Opera Software: Мы не знали, радоваться или стрематься

Во время VAS Forum мне удалось пообщаться с представителями Opera Software — Михаилом Ильиным (директор по продажам и развитию бизнеса в России и СНГ) и Владимиром Исаевым (менеджер по коммуникациям в России и СНГ). Честно говоря, готовясь к интервью, я не предполагал, что Opera — настолько открытая компания, а ее сотрудники могут говорить не только сухими фразами, но и быть достаточно самокритичными. В интервью затронуты темы монетизации и бизнес-модели Opera на мобильном рынке.

Сергей Половников: Смотри, я пользовался разными телефонами: раньше Nokia, сейчас Android, но для меня Opera Mini был желанным браузером, когда у меня был телефон Motorola Razr, потому что там, действительно, и экранчик мизерный, и, в принципе, экономия трафика 4 года назад была действительно важной. Сегодня у нас с одной стороны безлимитные тарифы, большие экраны, отличная поддержка всех ajax-модулей, flash. Все работает идеально. Вопрос об экономии трафика уже не стоит. Зачем нужна Opera?

Владимир Исаев: Можно сразу встречный вопрос?

Сергей Половников: Да.

Владимир Исаев: Сколько ты думаешь, как ты говоришь с хорошими экранами, с хорошими возможностями на руках у пользователей бывшего Советского Союза?

Сергей Половников: Ровно столько, какова есть потребность в таких мобильных браузерах.

Владимир Исаев: Не потребность, Сереж, а финансовая возможность, извиняюсь.

Сергей Половников: Ну, на руках процентов 20, потому что…

Владимир Исаев: Восемь. Я к тому, что очень часто мы переоцениваем Android, iPhone и все такое. Я видел цифру 8% в начале этого года. Ну, ок, давай будем отталкиваться от цифры 12%, потому что, в любом случае, в Зауралье есть деревни, а не города.

Сергей Половников: Там Razr отлично работает до сих пор.

Владимир Исаев: Вот. Там работают Nokia 6300, которых в России было продано, как хлеба. А вторая реальность такова, что мы все кричим про 3G, Wi-Max, у многих доступен, в лучшем случае, только GPRS. Реальность такова, что у нас очень много медленного Wi-Fi, несмотря на то, что у нас много хороших свободных Hotspot-ов свободных. Реальность такова, что у нас очень мало компьютеров, и еще меньше проникновение широкополосного Интернета

Михаил Ильин: На мой взгляд, появление такого внимания грандов браузерной индустрии в целом индустрии всегда идет на пользу. Поэтому мы, в целом, как компания, рады. Если нет конкуренции, то нет и развития. Я согласен с тобой, что мы здесь играем немножко на чужом поле. То есть, мы приходим в чужую операционную среду, где есть Safari, где есть Chrome. Но, тем не менее, если ты спрашиваешь про преимущества, которые мы имеем — мы чуть позже внедряем функцию pinch-to-zoom.

Владимир Исаев: Или DotToZoom.

Михаил Ильин: Возможность масштабирования пальцами, как на смартфонах. И это будет сейчас поддерживаться на всех телефонах. Этого не было, когда версия для iPhone только вышла. Остается также такая вещь, как скорость. Вот Володя сейчас приводил пример.

Владимир Исаев: Сайт New York Times. Есть даже видео. Safari мобильный и Opera Mini на iPhone. Это два одинаковых iPhone, одинаковый канал, одинаковое все. Opera Mini в 5 раз быстрее за счет сжатия.

Михаил Ильин: Ну, я согласен с тобой, что история становится интереснее, она становится более многогранная, яркая и красочная.

Сергей Половников: Я могу добавить еще немножко специй в эту историю, ведь существует платформенное решение для операторов, когда именно со стороны оператора начинается компрессия трафика.

Михаил Ильин: Flash Networks и Bite Mobile.

Сергей Половников: Да, я помню, Flash Networks даже собирал журналистов года два назад, демонстрировали эту технологию.

