Как Йошкар-Ола стала первым городом с промышленным IoT


Что вы знаете о Йошкар-Оле? Столица небольшой поволжской республики никогда не была в центре внимания, не мелькала на первых полосах газет, а между тем оказалась теневым центром новых технологий. Город не так раскручен, как находящийся неподалеку Иннополис, но именно здесь на городской ТЭЦ-1 реализован первый в России коммерческий проект промышленного интернета вещей на сети NB-IoT МегаФона. Пропустить такое было бы кощунством, тем более транспортная доступность Йошкар-Олы серьезно улучшилась благодаря вновь запущенному аэропорту. Чуть больше часа, и вы — в центре по-настоящему удивительной природы и уникальных проектов. О том, как тут решают вопрос с доступностью связи в заповедных местах, где невозможно установить базовые станции, мы расскажем в следующий раз. А пока отправляемся прямиком на ТЭЦ-1, ставшей первопроходцем Smart Grid в России.

«Интернет вещей», как и «умный город», термин очень размытый. Будучи логичным продолжением телематических m2m-сервисов, IoT охватывает смежные области. Простая передача данных уходит в прошлое, интернет вещей — это целая экосистема, где каждый элемент не просто источник информации, но часть чего-то большего. Smart Grid — это одно из направлений интернета вещей, ориентированное на применение новых технологий в жилищно-коммунальном хозяйстве. Газ, тепло, вода, электричество — вот это все. И неудивительно, что именно в области Smart Grid сегодня запускается больше всего проектов в Европе и Азии.

В России есть отдельные кейсы промышленного интернета вещей, запущенные либо в ограниченном масштабе, как в «Иннополисе», либо в рамках жесткого технического задания, предоставленного заказчиком. История с Йошкар-Олинской ТЭЦ-1 стоит в стороне, так как это — классический пример применения IoT в ЖКХ и, по большому счету, ориентир для будущих подобных проектов.


Предизолированная труба — в прослойке прокладываются два кабеля для снятия показаний

На сегодняшний день в Йошкар-Оле проложено чуть больше 200 километров теплотрасс, это трубы, по которым подается горячая вода — для отопления и бытовых нужд жителей. 10% теплотрасс проложены с использованием новых предизолированных труб, их особенность в том, что наравне с дополнительной изоляцией они имеют провода, с которых снимается информация об изменении электропроводимости. Если произойдет утечка, то оболочка, в которой расположены эти провода, промокнет, что повлияет на их электропроводимость. Соответственно получив данные о состоянии проводов, обходчики узнавали об утечках и вызывали аварийную бригаду для их устранения.

Главная проблема заключалась в периодичности и себестоимости такого мониторинга. Снимать показания удавалось не чаще, чем раз в неделю, ведь обойти все точки довольно сложно. К тому же это процесс дорогой, ведь сотрудники на окладе тратят время на обход. Процесс снятия показаний был достаточно простым: инженер приходил в место, где установлен внешний короб с возможностью подключения прибора, замеряющего электропроводимость. Получив данные, он передавал их диспетчеру, который фиксировал их в общей базе данных и принимал решение о дальнейших действиях. Сегодня людской труд заменили приборы «Зевс-18», которые снимают данные постоянно и с заданной периодичностью передают их через сеть NB-IoT МегаФона на пульт.

Возникает вполне резонный вопрос — зачем использовать NB-IoT, ведь данных набирается от силы на килобайт, с таким объемом справится даже GPRS. Это так, однако нужно учитывать, что коробы изготовлены из толстого металла. Это и от вандалов защищает, и от сугробов зимой, и от прочих ненастий в виде животных, любящих метить всякие углы. Сигнал обычной сети сквозь эту защиту не пробивается в отличие от NB-IoT. К тому же специально разработанный под интернет вещей стандарт связи не слишком требователен к энергопотреблению, тогда как обычные GSM-модемы куда прожорливей.


Короб, в котором установлено устройство для автоматической передачи показаний диспетчеру

Но, как уже было сказано выше, передача данных — это лишь половина всей истории. Если раньше данные анализировались буквально вручную, то сегодня это делает платформа, доступ к которой есть у диспетчера. Данные передаются и анализируются буквально в реальном времени, а точность расчетов позволяет не только узнать об утечке на каком-то участке теплотрассы, но и значительно сузить участок, где именно произошло повреждение трубы.

К сожалению, полностью перейти на интернет вещей можно лишь после модернизации всех теплотрасс, а это довольно дорого. Хотя экономический эффект по словам представителей ТЭЦ-1 того стоит. Но, как и в других странах, коммунальные компании не всегда готовы осуществлять масштабные инвестиции в модернизацию инфраструктуры, даже если это сулит немедленную финансовую отдачу. Да, новые участки теплотрасс будут строиться уже с прицелом на IoT, а вот старые обновятся согласно планам, которые, по понятным причинам, частенько меняются.

"На сегодняшний день в 33 городах России активированы сети NB-IoT МегаФона, создана техническая возможность для реализации промышленных проектов на базе технологии узкополосного интернета вещей. Успешный опыт с Йошкар-олинской ТЭЦ показал, как сильно технологии упрощают бизнес-процессы и позволяют высвобождать ресурсы" , — рассказывает Евгений Зеленский, руководитель проектов компании «МегаФон» в Республике Марий Эл.


Осталось только упомянуть небольшую, но очень важную деталь. Оборудование, ответственное за передачу данных по NB-IoT разработали здесь же, в Йошкар-Оле. Это наши старые знакомые из компании Yola12, и, как оказалось, это не единственный их проект с «МегаФоном» в Йошкар-Оле. О том, как Yola12 и «МегаФон» обеспечили связью форелевую ферму в центре заповедных мест в десятках километрах от ближайшей базовой станции читайте в нашем следующем репортаже.

//
Присоединяйтесь к нашему каналу в Telegram, группам ВКонтакте и Facebook!
comments powered by Disqus