то, что происходило в прошлом году, а именно это война между компаниями Gigafon и Суперфон, которые использовали мобильные приложения, которые транслировали рекламу на экране мобильного телефона. В основном это были мобильные телефоны NOKIA. И в обмен абонент получал реальные деньги на счет, к сожалению, я не знаю сколько, я даже не видел этих людей, которые этим хоть раз как-то воспользовались реально. Но я точно знаю, что оби компании съели друг друга, а операторы так и не заинтересовались. То есть они не смогли набрать достаточную базу абонентов, которые бы согласились смотреть вот на эту рекламу. Чем ты хочешь заинтересовать абонентов, которые и так сейчас не очень горят рингбектоны подключать? Как? Минуты ты им будешь предлагать бесплатные, деньги? Какая бизнес-модель? Я вот абонент, что ты мне предлагаешь?

Дмитрий: Ну, смотри Иван, давай рассмотрим, раз ты затронул эти компании, их бизнес-модель. Во-первых, ситуации Gigafon и Суперфона, реклама предлагалась к просмотру самому владельцу мобильного терминала, мобильного телефона, и соответственно, что он смотрел эту рекламу, не смотрел, было не понятно. Соответственно, то, что предлагаю на данный момент реализовать я, и то, что предлагаю многие в мире, как ты правильно заметил, компания Turkcell это внедрила уже, это возможности для абонента многофакторные. Во-первых, это возможности кастомизации и идентификации себя с определенной группой, то есть начнём с того, что я как бывший рекламщик …

Иван: То есть приверженность к бренду, да?

Дмитрий: Приверженность к бренду, да. Возможности идентифицировать себя с определенным брендом. Любители Apple, могли бы поставить себе рекламу iPhone, любители спортивного образа жизни могли бы поставить рекламу Reebok. Это в первую очередь некая идентификация. И скажу тебе, что многие не против действительно воспользоваться этой возможностью, потому что бектоны, по сути, являются неким твоим жизненным девизом, жизненным символом неразрывно связанные с нашей жизнью. Поэтому эта возможность, будет им, как минимум интересна, как минимум. Далее от них это ничего не требует, если ты вспомнишь бизнес-модель упомянутых тобой компаний, от абонента нужно было очень многое. Он должен был иметь как минимум смартфон, должен был что-то скачать, должен был зарегистрироваться. Это неудобно. Огромное количество интересных идей и интересных проектов разбивалось о простую фразу — «Это неудобно!». RBT — такая модель, которая совершенно не напрягает абонента, которая не требует от него ничего. И тут начинает уже, при прочих равных условиях играть немаловажный фактор вознаграждение. Потому, что опять-таки компании Gigafon и Суперфон, одна из них, не буду точно говорить какая, столкнулась с тем, что они потеряли значительную часть своей аудитории, именно после того как они перешли с начисления абоненту денег к начислению абоненту бонусов. Соответственно в условиях, будь он уже не ладен, этот финансовый кризис, пусть уж меня не закидывают шапками за упоминание этого явления. Я думаю, что многим абонентам несколько сотен рублей на мобильный счет не помешает.

Иван: Сотен рублей? Так много?

Дмитрий: Я думаю, это всё зависит от количества звонков абонента. Конкретных цифр мы пока, что не готовы просчитывать. Я думаю, что в какой-то момент может быть даже внедрена система тендерная, типа Яндекс-директ. Где рекламодатель выставляет соответствующие ставки за прослушивания одного сообщения и тот, кто больше выставить, соответственно того больше будут и слушать. Это вполне жизнеспособная бизнес-модель. И она будет работать.

Иван: Сразу вопрос, извини что перебиваю. Хорошо, всё очень здорово. Как раз по бизнес-модели, чем больше мне звонят, тем больше я получу. Я правильно понял? Завязка будет на количество входящих звонков мне, то есть, сколько человек прослушает мою мелодию.

Дмитрий: Один из вариантов. Существуют разные модели, всё зависит от социодемографического портрета абонента. Я всё-таки, позволю себе закончить мысль.

Иван: Да конечно, у меня просто очень хороший такой вопрос интересный, но ты закончи.

