«Коммерсантъ»: «Скартел» не справился

Подпишитесь на наш Telegram-канал @contentreview

Весной руководители операторов МТС, "Вымпелком", "МегаФон" и "Ростелеком" подписали с компанией Yota соглашение, в рамках которого получили доступ к инфраструктуре мобильной связи Yota и опционы на выкуп ее долей по рыночной цене в 2014 году. Впрочем, мечте о совместном развитии мобильных сетей четвертого поколения (4G) вряд ли суждено сбыться. Судя по всему, операторы все же решили действовать самостоятельно.

Хитрости терминологии

Несколько лет назад между технологиями LTE и WiMAX в Штатах развернулась борьба, сопоставимая с противостоянием стандартов UMTS и CDMA2000 за право стать самым распространенным стандартом 3G. В роли проигравшего оказалась WiMAX. Причины поражения технологии объясняет Анна Айбашева, пресс-секретарь "Вымпелкома": "У WiMAX есть проблемы с реализацией межсетевого роуминга. Кроме того, с точки зрения сетевой архитектуры эта технология, если очень грубо, является продолжением WiFi. Передача голосового вызова в сети WiMAX — очень сложная задача". С этой задачей единственный массовый оператор WiMAX в России компания "Скартел" не справилась. На старте проекта было сложно предположить, что пользователи создадут настолько большую нагрузку на сеть, и скорость доступа вместе с покрытием сети в Москве сильно уменьшились.

Другой проблемой WiMAX стало малое количество клиентских устройств — модемов и телефонов. Сергей Скрипников, PR-директор компании Ericsson, уверен, что эта технология изначально не могла достичь такого масштаба, чтобы действительно стать массовой: "Масштаб необходим и для того, чтобы сетевое оборудование стало доступным, и для того, чтобы сформировалась серьезная экосистема пользовательских устройств с поддержкой WiMAX. Развитие WiMAX замедлилось, и не последнюю роль сыграло то, что у людей нет широкого выбора телефонов с поддержкой WiMAX".

В России первой услуги передачи данных в сети четвертого поколения WiMAX стала компания "Скартел", работающая под брендом Yota. ""Скартел" потратила огромные деньги, причем не уверен, что именно на сеть. При этом в WiMAX имеются очевидные ограничения по емкости. Никто не ожидал, что средний трафик в беспроводных сетях будет 15 Гбайт в месяц, а 60% трафика будет приходиться на rich media и торренты",— рассказывает управляющий партнер AC&M Consulting Михаил Алексеев. По его подсчетам, примерно 400 тыс. абонентов, платящих по 900 рублей в месяц, принесут компании $12 млн прибыли. При самом оптимистичном показателе маржинальности в 35-40% показатель EBITDA будет около $50 млн. При этом EBITDA компании "Скартел", по оценке Михаила, сейчас существенно меньше, а долгов у Yota несколько сотен миллионов долларов. Поэтому в прошлом году руководство "Скартела" объявило о резкой смене курса — в пользу стандарта LTE. Компания даже, не имея на то лицензии, развернула в Казани тестовую LTE-сеть из 147 базовых станций.

У сомнительного соглашения, заключенного операторами с Yota, были свои преимущества. "Нормальное качество работы и скорость в сети LTE можно обеспечить только при достаточном частотном ресурсе,— объясняет партнер AC&M Consulting Александр Шатиков.— Нарезка частот по операторам снижает эффективность подобного проекта". К тому же говорить о том, что владельцем частот для LTE станет именно Yota, преждевременно. Некоторое время назад с такой же уверенностью некоторые эксперты утверждали, что необходимый частотный ресурс будет передан малоизвестным операторам, связанным с Министерством обороны. Поэтому соглашение соглашением, а готовятся операторы к будущей модернизации своими силами.