Михаил Ильин: Смотри, на самом деле, некоторые (не будем называть кто) из этих поставщиков платформы работают на технологии Opera Mini по лицензии. То есть, это, действительно, та же самая Opera Mini, только без приложения для пользователя. Компрессия на стороне оператора.
Что мы видим? Во-первых, многие операторы имеют и то, и другое решение. Потому что есть ситуации, в которых клиентское решение лучше, а есть ситуации, где лучше платформа. Мы обычно говорим о том, что для пользователя лучше клиентское решение. Минусом его является то, что клиент надо распространить. Это некий барьер. Что касается России, то здесь у нас такого барьера практически нет: у нас пользователи сами активно входят на сайт, сами настраивают GPRS-настройки, сами запускают Opera. Перспективы этих платформ, на самом деле, немножко cloudy — туманные такие. Многие операторы, приобрели их, потратив миллионы долларов, теперь все это лежит в чулане и пылится. Я тебе неспроста сказал, что мы лицензии продаем на это дело. Это могут быть те даже же самые сервера в Норвегии. Мы видим это по количеству контрактов, косвенно видим: часть этого денежного проходит через нашу бухгалтерию. Мы видим, что это почему-то не развивается. То есть, все равно приложение, пользовательский интерфейс, юзабилити побеждает пользователя. Для него это более оказывается предпочтительным решением.

Владимир Исаев: Есть еще один момент. Ты говоришь про браузеры, платформы новые современные. На самом же деле, этот рынок (ты сам это чувствуешь) зависит не от производителей телефонов, а от операторов. Что они в это трубу поставят, то у пользователя и будет. Оператору очень важно, чтобы это решение, например, браузер, работало на всех платформах одинаково. То есть, не просто, чтобы был хороший браузер в Android, который они, допустим, кастомизируют под себя, или в iPhone, или в Symbian, а чтобы это было отдельное решение, которое можно было бы прямо там «разливать из половника», и все было бы одинаково. Вот именно это важно. Собственно, это одно из преимуществ Opera, что она одинаково работает везде.

Сергей Половников: Пусть я могу принять, что для пользователей это хорошо. Интересует ваша сторона. То есть, я так понимаю, вы получаете деньги только за продажу полных версий Opera Mobile?

Михаил Ильин: На Западе модель такая, как ты описываешь.

Сергей Половников: У вас есть два продукта: один бесплатный и один платный? И оба для мобильных?

Владимир Исаев: Сейчас оба бесплатные.

Михаил Ильин: Mobile для смартфонов был раньше платным.

Владимир Исаев: Opera Mobile мы раньше поставляли только в рамках контрактов, допустим, с SonyEricsson, или с Nokia той же, или с HTC. Сейчас мы научились нормально монетизировать и Mobile, поэтому мы отказались от модели продажи браузера конечным пользователям. То есть, ты можешь скачать Mobile. Если у тебя, допустим, смартфон с хорошей памятью, с хорошей производительностью, то тебе имеет смысл пользоваться Mobile.

Михаил Ильин: Там сервер, по-моему, сам уже определяет и рекомендует.

Владимир Исаев: То есть, ты заходишь с телефона на m.opera.com, и он тебе предлагает варианты для твоего телефона. Какие есть сейчас версии, включая Beta. И качаешь уже то, что ты считаешь тебе полезным. У меня здесь вот [показывает свой телефон Nokia E61i] Mobile идет даже на этом старом, но я пользуюсь Mini, потому что она реально быстрее и меньше весит.

Михаил Ильин: Opera Mobile — это настоящий браузер. То есть, это браузер, который напрямую обращается к странице. А Opera Mini — это плеер. Это такая инфузория-туфелька, состоящая из одного желудка.

Владимир Исаев: То есть, здесь сидит клиентская часть браузера, а сам браузер в Норвегии.

Михаил Ильин: Там настоящая Opera.

Владимир Исаев: Обычная, с ядром.