Дмитрий: Ты упомянул уже, об одной из самой важной ошибке Суперфона и Gigafon, они попытались действовать в независимости от операторского рынка. Это в данных условиях невозможно. Весь рынок мобильной связи, сейчас завязан на операторов и эта тенденция во всем мире существует, что и retail, и контент, и аппараты, это все завязано на операторов. Поэтому единственные кто может гарантировать успешность данного проекта, это операторы. Поэтому естественно, что первое, что я сделал на этом поле это начал диалог с операторами. И естественно с потенциальными рекламодателями. Для этого мне как раз и нужен был патент, потому что просто прийти в компанию и сказать: «Ребята, давайте делать этот проект!». Они скажут: «Дай нам платформу, дай нам рекламодателя!». Ну, то есть это очень многофакторная модель, для того чтобы это разрешить, нужен был патент. Соответственно он есть и я думаю, что сейчас мы начнём определенный диалог с заинтересованными операторами. Их не только три у нас в стране, к счастью, да. Поэтому я думаю, что заинтересованные операторы найдутся.

Иван: Ага, хорошо. Но я всё-таки вернусь к бизнес-модели. Понимаешь, как показывает практика и история развития вообще монетизация любой услуги, будь-то услуга оператора, будь-то услуга в интернете, рано или поздно она сталкивается с таким понятием как фрод, мошенничеством. Меня что зацепило в твоей фразе, во-первых, это сотня рублей, это очень большое вознаграждение. Действительно большое вознаграждение, потому что даже БЛИК, который рассылает рекламное сообщение, он дает услуг, ну на 2 фунта, это максимум, совсем другие цифры. Ты упомянул, про аналог Яндекс-контекста. Смотри я ушлый товарищ, хочу себе на счёт много денег. Ну и соответственно делаю что, даю объявление в газету, что-то такое бодренькое. Ну, я не знаю, прям например «Срочно продам квартиру в Москве за 150 000 долларов». Отлично, сразу разберут, потому что слишком низкая цена. Звонков будет уйма.

Дмитрий: Иван, я от тебя тоже позволю себя перебить. А где здесь фрод?

Иван: А смотри, фрод в том, что эти люди они будут слушать эту рекламу, да. Но я то трубку брать не буду.

Дмитрий: А зачем ты должен брать трубку? Я буду давать.

Иван: Нет, ну смотри. По идеи, рекламодатель дает рекламу согласно какому-то портрету этого человека. Соответственно рекламодатель рассчитывает, что большинство звонков, будет хоть как-то связано. Я, например, молодой человек, люблю Coca-Cola. А я дал объявление рекламы, а там состоятельные люди, которые Coca-Cola не пьют вообще, там десятки лет. Им эта Coca-Cola просто непонятна, ну раздражение. В отчетности будет видно, что ко мне поступило 1000 звонков, но в реальности эффективность такой рекламной кампании будет нулевая. В этом и заключается фрод, мошенничество.

Дмитрий: Давай сразу определимся с тем, что эффективность данной рекламной кампании будет не нулевая, совершенно точно, потому что те, кто будут звонить и слушать это в любом случае будут живые люди. Начнем с того, что все-таки реклама такого характера, которую не может померить Gallup, которую не очень понятно кто её будет слушать, это всё равно вещь имиджевая. Соответственно вещь имиджевая, причем с довольно широким разбросом целевой аудитории, рисуя картину рекламодателей, мы попадаем в сегмент FMCG. Я тебя уверяю, что сегмент FMCG это товары массового потребления, те которыми пользуется большая часть населения. И я уверяю тебя, что те люди, которые будут звонить по вот этим объявлениями, это тоже люди, которые тоже пьют Coca-cola, будь она упомянута всуе, но это, конечно же, не решение. Но позволь тебе заметить, что наша система только находится на стадии переговорного процесса, а существующие фрод-фильтры, существующие фрод-системы не решают целиком проблему фрода.

Иван: С этим я не спорю, но Дмитрий я опять же позволю себе перебить. Я всё понял, да с одной стороны цель достигается. Но если мы посмотрим на развитие Интернет-рекламы, а именно её аналог ты привел, мы сейчас с тобой говорим, что реклама в рингбектонах или бектонах, как ты её называешь, это в принципе аналог рекламы по показам. То есть ты покупаешь баннер, и он откручивается по определенным показам. Причем рекламодателю тоже пофигу, ну что там, Coca-cola, например. Дикая Орхидея на Mail.ru давал рекламу, и ей пофигу. Но она точно знает что Mail.ru это определенный Интернет сервер, куда в принципе заходят с определенной целью, не просто так. Но данная бизнес-модель всё равно рухнула. Потому что стало создаваться огромное количество сателлитов сайта, на которых вешались баннеры, на которых откручивались показы и которые потом оплачивались. Именно поэтому умерли баннеро-обменки, где в принципе шла определенная конвертация денег. И интернет индустрия все равно перешла на клики, пусть там они стоять от 1 копейки до 100 рублей, но они чего-то стоят. Так не кажется ли тебе, что в принципе, повторять ошибки прошлого, тоже как-то не очень?