Еще лучше, еще быстрее

Операторы связи по всему миру позиционируют LTE как дальнейшее развитие сетей 2G и 3G с сохранением обратной совместимости. Игорь Парфенов, технический директор компании "МегаФон", считает, что это является для LTE преимуществом, так как заинтересованные в ней операторы располагают внушительными финансовыми возможностями и устоявшимися отношениями с пользователями. "LTE архитектурно является продолжением 3G (UMTS),— утверждает Анна Айбашева.— При внедрении LTE происходит переиспользование значительной части операторской инфраструктуры. Также можно на одной и той же базовой станции запустить 3G и LTE".

В прошлом по той же причине операторами "большой тройки" был сделан выбор в пользу UMTS. В конечном счете новое поколение связи — это не только инвестиции операторов в инфраструктуру сети, но и возможность абонентов с мобильными телефонами обоих поколений использовать одну и ту же сеть оператора. Переход к LTE будет небыстрым, и операторам важно обеспечить комфортную миграцию абонентов на новую технологию. К тому же устройств для сетей LTE в скором времени станет больше. Сейчас экосистема пользовательских устройств с поддержкой этой технологии только зарождается. В мире уже больше сотни мобильных модемов, но всего несколько смартфонов. Сергей Скрипников ожидает, что в ближайшие годы, по мере того как стоимость чипов LTE будет все сильнее падать, а проблема их высокого энергопотребления будет решена, начнется настоящий бум устройств для сетей LTE. Это будут и уже привычные устройства (модемы, смартфоны, планшеты), и те устройства, о подключении которых к сети мы прежде и не задумывались. Все вместе они создадут совершенно новый рынок с новыми бизнес-моделями, иными тарифами и другой логикой доходов.

"Простой пример: более 100 лет назад электричество у людей ассоциировалось только с лампочками, а надежды бизнеса были связаны с производством лампочек и строительством турбин и генераторов для электростанций. Само понятие "электричество" было прочно связано со "светом" — и только. Сегодня вокруг нас сотни миллиардов различных устройств, подключенных к электросетям,— объясняет Сергей Скрипников.— В ближайшие годы то же самое будет происходить с различными бытовыми и промышленными приборами, которые станут частью мировой сети. По нашим оценкам, к 2020 году в мире будет подключено 50 млрд различных устройств. В России — свыше 2 млрд. Даже если брать за подключение одного устройства условный рубль, то миллиарды устройств способны создать более чем серьезный поток доходов".

Архитектура сети LTE схожа с 3G и GSM, что существенно сокращает объемы инвестиций в строительство и время развертывания сетей. "Преемственность с существующими стандартами 2G и 3G оборачивается выгодой не только оператору, но и абоненту,— объясняет Игорь Парфенов.— Ведь сети LTE в любом случае построятся не сразу, а новые модемы будут многостандартными и смогут обслуживаться в стандарте 3G там, куда LTE придет чуть позже".

Тем не менее переход на новую технологию потребует от операторов связи значительных инвестиций в модернизацию транспортной сети. Каждая базовая станция должна быть подключена к наземному каналу высокоскоростной передачи данных, иначе высокие скорости будут наблюдаться лишь на "последней миле" — между базовой станцией и устройством абонента. В результате формально абонент будет подключен к LTE, о чем будет сигнализировать соответствующий значок на экране устройства, но в реальности о высокой скорости ему придется забыть. С подобной проблемой сталкивался любой пользователь домашнего интернета, когда вместо заявленных десятков мегабит в секунду скорость доступа в сеть в реальности не превышает сотни килобит.

"Даже страшно подумать, сколько это будет стоить в стране, где, по существу, нужно заниматься землеотводом. Одно дело взять в аренду площадки под башнями, другое — согласовать трассы, сотни кабельных трасс с заглублением, проколами под дорогами, преодолением водных преград и еще бог знает с чем…" — рассуждает о трудностях построения магистральных сетей в России Михаил Алексеев.

Веселее вместе

Недавно о сотрудничестве в деле построения общей сети объявили операторы МТС и "Вымпелком". Оператор "МегаФон", чья транспортная сеть в России на сегодняшний день насчитывает более 110 тыс. км, от комментариев этого анонса воздержался. Анна Айбашева объясняет: "Подписанный документ подразумевает предоставление взаимного доступа к инфраструктуре сети на всех уровнях, взаимодействие при строительстве новых объектов инфраструктуры, включая ВОЛС и спутниковую связь, совместный аутсорсинг обслуживания сетей". Сотрудничество операторов, целью которого является снижение капитальных инвестиций в инфраструктуру, весьма распространено в Европе.