Михаил Ильин: Она различает вот эту вот мелкую кашицу, и через BML Stream отправляет клиенту. Клиент, как плеер. Он это должен просто показать на экране. И все. То есть, он сам не умеет обрабатывать Интернет-страницы. У нас некоторые операторы просят: «А не можешь напрямую? Хотя бы на WAP-сайт». Он очень легкий, но напрямую не может сам на сайт. А вот Opera Mobile это…

Владимир Исаев: …это полноценный браузер в телефоне, как Safari мобильный или Chrome в Android, или Internet Explorer, прости Господи, в HTC.

Сергей Половников: Понятно. Ну, а на чем тогда зарабатываете?

Михаил Ильин: C Opera Mini?

Сергей Половников: Да.

Михаил Ильин: Opera Mobile, как Володя правильно сказал, в основном раньше монетизировалась через продажи. В принципе, основная цель бизнеса Opera, если про бизнес цели говорить, была именно монетизация Opera Mini. Потому что каждый пользователь — это некие расходы, измеряемые в центах в год (не буду говорить, сколько).

Владимир Исаев: На компрессию…

Сергей Половников: Ну, понятно.

Михаил Ильин: … на каналы и так далее.

Сергей Половников: Ну, «косты» есть всегда.

Михаил Ильин: Некоторое время с легким трепетом Opera наблюдала, как растет количество пользователей, не зная, радоваться этому или, наоборот, ужасаться.

Владимир Исаев: Или медленно заворачиваться в простыню белую.

Сергей Половников: Я помню, такая же проблема была у Twitter, у которого изначально была отправка SMS-уведомлений, и они ее отменили, как только это стало слишком дорого.

Владимир Исаев: Такая же сейчас проблема у Skyfire. Знаешь такой браузер Skyfire? Короче, принцип такой же, но он компрессирует еще и видео. А что такое компрессировать видео, ты можешь себе представить.

Сергей Половников: Я представляю, какие там должны быть мощности.

Владимир Исаев: Они отказались вообще работать в некоторых регионах кроме штатов и UK сейчас, потому что у них просто денег не хватило на поддержку. Хотя бы за электроэнергию платить.

Михаил Ильин: Монетизация должна была и состоялась именно с мобильными операторами. Когда, в принципе, мы начали работать, еще не было ни одного контракта. Работаем мы по двум направлениям. Можно так сказать: по трафику и по контенту. Трафиковые проекты, которые у нас запущены — это безлимитная Opera Mini. В принципе, это, я бы сказал, революционный проект. Безлимитки для телефонов появились именно в связки с Opera Mini. Это было не как собственное предложение оператора, а именно как некое совместное детище, и это было очень естественно. Потому что здесь очень хорошую роль играла уже и компрессия, она как бы превращалась из врага в друга. Плюс уже сформированная аудитория, плюс возможности форматирования продвижения этого пакета именно средствами браузера, плюс торговая марка, сила бренда, которая сама по себе в себе несет некую мистику, магию. Пожалуй, самое, важное — сама архитектура продукта. То, что оптимизируются, по сути дела, только просмотры страниц.

Владимир Исаев: … Не проксируется загрузка файлов, не проксируется видео…

Михаил Ильин: … не Instant Messaging. Все это вынесено за скобки. А именно это, в частности, торренты, создает самую большую нагрузку в безлимитных тарифах, и, собственно, является главным кошмаром операторов. А здесь само это решение все устраняет. Пожалуйста, если ты хочешь посмотреть видео, то ты посмотришь, но ты тогда за него заплатишь. Это не входит в ту абонентскую плату.
Оказалась, это очень успешная, можно сказать, freemium модель. То есть, ядро, условно говоря, бесплатное, а оболочка — это дополнительные деньги для оператора. Но, несмотря на то, что это можно интерпретировать, как некую ловушку для пользователя, такой интерпретации не было. По форумам было несколько замечаний в стиле: «нет, это не настоящий безлимит». Потому что оказалось, что, в общем-то, пользователю телефона не так уж это и важно. Получилась такая win-win модель. Проект, который и давал возможности серфить, и, в то же время, не перегружал сеть оператора.
Поэтому этот проект у многих операторов это предложение в сегменте для пользователей мобильного интернета с телефонов занимает номер 1 по количеству подписчиков, по популярности.