Дмитрий: Согласен полностью, здесь. Существует множество решений. И та бизнес-модель, которую мы сейчас утверждаем, когда абоненту платят деньги, это самая банальная и не всегда самая эффективная модель. Дело в том, что существует множество других способов, как можно заставить абонента поставить себе рекламный бектон. Ну, например, некая компания проводит рекламную акцию и все, кто установил себе на телефон бектон этой компании автоматически, участвуют в розыгрыше чего-либо. Пойми, что это один из вариантов. Второй вариант: сумму вознаграждения, которую ты можешь получить за прослушивания твоими людьми, которые тебе звонят, очень четко привязано к твоему, будем так его называть, среднему чеку, который у тебя был за предыдущий период. Соответственно, если мы знаем, что абонент номер такой-то, в среднем за прошедшие 3-4 периода тратил в месяц по 34 доллара и, имея такое-то количество звонков, соответственно мы можем представить примерный его соцдем портрет. Таким образом, мы можем, во-первых, отследить фроды. Таким образом, мы можем отследить какие-то изменения в характеристиках поведения данного абонента. Именно поэтому мы будем запускать этот проект только в плотном общении с оператором. Дело в том, что без такой информации, без таких портретов ни один рекламодатель не даст нам денег, пока мы не скажем, кто будет ставить себе его бектон. Если это абонент, который тратить в среднем 15 долларов в месяц значит это один портрет. Если это абонент с другим трафиком, это другой портрет, для него нужны другие бренды и т.д. Поэтому вполне возможно, что эта услуга будет доступна для абонентов с не менее там 3-4 месяца, тем которые уже не с новой симкой начинают пользоваться, а с теми, кто уже себя как-то зарекомендовали.

Иван: Ну, понятно, так же как и подключается сейчас, я не помню, как это услуга называется, доверительный платеж у БИЛАЙНА.

Дмитрий: Совершенно точно, это всё построено на истории взаимоотношений. Теперь что касается того, как эта реклама связана с интернетом за клики. Ты понимаешь, существует еще куча возможных вариантов. Это может быть и ежемесячная компенсация какая-то, это может быть спонсирование определенного контента. Рекламу и контент пытаются поженить, давно очень, пытаются найти разные формы взаимодействия рекламы и контента. И я считаю, что реклама в RBT не будет неким таким явлением, которое будет всеобъемлющим и охватит, но оно найдет свою нишу. Оно найдет и своих абонентов и своих рекламодателей. Тот же Turkcell за год набрал не более двухсот тысяч абонентов, и он уже наверняка решал проблемы связанные с фродом. Я не знаю, как он их решал, но, тем не менее, эти абоненты …

Иван: А я скажу, как они решали. У них есть ограничения по вознаграждению, то есть больше определенной суммы ты не получишь.

Дмитрий: Это та же абонентская плата, она вытекает из твоего среднего чека в месяц. Поэтому я думаю, что нам естественно придется столкнуться с этим проблемами. Но я уверен, что мы их все решим. Эту рекламу не надо сравнивать с банеро-обменками, эта реклама – это имиджевая реклама, которая не имеет своего конкретного потребителя.

Иван: Ну, я тебя понимаю по поводу имиджевой рекламы. На content-review она тоже размещается. Вопрос следующий, вот, насколько мне известно, для того, что бы заинтересовать оператора не достаточно красноречия. Это подтверждается практически на каждом из форумов, которые проходят практически 2 раза в год, один в Москве, другой в Питере, посвященных мобильному контенту. Каждый раз всплывает мобильная реклама и встает какой-нибудь представитель, я даже знаю какой, но не буду говорить кто, к микрофону и задает вопрос: «Скажите, пожалуйста, какой доход?». А ему: «Ну не знаю, наверное, миллиона два долларов для оператора». «Не интересно». Им действительно не интересно, потому что ну это не та сумма, за которую оператор готов вообще, грубо говоря, гемороиться. Согласись, здесь очень он получает небольшую сумму, а теряет многое. Смотри, тут как раз еще второй вопрос, это вопрос конфиденциальности. Оператор не имеет права передавать никому и сам не имеет права пользоваться информацией о своих абонентах, исключения там делать, когда дело касается каких-то услуг. Когда там человек звонит в службу поддержке и говорит, а я могу, включит какую-то услугу, которая как раз и связана с историей взаимоотношений. И тогда операционист получает доступ к этой информации. Мы не трогаем сейчас, очень сомнительные проекты последнего времени, там «Выиграй миллион», когда идет безудержный спам. Ничем не объяснимый кроме финансового кризиса. Но, в принципе, если мы говорим про цивилизованный рынок, а мы к нему все-таки выходим так или иначе, то конфиденциальность, ставится просто в главу угла.