"Инвестиции в опорные транспортные сети, наверное, лучшее решение, если рассматривать их через призму подготовки сетей к LTE,— рассказывает Сергей Скрипников.— Чтобы пользователи могли получить в сетях LTE действительно революционные скорости, транспортные сети операторов должны быть способны передавать огромные объемы трафика. Необходимо иметь запас пропускной способности до 1 Гбит/с и даже выше, так как уже сегодня тестовые сети LTE-Advanced способны показать скорость 1 Гбит/с на одно устройство".

Совместную сеть строят скандинавские операторы Telenor и TELE2. Они преследуют вполне понятные цели. Во-первых, это позволяет сократить неэффективные расходы на дублирование элементов сети. С учетом плотности расположения узлов LTE двойное и тройное покрытие одной и той же территории обойдется очень дорого, а никаких особых дополнительных доходов это не принесет. Михаил Алексеев считает, что главной причиной является очень узкая полоса частот у каждого оператора в случае, если они будут работать отдельно — примерно 10 МГц: "В этом случае не удастся достичь действительно заметного увеличения скорости и емкости сети. Если объединить два частотных куска и строить сеть в 20 МГц, получится существенно более заметная агрегация спектра, более высокие скорости и эффективность использования диапазона".

Сроки коммерческого запуска LTE в России постоянно отодвигаются. После упомянутого выше подписания соглашения российскими операторами, назывался конец 2011 года. До этой даты осталось совсем немного, а LTE присутствует пока лишь в рамках опытной зоны, созданной "МегаФоном" совместно с "Ростелекомом" в Сочи. Михаил Алексеев подчеркивает, что "лицензии на LTE не выданы и нет никакой определенности относительно того, когда и кому они будут выданы. Ни у одного из операторов нет частотных присвоений, ни один из них не разместил заказов оборудования у производителей".

Азартные игры

По мнению Игоря Парфенова, российский рынок будет готов к 4G не раньше 2014 года. Этому будут предшествовать выдача лицензий, выделение частот и насыщение рынка устройствами, поддерживающими 4G: "Коммерческая эксплуатация сетей 4G — дело относительно далекой перспективы. Кроме того, еще некоторое время займет их развитие и распространение по всей территории России. Очевидно, к этому времени потенциал 3G будет уже реализован полностью, так как уже сегодня технология HSPA+ используется в сетях "МегаФона"". Анна Айбашева считает, что помимо названных проблем возможны временные и финансовые затраты на расчистку спектра, получение частотных разрешений, свидетельств о регистрации РЭС и другие регуляторные вопросы.

Несмотря на скептическое отношение к целесообразности LTE как коммерческого проекта, Михаил Алексеев уверен — строить LTE все равно придется: "LTE нужно хотя бы потому, что 3G в Москве летит на одном крыле. Договориться с военными об отключении системы "Прогноз" в Серпухове не удастся никогда, соответственно, не получится получить нормальные скорость, охват и емкость сети. Но если трафик в мобильных сетях будет расти по кривым, которые мы наблюдаем сегодня, то емкости LTE-сетей (при условии нарезания по 10 МГц) не хватит уже в 2018-2019 годах. Поэтому строить все равно нужно".

Сергей Скрипников уверен, что сеть LTE разворачивать будет легче: "LTE обеспечивает более высокую спектральную эффективность, а значит, может в том же участке спектра передать за единицу времени больший объем информации. Грубо говоря, LTE просто дает гораздо более высокую скорость передачи и загрузки данных. В разных странах и регионах частоты нарезаны неравномерно, а кое-где уже заняты, поэтому с развертыванием 3G то и дело могут возникать проблемы: многим операторам просто не хватает частот. LTE поддерживает десятки различных участков спектра, поэтому операторы могут задействовать самые разные участки, везде развертывая одну и ту же технологию, а абоненты — везде использовать одни и те же устройства".