Сергей Половников: Ну, подожди. Если немножко углубиться в этот кейс, то, во-первых, давай четко определим: мы говорим о кейсе, когда пользователь, допустим, платит 1 рубль в день за доступ к серфингу через Opera Mini. Из этого рубля, я так понимаю, идет разделение между оператором и Opera, или же вы получаете какую-то абонентку за обслуживание?

Михаил Ильин: Я просто, на самом деле, думаю, насколько мы…

Владимир Исаев: Цифр нет.

Сергей Половников: Нет, цифры не надо. Вот именно это разбиение.

Михаил Ильин: На самом деле, мы можем привязаться к разным вещам. Фиксированного платежа, как уже говорили, нет. Он здесь, мне кажется, не очень релевантен, потому что зависит от распространения пакета.
То есть, тут, наверно, можно было бы говорить также о лицензиях. То есть, вот на одного пакет. И у нас есть контракты, которые строятся по лицензиям. Но здесь не очень удобно, что, если цена будет плавать, то маржинальность тоже непонятна будет. То есть, либо подписывать дополнительные соглашения, чисто технически, каждый раз меняя стоимость лицензии. И поэтому, наверное, самое здесь естественное — просто разделение от дохода.

Сергей Половников: Понятно. То есть, другими словами, вы, фактически, спокойно решили проблему тех же самых «костов», про которые вы говорили. Потому что, если есть «косты» на абонента, то вы закладываете это в абонентку. Точнее, в это вот разделение и получаете определенную долю.

Михаил Ильин: На самом деле, у нас аппетиты идут гораздо дальше. Мы хотим, чтобы тяжелые пользователи оплачивали легких. Чтобы сливки платили за молоко. У операторов большой тройки у каждого 3-4 миллионов пользователей Opera Mini, допустим.

Сергей Половников: Это допустим, или это нормальные данные?

Владимир Исаев: Это «допустим».

Михаил Ильин: Допустим, несколько миллионов. Есть разное проникновение. Допустим, в Tele2 проникновение больше, чем в МТС. Потому что у них нет большого количество пользователей usb-модемов, то есть, у них много дешевых трубок, где Opera Mini — это глоток спасительного кислорода.

Сергей Половников: Плюс, у них, во-первых, GPRS и EDGE — никакого 3G. И, во-вторых, это low cost оператор — у них трубки немножко другие.

Владимир Исаев: И плюс у них нет Москвы, где богатые пользователи со смартфонами.

Михаил Ильин: То есть, здесь есть прогнозируемые факторы, которые именно производят тот эффект, который мы можем предполагать. Поэтому для оператора, конечно, нонсенс взять и начать платить: «С завтрашнего дня invoice присылайте сюда». Тем не менее, перед нами стоит задача все-таки обеспечивать возвратность инвестиций. И, поэтому, получилась такая freemium модель. Пользователи легкие ничего не платят. Пользователи тяжелые, если они хотят, опционально могут подключить этот пакет, и почувствовать удовлетворение от того, что часть этих денег получает производитель любимого браузера. Но, опять же, если ты не хочешь, ты можешь пользоваться другим тарифным планом, не привязанным к браузеру. Но такие планы мы не форматируем, конечно, в наших продукциях.

Владимир Исаев: Оператор не форматирует. Им, конечно, тоже хочется получать какой-то фикс, гарантировать себе какой-то доход. Их понять можно.

Михаил Ильин: Да, из-за фикса-то и идет вот эта вот абонентка в день, потому что они хотят получать какую-то копейку стабильную с пользователя. А использовал он этот рубль утрированный или не использовал — это его дело.