Дмитрий: Окей! Вопрос правомочный. И ответ на него совсем простой. В мире, который те называешь развитый, существует такая форма договорных отношений, как договор оферта. Абонент, подписываясь на возможность получения денег в системе рекламных RBT, тем или иным способом подписывает соглашения о передачи информации о своем профиле в данную систему. Соответственно, оператора не имеет права, ни при каких обстоятельствах, передавать эту информацию, за одним исключением, если сам абонент его об этом попросил. Естественно, что условием вступления в эту систему, будет подписание, путем отправки SMS либо путем регистрации на определенном сайте, некого соглашения о конфиденциальности в рамках которого абонент поручает оператору передавать нам некую информацию. Это что касается твоего второго вопроса касаемого конфиденциальности. Вопрос касаемо денег. Ты понимаешь, какая штука. Всё-таки рекламные бектоны, это не совсем источник дохода для абонента. Здесь в первую очередь мы являемся создателями и право обладателями некого рекламного бектон-контента, который как я уже в начале упоминал, позволит, даст возможность многим абонентам идентифицировать себя с группой. То есть выбрать именно тот бектон. Пойми, что рекламные бектоны это не обязательно «компания череповецкий металлургический комбинат предлагает закупить трубы большого диаметра». Это совершенно не так, это могут быть джинглы, и, между прочим, рекламные мелодии джинглы, и, между прочим, некоторые компания, такие как Мегафон, уже вовсю использует абонентов бектона в виде своей рекламных джинглов.

Иван: Я поправлю.

Дмитрий: Да.

Иван: Я поправлю. Это не компания Мегафон предоставляет свою мелодию, а до недавнего времени, просто это мелодия была по умолчанию так же как МТСа. Но почему, я говорю, до последнего времени, потому что это как-то кто-то придрался, что это реклама, а рекламой заниматься нельзя оказалось. Как ты эту рекламу собираешься решить?

Дмитрий: Давайте, тогда небольшой экскурс в юридическое право осуществим.

Иван: Но только не очень большой, чтоб не утруждать слушателей, которым интересно немного другое.

Дмитрий: Значит, если очень не большой, то можно. Это я уверен, что мы столкнемся с антимонопольной службой, которая в какой-то момент придет и скажет что нельзя. Уверяя, что закон о рекламе достаточно подробно описывает, что можно, что нельзя. На данный момент реклама в телевидении, которую вы смотрите, можно также идентифицировать как навязывание, на радио то же самое, баннеры в интернете абсолютно то же самое. Наружную рекламу, которую вы смотрите, вас тоже никто не спрашивает, хотите вы смотреть или нет. Рекламу, которую вы поставите у себя это такое же точно проявление медиа, как и все остальное и она относится по закону о рекламе в части радийных, эфирных сообщений.

Иван: Я все-таки бы поспорил. Почему? Потому, что если мы говорим о наружной рекламе, это вообще всё очень просто, ты покупаешь землю, а под щитами земля купленная, и ставишь туда всё что не противоречить законодательству. То есть ни голого мужика, ни женщину, ни призыв к насилию. Хочешь поставить рекламу, на здоровье, это твоя земля. То же самое, кстати, касается телевидения, это твой телеканал, ты действуешь в рамках закона. То же касается сайта, это твой сайт. Но когда мы говорим о пространстве, это сложно сказать, телефона. Абонент подписывается на услуги оператора, которые четко регламентированы. Де-факто абонент может подать в суд на любую не запрошенную SMS-ку от оператора. Косвенно доказать там, что оператор прислал заметку о том, что кто-то там прислал SMS «Пришли мне SMS получишь миллион». Это тоже навязываемая реклама и засудить оператора соответственно. И когда ты совершаешь звонок кому-то и ты не сможешь доказать, что технически платформа не настроена так, что сначала звонящий должен прослушать мелодию и только после этого человек возьмет трубку. Да, договор оферты, всё это хорошо, но всегда найдутся недовольные. Именно пара прецедентов может, зарубит всю идею. Ты понимаешь, о чем я говорю? Найдется пара идиотов, ну извиняюсь, что так грубо, которым там на том поводе никто не отвечал, а они задолбались слушать эту рекламу. И на кого они будут жаловаться, они будут жаловаться не на абонента, они будут жаловаться даже не на твою компанию, которая организовывает рекламную компанию. Они будут жаловаться на оператора и для оператора это важно, потому что будут жаловаться на него. Любая жалоба, поступаемая в соответствующие органы, на неё очень сильная реакция идет. Именно поэтому загибается сейчас более менее рынок мобильных микроплатежей. Фрод, его настолько дискредитировал, что когда ты задаешь оператору вопрос о мобильных платежах, ты видишь священный ужас, и требования ни в коем случае не включат микрофон. То же самое, на мой взгляд, грозит рекламным рингбектонам, потому что, да договор оферты, да согласие, но это ничего не значит. Всегда можно, у нас же закон гибок не только в твою сторону, он гибок и в сторону потребителя.

