Феодальная свобода

Подпишитесь на наш Telegram-канал @contentreview

Технический прогресс порождает новые возможности, делает бизнес более эффективным, услуги более качественными и дешевыми. Враньё. Или даже так: «ВРАНЬЁ!». Бизнес сопротивляется технологиям, они ему не нужны. Он вынужден принимать их как факт, и то только потому, что юристы не успевают со своими исками.

Вот тут на позапрошлой неделе Walmart как о большой победе сообщил, что каждый владелец фильма на очень твердом носителе может за пятерку баксов получить доступ к киношке в онлайне, с любого девайса, да еще и в HD! Круто, правда? Только вот, не всех студий, и не всех фильмов. Но это мелочи. И диск получает специальный штампик, после чего нельзя получить еще один доступ в этот вожделенный онлайн. То, что можно делиться логинами, и на один логин прописывать хоть все домашние видеотеки США, — это мелочи. Ну и скорее всего незаконно. Потому что вся современная история с копирайтом несет отпечаток времени изобретения. Кстати, как и любая отрасль права. Вот и современный копирайт родился как раз в разгар позднего феодализма. И современные правообладатели точно так же феодально мыслят.

Артист — крепостной. Это понятно и удобно. Это даже обеспечивает какой-никакой культурный прогресс. На доходы от какой-нибудь Lady Gaga можно записать и спродюсировать пару десятков рэперов и вроде как порадеть за мировую культуру. Заодно и побороться с пиратством. Только в нынешней ситуации закрыть за пиратку можно вообще кого угодно. Впрочем, сейчас давайте говорить про технологии.

Казалось бы, чего вот этот вот Голливуд так упирается в диски? Свою долю малую можно иметь и с продаж в интернетах. Да и по части затрат для бизнеса наступает рай земной: никакой логистики, не надо возить тонны дисков без гарантии продажи. Но киношные воротилы в этот рай наперегонки не стремятся. Почему? Они там что, из «парка непуганых идиотов Юрского периода»? По большому счету, да. Все глобальные киномонстры сделали очень большую ошибку, имя которой «интеграция». Им подвластна вся производственная цепочка: от запуганного многотомными контрактами артиста до размножения результата его творческого труда на компактных дисках.

Вот в этом месте наступает совершенно конкретная тоска. В свое время, чтобы снимать все возможные сливки, эти «плохо смотрящие вперед» и «навязывающие ретроградный подход» стали или покупать или строить заводы. Кинотеатры они уже построили, и их в рамках антимонопольной борьбы им уже ампутировали. Заводы ампутировать не успели. К сожалению. Потому что тогда это красиво: покупает человек билет или диск — киномагнату должно быть поровну.

Не очень-то поровну. Один билет — один сеанс, а один диск — неограниченное количество сеансов, при цене не больше пяти билетов в особо тяжелых случаях. В этом месте киномагнаты, если смотреть по установленным им ценам, проявляют внезапный реализм, здраво рассуждая, что это говно больше одного раза никто смотреть не будет, а попытка продать дороже превратит товар в неликвид. Через пару лет многострадальной торговой сети придется выдавать его в подарок всем, кто хоть что-нибудь купил.

Ну так если сложилась история с кино и с онлайном, зачем все эти «нелепые движения»? Зачем так жизненно необходимо, чтобы люди покупали диски? Зачем нужно напрягать еще кучу специалистов за кучу денег, чтобы нарисовать красивые обложки и буклеты?

А затем, что эти умники напокупали заводов по производству дисков. Заводы должны работать, их продукция должна иметь сбыт. Потому что это дает миллионы рабочих мест. Один скрипт на сайте, где можно выбрать, какое кино и сколько раз смотреть с одного логина и за сколько денег, лишает смысла какой-нибудь SonyDADC в Австрии и все миллиардные инвестиции. Они их отработали всего 17 раз, но феодалу, Sony (It’s a SONY) нужно как минимум 117. Да и дело-то не в заводе. Все равно его никому не удастся продать. Дело в дистрибуции и маркетинге. Напечатать, развезти, поставить на полки. Миллионы людей, тонны бензина и авиационного керосина, мат диспетчеров аэропортов. И теперь это их головная боль, которую должны разделять мы — любители кино. И пользоваться тем путем, который нам прописали эти феодалы.

Однако, есть простой способ. Почему эти гении от синематографа не обратились к этому опыту — непонятно. Вот есть iPad, и есть iPhone. Есть автор этих устройств — Apple. И есть ее контрактные производственные мощности: Foxconn. Завтра Apple проседает по продажам, послезавтра снижает объем заказа у шанхайского гиганта. Высвобождающиеся мощности уйдут кому-нибудь другому, например Dell или RiM. А вот собственный завод приходится нагружать, и даже приходится заставлять людей покупать диски. Так и вижу, очень анонимный комментарий топ-менеджера Warner или Universal: «Да, наши заводы, склады и логистические структуры — это чемодан без ручки. Но это слишком дорогой чемодан, да и ручку у нас отняли. Нам ничего не остается, как быть луддитами и пытаться уничтожить интернет, потому что мы уже проиграли эту территорию».

Им, киномагнатам, еще стоит отдельно подумать о доставке своего продукта сразу на все экраны и на всех носителях. Продажа DVD на выходе из кинотеатра более эффективна, чем через год, доказано всем, кроме монстров киноиндустрии. Интересно, как долго они будут отстаивать свой «дивный старый мир», вместо того, чтобы искать приятные для всех способы продавать свои картинки. Ну неплохие же фильмы иногда получаются.