Сергей Половников: Да, это ты точно говоришь, потому что есть момент этой подписочности, то есть, есть определенный процент людей, которые не пользуются этим. Как мы на телевизионные каналы подписались. И таких много достаточно у операторов продуктов. Например, мобильное телевидение.

Михаил Ильин: Мобильное телевидение, RBT. Если зайти в свой контракт у оператора, то можно…

Сергей Половников: Нет, ну RBT хотя бы что-то пиликает, когда ты звонишь. А телевидение ты можешь просто не смотреть ни разу за месяц.

Михаил Ильин: Это да.

Сергей Половников: Я имею в виду, что тебе, по сути дела, услуга не оказывалась. Фактически мы говорим о том, что, в принципе, регионы живут за счет миллионников. Но наверняка есть какие-то еще внутренние монетизационные инструменты.

Михаил Ильин: Вторая монетизация — это история с контентом. Известно, что… Я буду на презентации некоторые тоже метрики показывать. Известно (это не для кого, конечно, не секрет), что, если мы ставим на главную страницу Opera ссылки, то это меняет поведение пользователей. Пользователь начинает по этим ссылкам ходить. Таким образом, Opera Mini превращается в такой канал форматирования, продвижения сервисов оператора. Это может быть все что угодно: поиск (я имею в виду не search, не гугловский поиск, а именно операторский), картинки, мелодии, игры — все, что угодно. Соответственно, модель здесь тоже может быть разная: может быть как разделение доходов, так и… по сути, модель-то одна и та же: можно просто поделить на количество пользователей, и выяснить, какая примерно была бы плата за пользователя, если бы мы решили зафиксировать это в договоре таким способом.

Сергей Половников: Ну, если не трогать операторские проекты, если трогать чисто Opera Mini, которая гораздо больше, чем операторская Opera. Я правильно понимаю или нет?

Владимир Исаев: Уже нет. У нас сюрприз.

Сергей Половников: Да? Ну-ка, давай.

Михаил Ильин: На самом деле, тут у нас такой момент есть, что версия ниже пятерки у нас задним числом не кастомизируется. То есть, мы можем нажать рубильник, и, если ты не менял speeddial сам, тогда мы их не трогаем.

Владимир Исаев: Speeddial — это экспресс-панель, закладки [на стартовом экране приложения].

Михаил Ильин: Да, вот эти вот экспресс-панельки. То тогда они не поменяются. Но если ты их не менял, а просто пользовался тем, что Opera тебе предлагала, то мы тебе предложим новые закладки, включая операторские. Это работает на версиях 5.0, 5.1 и будет во всех дальнейших версиях работать. Просто сервер определит по IP, что ты абонент, например, МТС, и предложит тебе другой контент.

Сергей Половников: Предложит или сам заменит?

Михаил Ильин: Нет, он заменит, если ты это сам не заменял.

Владимир Исаев: Он заменит те установки, которые ты сам не трогал.

Михаил Ильин: Ну, а каким способом вам предложить?

Сергей Половников: Извини, я потому и спрашиваю. Это же принципиальный момент. Одно дело спросить пользователя. Между нами говоря, маленькая функция внутри программы, что, если есть новые закладки, то у пользователя спрашивают «Обновить закладки?», и пользователь тогда нажимает «Ок». Либо это, если вам захочется, то вы автоматом…

Владимир Исаев: Это операторам невыгодно. Им же надо…

Михаил Ильин: Нам тоже не очень выгодно.

Сергей Половников: Это понятно.

Владимир Исаев: Мы же белые и пушистые. Это все оператор. (смеется)

Сергей Половников: Кстати, если ты говоришь, что уже брендированных под оператора браузеров Opera Mini в России больше, то какое соотношение примерно?