Дмитрий: Я думаю, что мы обязательно столкнемся с этим вопросом, именно поэтому мы сейчас обратились за разъяснением определенной неопределенности в законодательстве, в законе о рекламе в компетентные юридические фирмы. И в пакете тех документов, которые мы будем предоставлять оператору при нашем знакомстве, помимо патента, помимо бизнес-плана и помимо потенциальных рекламодателей, обязательно будет лежать юридическая справка. Да конечно проблема подобная существует, но если с данного бизнес-процесса выплачиваются все налоги, если это не противоречит напрямую законодательству и если законодательство позволяет трактовать действия в твою сторону, я уверен, что можно найти компромиссное соглашение. И оно будет лежать в плоскости текста соглашения, которое будут подписывать абоненты.
Что касается технической стороны вопроса, то возможно это решается достаточно просто, что человек, который не согласен прослушивать рекламу, во время ожидания пока его абонент ответить, может нажать «звездочку», «решетку» либо что-то еще и рекламное сообщение смениться гудками.

Иван: Хорошо. По поводу нажать «звездочку» или «решетку», я, конечно, могу вставить свои три копейки. Это не вопрос, это просто риторическое замечание. Я достаточно часто звоню в различные тех. службы, даже в компании. Ты знаешь, что бы узнать кнопку, что бы услышать оператора, а это далеко не всегда нолик, надо выслушать огромное сообщение о том, что я могу сделать, нажав 1, нажав 2, нажав 3. И только через полторы минуты мне сообщают, что, нажав такую-то кнопку тебя, свяжут с оператором. Это просто замечание, а вопрос на самом деле, более конкретно, потому что нам надо уже закругляться. Вопрос последний и очень конкретный, ты профессиональный рекламщик, как я понимаю, и изучил эту тему, ты оценил все возможности, скажи, если при условии что операторы тебе дают зеленый свет, какой объем рынка такой рекламы? В год, в миллионах долларов.

Дмитрий: Это очень вопрос серьезный, я естественно не готов на него сейчас ответить.

Иван: Ну, оцени?

Дмитрий: Я думаю, что этот объем рынка будет, сравним с рынком интернет-рекламы 3-4 летней давности через полтора-два года после начала предоставления такой услуги.

Иван: Ты как-то так здорово сказал. А какой тогда был объем рынка?

Дмитрий: Надо посмотреть, я не могу сейчас это сказать, потому что мы сейчас ведем принципиальные вопросы, это так как ты строишь дом и возможно ты думаешь, в самом начале об отделке и какой ты выберешь кафель себе в ванную. Но я думаю, что если мы принципиально решим вопросы и в том числе с юридической точки зрения. 5 копеек вставлю в этот вопрос, потому как он на самом деле один из самых важных. Дело в том, что существуют и будут в ближайшее время развиваться так называемые обратные рингбектоны, то есть когда ты звонишь кому, ты можешь слушать приятную для тебя музыку. Ты понимаешь, да. Когда я звоню тебе, я слушаю не твой бектон, который ты поставил, а я слушаю свой бектон, который я поставил. И возможно, что если нам не удастся, по каким либо причинам, пока нет таких причин, но они наверняка могут появится, решить вопрос в плоскости простых рингбектонов, мы будем ждать обратных рингбектонов. И тогда точно все проблемы, в том числе юридические будут сняты и уже здесь они будут снять 100% лицензионным соглашением. Что касается объемов рынка, то, как только я его посчитаю я обязательно тебе Иван позвоню и его скажу, для того что бы мы опубликовали это в подкасте или в качестве пресс-релиза.

Иван: Понятно. Спасибо большое Дима за то, что уделил нам время. Рассказал нам обо всем. Надеемся, у тебя все получится, конечно. С удовольствием за этим понаблюдаем. На этом все. Дима до свиданья!

Дмитрий: До свидания уважаемые слушатели!

Иван: Слушайте нас на podcast.content-review.com. Оставляйте свои комментарии, будет интересно почитать.

//
Присоединяйтесь к нашему каналу в Telegram, группам ВКонтакте и Facebook!
comments powered by Disqus