Высокие скорости откроют двери в мобильное пространство новым сервисам. В принципе большинство сервисов, основывающихся на высокоскоростной передаче данных, таких как видеотелефония, стриминговое медиавещание и облачные технологии, доступно и сегодня — сеть 3G при определенных условиях может обеспечить очень высокую скорость. Главным преимуществом LTE является общая ширина полосы, а емкость 3G в этом плане ограниченна.

"Когда европейские операторы только начинали разворачивать сети 3G в начале 2000-х, один шутник предположил, что основой бизнеса в 3G станут girls, gambling & games (то есть услуги для взрослых, азартные игры и просто игры). Но реальность в корне опровергла это предположение. "Сердцем бизнеса в 3G стали смартфоны и мобильные модемы, бурный рост которых позволил операторам с сильными 3G-сетями довести долю доходов от передачи данных до 40-50% общей выручки,— рассказывает Сергей Скрипников.— Отдельно стоит упомянуть и мобильные приложения для смартфонов: они так стремительно ворвались в мир интернета, что евангелисты Wired даже поспешили написать эпитафию мировой паутине. Впрочем, сейчас уже можно говорить о том, что внутри мировой паутины возникли два пересекающихся мира: мир традиционной паутины и мир приложений, расположившийся где-то над ней".

Если опираться на существующие сервисы, то картина для операторов открывается не самая радужная. Дело в том, что LTE, по сути, не несет ничего, кроме увеличения скорости доступа к мобильной передаче данных. Если бизнес-модели операторов останутся прежними, то есть абонентам будет предлагаться безлимитный доступ к интернету, то окупаемость этого проекта ставится под сомнения. Михаил Алексеев подсчитал, что на сегодняшний день в Москве около 5 млн пользователей мобильного интернета, примерно 18% из них — пользователи, подключающиеся к сети с помощью модемов. При стоимости безлимитного доступа к интернету на уровне 600 рублей в месяц операторы получат доход на уровне $60-65 млн на каждого. В то же время каждому оператору придется потратить около 300 млн на обеспечение надежного покрытия и скорости доступа. При стандартных показателях окупаемость наступит лишь на 13-й год работы сети.

Однако этот пессимистичный прогноз не учитывает тенденцию движения операторов к концепции "умной трубы", когда абонентам предоставляется не только доступ к передаче данных, но и сервисы, которые позволяют операторам обеспечивать дополнительный заработок. Для этого операторам придется изменить подход к ценообразованию и дифференцировать стоимость передачи данных для разных сервисов. Например, сервисы интернет-телефонии способны каннибализировать доходы от голосовой связи, являющейся фундаментом доходов оператора. В то же время современные технические решения позволяют операторам определять тип трафика и приложения, использующего передачу данных, и назначить совершенно иную цену на те же звонки по Skype.

Сегодня ландшафт рынка мобильной связи и устройств стал непредсказуемым. Пример выхода на рынок телефона iPhone, до неузнаваемости изменившего смартфоны и задавшего кардинально новое направление развития, более чем показателен. В ближайшем будущем постоянно будет расти количество устройств, подключенных к сети, и если сегодня SIM-карта все чаще вставляется в автомобильные навигаторы, то в ближайшем будущем могут появиться специализированные медиаплееры, воспроизводящие стриминговое видео. Первый шаг к этому будущему уже сделан: интернет-гиганты запустили собственные контентные сервисы облачного типа, например Google Music.

Первые опыты проводят уже сегодня и операторы: у МТС есть сервис "Омлет", "МегаФон" абонентам предлагает "Траву". Но сами сервисы не могут быть средством привлечения абонентов. Хорошим примером этому может служить "Yota-музыка", в прошлом дававший каждому абоненту Yota доступ к музыкальным каталогам крупнейших правообладателей, таких как Universal Music и Sony Music BMG. "Вся контентная история изначально была скорее приманкой для инвестора и повышения оценки, но многим это было сразу понятно. Пользователей привлекает не это, а именно базовая услуга",— объясняет Александр Шатиков.

«Коммерсантъ»