Михаил Ильин: Смотри, если тебя это действительно интересует, надо сесть и посчитать. Просто смотри, тут такое: четверки (4.2) мы кастомизируем так, как будто бы они проинсталлированы. То есть, да, мы на сервере прописали, и там такой медленный взлет. То есть, все новые четверки постепенно замещают старые четверки, и будут уже кастомизироваться под операторов. Но ничего туда послать удаленно, по-моему, мы по-прежнему не можем. А в пятерке мы можем удаленно управлять контентом. Поэтому в пятерке мы набираем достаточно быстро базу: она растет 25% в месяц, кастомизированных версий. Мы заменяем, конвертируем обычных пользователей четверки гораздо медленнее, а тройки и двойки вообще не кастомизируются.
Я имею в виду (Володя хотел, наверное, сказать), что все операторы с нами работают, и, в любом случае, те версии, которые у них сейчас существуют — это не совсем публичные. То есть, это все равно там есть уже технология. Даже если мы работаем просто по пакету без контента, все равно это специальный транслируется контент, который в данном случае отличается от публичного, если только на одну ссылку, которая ведет на пакет. Но это все равно по нашей классификации мы относим к операторским версиям. Это не то же самое, что транслируется обычным пользователям.

Сергей Половников: А с кем вы сейчас работаете?

Михаил Ильин: С Мегафоном и БиЛайном. С МТС мы работаем по контенту — там настоящая кастомизация идет. А с Билайном и Мегафоном там идет, по сути дела, кастомизация, но, так как мы с ними по контенту пока не развили сотрудничество, то там разница с публичной версией. Там те же самые «ВКонтакте», «Одноклассники» и так далее, и ссылка на пакет — и все. Вот и вся разница.

Владимир Исаев: А Tele2? Там тоже настоящая версия кастомизированная, да?

Михаил Ильин: Настоящая кастомизированная.

Сергей Половников: Подождите. Вы не считаете, что, в принципе, отдав полностью кастомизацию в руки оператора, вы не сможете туда закинуть другую ссылку? Например, на сайт Мегафон в МТС-овский браузер.
Михаил Ильин: Ну, во-первых, в России мы выкрутасами не занимались. А могли бы.

Сергей Половников: Я просто продолжу свой вопрос. В принципе, если брать за пример Apple, он всегда оставляет себе лазейку, чтобы, в случае чего, выпнуть конкурента, как он выпнул Google со своей рекламой и поставил собственную. К вам вопрос такой: у вас есть возможность продавать самостоятельно эту площадку? Как известно, стартовая страница, TOP-10, «рекомендованное» — это всегда увеличивает продажи в десятки раз, и, соответственно, разработчику какой-нибудь игры (тоже freemium) всегда было бы интересно поставить собственную ссылочку у вас на центральной странице браузера. Это же дополнительный канал продаж.

Михаил Ильин: Ты имеешь в виду, что операторские проекты каннибализируют возможную консьюмерскую монетизацию, которая могла бы тоже иметь место.

Сергей Половников: И которая, возможно, могла бы приносить гораздо больше денег.

Михаил Ильин: Вот это очень интересный хороший вопрос, который мы тоже сейчас рассматриваем.

Сергей Половников: Но подожди. Другого, обратного пути тоже уже нет.

Владимир Исаев: Нет, смотри. Есть в главной вот этой панели Opera 9 ячеек, на которые можно повесить разные ссылки.

Сергей Половников: Но у вас же в договоре четко оговорено!

Михаил Ильин: Да, ты прав, оговорено, что мы все, что угодно, не можем туда запускать. Как правило, это 3 операторских ссылки, плюс 4 общелюбимых сайта, и плюс два свободных speeddial для пользователя для того, чтобы он мог хоть научиться.

Владимир Исаев: Допустим, 9 штук. Три операторских, 4 общих и 2 свободных. Вот эти 4 общих мы можем менять по своему усмотрению: ставить сюда то, что мы считаем нужным, но, естественно, с оператором все согласовываем.

Сергей Половников: Да, вы должны согласовывать с оператором.

Михаил Ильин: Да, это список, который обеими сторонами согласовывается. Поэтому ты прав.

Сергей Половников: Есть согласование разное: есть список запрещенных, а есть согласование.

