Утренняя реплика 6 ноября 2019

Вчера Госдума приняла в первом чтении поправки в закон «О защите прав потребителей». Новые изменения предполагают запрет продажи ряда устройств без предустановленного российского программного обеспечения. В список устройств для которых обязательно наличие отечественного ПО включены смартфоны, компьютеры и телевизоры с функцией «смарт-ТВ».

Ситуация в целом выглядит понятной и носит откровенно коммерческий характер. Перечень того самого ПО определит некая комиссия, официальных чётких критериев нет. Зато можно предположить что есть вполне конкретные неофициальные аргументы в пользу тех или иных программных продуктов. Как говорится, бизнес, ничего личного.

Хотя это и очевидный факт, о котором много раз говорили, но все же стоит ещё раз напомнить, что ничего бесплатного не бывает и сама процедура предустановки ПО для производителя стоит денег. Кроме того, бизнес-модель наиболее бюджетных продуктов предполагает, что разработчики программ оплачивают производителю эту самую предустановку, что, в свою очередь, даёт возможность снизить розничную цену смартфона, планшета или даже телевизора как минимум на несколько сотен рублей. То есть эта мера вызовет рост цен на самые доступные устройства и ударит по наименее защищённым потребителям. Которые закон «О защите прав потребителей» вроде как должен защищать.

Другой аспект заключается в том, что на тех же бюджетных устройствах установлен весьма небольшой объем памяти, в то время как аппетиты составителей списка едва ли будут столь же скромными. Как поступит производитель, если для всего этого набора программ просто не будет хватать памяти? Скорее всего, покупатель в итоге будет вообще лишён самых дешёвых устройств, в которых установлен минимальный объем памяти. И всё это, напомним, ради защиты прав потребителей.

Не нужно забывать и о том, что возможен официальный уход с рынка некоторых продуктов, на которые, тем не менее сохранится спрос. Который, как известно, рождает предложение. Но оно будет тоже неофициальным, соответственно и налогов с него тоже платить никто не будет. Продавцы серого товара будут довольны.

Но, повторимся, эти последствия вполне очевидны и понятны любому кто хоть чуть-чуть представляет себе как устроен рынок. Намного интересней то, что некоторые чиновники действительно верят в то, что поправки будут способствовать развитию российских ИТ-компаний и, цитируем, «поставят их в равную высококонкурентную среду» с зарубежными корпорациями. И дело тут не вовсе не в том, что по факту это снизит конкуренцию, т. к. сам механизм отбора нерыночный и неконкурентный, нет. Все дело в том, что у нас очень любят создавать конфликтные ситуации, не очень представляя как именно из них можно выйти и что получить в итоге.

Никто не гарантирует, что в результате агрессивного давления на крупные корпорации это самое предустановленное ПО будет работать корректно и стабильно. Непонятно откуда уверенность в том, что государство и отечественный ИТ-бизнес располагают достаточными ресурсами для того, чтобы спровоцировать открытый конфликт и выйти из него победителями. Хотелось бы увидеть хотя бы теоретический позитивный сценарий — какие результаты ожидаются от подобных решений через два-три года?

Если ресурсы ограничены, то разумнее их беречь и ставить предельно конкретные цели. Громкие крики и декларации не самая эффективная стратегия поведения в такой ситуации. Просто она единственно возможная если ты больше ничего не умеешь.

Присоединяйтесь к нашему каналу в Telegram, группам ВКонтакте и Facebook!
comments powered by Disqus