Детская азартная зависимость

Пока прогрессивная общественность занята гаданием на конституционной гуще и выясняет, какая из башен станет оплотом Сарумана, в сети с подачи ресурса «Батенька, да вы трансформер» появилась история о том, как у папы-психолога и мамы-педагога сын украл 200 тысяч рублей и потратил их на игры, стримеров и донаты. История достойна прочтения, полчаса времени выделить на это стоит. И пусть сам текст, скорее всего, является вымыслом, сама проблема детской лудомании поднимается редко. А между тем, проблема существует и в последние годы, во многом благодаря развитию мобильных устройств и электронных платежей, движется к тому, чтобы перерасти в эпидемию. Так кто же виноват в том, что ребенок безудержно тратит деньги на покупки кристаллов в играх, делает щедрые пожертвования стримерам и участвует в купле-продаже виртуальных вещей из лутбоксов? Давайте разбираться.

Мы живем в мире, где параллельно существует две игровых индустрии. Первая — классическая, в ней игры создаются с расчетом в большей степени на одиночное прохождение. Такие игры создаются годами просто потому, что разработчикам надо не только нарисовать мир, но и отточить все механики игрового персонажа. Ярким примером может служить игра «Ведьмак 3», на прохождение которой в неспешном режиме требуются сотни часов игрового времени. Бизнес-модель классических разработчиков проста — на создание игры тратятся десятки миллионов долларов, но продажи приносят в несколько раз больше. Причем продаваться такая игра может годами, что обеспечивает студии постоянный приток денег.

Но есть и другие разработчики. Они больше ориентируются на мобильный платформы, а игры их распространяются бесплатно. Как дилер подсаживает будущего наркомана первой бесплатной дозой, так и разработчики мобильных игр дают возможность поиграть бесплатно, втянуться, а после уже начать потихоньку высасывать деньги. Причем денег игроки платят намного больше, чем в классических играх. «Ведьмак 3» со своими гарантированными ста часами геймплея стоит около 50 долларов, а в мобильной игре с хорошо проработанной системой удержания эти деньги запросто можно спустить за один день.

Механика, используемая такими разработчиками, до степени смешения похожа на игру в казино на игровых автоматах. Они, слоты, разрабатываются исключительно с целью максимально вовлечь игрока в бесконечную смену картинок, удерживая его всеми доступными средствами — музыкой, красками, и, конечно, мифической возможностью выиграть много денег.

Неудивительно, что разработчики некоторых игр не долго думая стали применять тактику и механику казино в своих «бесплатных» играх. Найти такие довольно легко. Если в игре есть, во-первых, возможность торговать предметами за реальные деньги, и, во-вторых, система покупки «лутбоксов», случайных наборов предметов, то перед вами — казино, замаскированное под игру. Ведь не все посетители казино — зависимые, так и с играми — не все игроки тратят деньги. Но те, кто попал в трясину зависимости — тратят, и не только свои. А так как легче всего сегодня затащить в такое казино под вывеской Fornite и тому подобного шлака именно детей, то и деньги тратятся родительские.

Так кто же виноват в том, что одиннадцатилетний Ростислав потратил 200 тысяч рублей на лутбоксы и донаты? В первую очередь, родители. Если ребенку в 11 лет непонятна ценность денег, а родители способны просто не заметить, что со счетов пропала такая сумма, то тут явно что-то не так со взрослыми. Ведь ребенок — это их отражение.

Но, допустим, в этой семье разберутся, ребенка наставят на путь истинный, а за деньгами будут присматривать. Но двери казино, замаскированного под бесплатные игры, останутся открытыми. И до тех пор, пока с разработчиками таких игр продолжают здороваться за руку, пока с ними вообще кто-то разговаривает вместо того, чтобы утопить в океане презрения, ничего не изменится.

Присоединяйтесь к нашему каналу в Telegram, группам ВКонтакте и Facebook!
comments powered by Disqus