Михаил Ильин: Нет, если сторона против, то это не считается согласованным. Смотри, у нас несколько моделей сотрудничества. Мы называем это гибридом или кобрендинговыми версиями. То есть, там есть такая коммунальная квартира, там есть ссылки на топ-проекты, есть ссылки от оператора.
На Западе есть модель, как у Vodafone, когда они просто берут и на основе этого продукта делают свой собственный продукт, называют его Vodafone 360, или… Неважно… В России назвали бы МТС-Интернет, допустим. И просто это тот же самый клиент, по сути дела, работает, как браузер оператора. White Label. Как бы полностью брендированный. Тогда он вообще имеет 100% власть.
То, о чем я говорю, там обе стороны должны учитывать интересы друг друга. Конечно, мы не поставим туда ссылку на продукт другого оператора.

Владимир Исаев: Но и оператор не может 4 ссылки поставить. Только 3.

Михаил Ильин: То есть, просто оговоренные правила игры, которые этой моделью определяются.

Сергей Половников: Понятно. Коммунальная квартира — это идеальное описание.

Михаил Ильин: То есть, мы обмениваемся e-mail-ами до тех пор, пока каждая сторона не высказала свои аргументы, почему должен быть тот или иной контент.

Сергей Половников: В краткосрочной перспективе — это все хорошо. В долгосрочной перспективе, рано или поздно, я вижу, что будут проблемы в том, что операторы потихоньку уходят от чисто операторского бизнеса — они все-таки развивают и собственные проекты. И, извини, если мы говорим, допустим, про «Омлет», то «Омлет» — это все-таки уже не чисто операторский, а проект МТС для всего рынка. Я, как человек БиЛайна, могу придти в «Омлет» и купить. Они в этом заинтересованы. Есть «Трава» у Мегафона. Будет еще что-нибудь у Билайна. Но, с другой стороны, смотри: это общепринятый сервис для всех; приходит «Трава» к вам и говорит «я хочу в МТС-овский браузер».

Михаил Ильин: Мы просто… Аааа!

Сергей Половников: Понимаешь? Я имею в виду в долгосрочной перспективе. Потому что, так или иначе, если мы посмотрим на развитие интернет-сервиса…

Владимир Исаев: Пока таких случаев не было.

Сергей Половников: Если смотреть в долгосрочной перспективе, очень долгосрочной. Не первые два года. Потому что, все равно, так или иначе, лет 5 еще впереди спокойного роста. Это как операторы набирали свою базу, до того, как они дошли, чтоб в переходах продавать. Они набирали ее 10 лет. И, только после 10 лет, началась какая-то борьба уже за клиентов: появились вот эти сервисы, кастомизация более глубокая со стороны операторов только тогда, когда полностью все уже было завоевано и поделено. Сейчас, в принципе, рынок не завоеван, не поделен. Есть перспективы роста. Вы растете пока просто экстенсивным путем. То есть, появляется новый абонент, предлагается ему установить этот браузер — он устанавливает. Выбора особо нет.

Владимир Исаев: Есть, конечно. Выбор — это всегда право пользователя.

Сергей Половников: Но в долгосрочной перспективе, как, допустим, на рынке браузеров для desktop, все равно наступит точка пресыщения. Помните да, когда Chrome вышел, все смеялись «что за бяка?», а ничего — развивается, отвоевывает какую-то свою нишу, отгрызает там у кого-то (у Internet Explorer, в основном). Safari сейчас тоже потихоньку начинает лезть вверх. В принципе, уже расти некуда практически: китайцы обеспечены компьютерами, индийцы обеспечены. Ну, и все, больше некого.

Михаил Ильин: Посмотри, я тут особых перспектив для какого-то конфликта интересов не вижу, потому что мы никогда не будем свою «Траву» делать. Поэтому мы всегда будем другом операторов, который будет помогать доносить свои сервисы, вот, допустим, как в виде виджетов. Виджетов нет в публичной версии, но они есть в версии Vodafone.
То есть, для операторов мы делаем свои приколы. Допустим, своеобразный аналог AppStore, очень условно говоря. И, соответственно, если мы работаем с несколькими операторами на рынке, мы следим за тем, чтобы никто никого не обижал.
Хотя, есть другая модель более агрессивная на некоторых рынках, где мы работаем с одним оператором а-ля Apple, условно говоря, и не очень навязчиво, но все-таки форматируем сервисы другого оператора другим абонентам. Но в России такого нет.

Сергей Половников: Ну, это понятно. В России сразу возьмут за одно место.

Владимир Исаев: Да, все жестко.

Михаил Ильин: Но дело в том, что… Ну, ладно.

Сергей Половников: Что-что?

Михаил Ильин: Дело в том, что все равно такой эффект получается. Если оператор первым стартует, даже если мы никогда не показывали никогда рекламу пакета Мегафона абонентам МТС, но по тому количеству пользователей, которое я не буду называть, но которых было значительно. Новых пользователей, новых абонентов, и, может быть, старых абонентов, но ранее не пользовавшихся GPRS в случае, если у человека было 2 сим-карты, говорит о том, что все-таки миграция есть. И люди по другим каналам (необязательно от нас) узнают, что вот такая услуга есть у Мегафона, но ее нет у МТС. И поэтому тут… В России мы никогда не делали эксклюзивов или приоритетов, но сам факт запуска первым кого-то уже дает большое, ощутимое подспорье.

Сергей Половников: Самые ближайшие перспективы. Какие цели стоят? Вот сейчас уже есть контракты со всеми крупнейшими операторами российскими, правильно?

Михаил Ильин: Смотри, у меня две цели ближайшие. Это более глубоко внедриться в СНГ. У нас сейчас запущен проект в Белоруссии, сегодня запускается проект на Украине, в декабре запустится с одним из операторов Казахстана. То есть, эта так называемая КУБа (Казахстан, Украина, Белоруссия)…

Сергей Половников: Я так подозреваю, в Казахстане с Tele2, да?

Владимир Исаев: Нет.

Сергей Половников: Нет? А то я сегодня какой-то спам получил, что киберсквоттер получил от Tele2 200.000 евро за домен tele2.kz.

Владимир Исаев: Блин, а я думал зарегистрировать!

Михаил Ильин: И вторая очень интересная, очень творческая задача — это новые идеи. Как, российский офис мы тоже же отвечаем за дистрибуцию. Как за распространение самого продукта, так и за новые источники дохода, идеи дохода.
Допустим, проект Opera Mini был придуман здесь, в России. Эта модель, которая… Мы никогда не слышали, и никто нам никогда в Осло не говорил эту модель развивать в России. Просто она была найдена Андреем Горшковым — моим коллегой — когда он еще работал в МегаФоне. Он сейчас в нашей команде работает. И это модель, которая оказалась очень-очень успешной. Но никогда бы головной офис не мог бы ее изобрести, потому что надо знать рынок локальный.

Сергей Половников: А какая модель?

Владимир Исаев: Безлимитная Opera Mini. Это же наше изобретение.

Сергей Половников: И потом вы уже.

Михаил Ильин: … ее распространяли.

Владимир Исаев: Сейчас запустилась в Сербии такая же модель с Telenor. Буквально на днях.

Сергей Половников: А вообще, в принципе, самые успешные такие проекты в мире? Это только в России?

Михаил Ильин: Это Vodafone. Если имеешь в виду самый крупный клиент, то это Vodafone. Просто он самый богатый. Это такой Google операторского рынка. Во всяком случае, если не брать китайских монстров.

Владимир Исаев: China Mobile.

Сергей Половников: Недавно два китайских вендора сказали: «Все, плевать, мы работаем с Android», — это же золотой билет наверх. Google больше делать вообще ничего не надо: китайцы сделают все сами.

Владимир Исаев: Всех порвут.

//
Присоединяйтесь к нашему каналу в Telegram, группам ВКонтакте и Facebook!
comments powered by Disqus