Прививка от ушлых сотрудников

Подпишитесь на наш Telegram-канал @contentreview

Не так давно довелось мне беседовать с одним сотрудником крупного оператора. Беседа носила неформальный характер, а потому я не вправе разглашать ни имя собеседника, ни название компании, но речь шла о корпоративной этике и ее трансформации в новых реалиях. Раньше все было просто: держи рот на замке, не бери взяток и откатов, не переходи в стан прямого конкурента, а если уж перешел, то постарайся не использовать накопленный инсайд против бывшего работодателя. Сегодня все куда сложнее, а корпоративным взаимоотношениям даже придумали определение — комплаенс.

Практически в любой крупной компании есть свой свод правил. Где-то он негласный, где-то закреплен в виде документа. По большому счету, это лишь рекомендации, так как все истории о нарушении этики лежат в эдакой серой зоне. Нельзя сотруднику запретить общаться или дружить с кем-то лишь на том основании, что он может сболтнуть лишнего. Невозможно отследить все служебные романы, нельзя вторгаться в личную жизнь и выяснять, а не работает ли братец сотрудника в компании-конкурента, нет ли в этом конфликта интересов.

В свое время мне довелось поработать в роли такого соглядатая, следящего за бурлением настроений в офисе, ставящего на карандаш неблагонадежных и предупреждающего действия, которые могли нанести компании ущерб. Регламентировать эту деятельность практически невозможно, да и каждый сотрудник, если он не полный идиот, прекрасно знает, при ком не стоит распускать язык и кого опасаться. Навязываемые сверху правила поведения тем хороши для простых клерков, что их можно обойти, а если вдруг поймают — ткнуть пальцем в документ и заявить, мол, все не так однозначно и он ничего не нарушал.

Куда страшнее другое. В тепличных условиях (а работу в крупных компаниях в условиях кризиса, со всеми медицинскими страховками и относительно высокими окладами можно считать таковой) с одной стороны, и при давлении сверху в виде корпоративной этики и комплаенса с другой, рождаются удивительные истории. Например, работала себе девушка в «Яндексе», и вдруг — продала своей же компании собственный стартап. Удивительно? Да не очень. Сегодня это не считается зазорным — обманывать собственного работодателя и работать, по возможности, налево. Просто представьте себе фрезеровщика Федора, который точил себе втулки, точил, а потом приходит к бригадиру и говорит: «друг, я тут дома втулок наточил, купи их у меня». Кто-то скажет, а как это Федор дома втулки точил? Ну как… Потихоньку таскал с завода домой детали, собрал станок, открыл маленькую артель. Самое страшное заключается в том, что большинство сегодняшних так называемых «молодых и успешных» не видят в этом примере ничего предосудительного.

Это неудивительно. Достаточно посмотреть на другую интернет-компанию, названную в честь почтового сервиса. Ее топ-менеджеры уходят из нее спустя несколько лет «успешной» работы и открывают собственные стартапы. Которые, по стечению обстоятельств, решают те задачи, с которыми они не справились, будучи топ-менеджерами. С шести-семизначными окладами. Высосав все возможное из своей позиции, они, уходя из компании, забирая с собой людей, связи и идеи, которых надергали за время своей работы.

Система вынуждена реагировать. Компании прекрасно понимают, что век любого топ-менеджера, за редким исключением, недолог. Настоящие профессионалы уйдут за новыми задачами и проектами, а профессиональные болтуны рано или поздно сбегут от ответственности. Усиливая внутренние регламенты, ужесточая контроль и внушая сотрудникам необходимость согласовывать хотя бы в уме свои действия и коммуникацию с интересами компании, специалисты по комплаенсу вынуждены работать в режиме кнута и пряника. При этом в роли пряника выступает брокколи, ненавидимая всеми, но жутко полезная. А сотрудники ведь как дети, им не нравится брокколи, им настоящий пряник подавай.

А пряники кончились. Сегодня приходится переходить от слов про повышения эффективности к реальным делам. Кризис заставляет компании сжиматься, а это означает, что сотрудник либо принимает правила игры, либо уходит на рынок труда. Там сейчас несладко, и чем более распространена профессия, тем меньше шансов найти хотя бы сопоставимую по условиям вакансию.

Комплаенс — это не политика открытости и честности, это инструмент контроля и упорядочивания взаимоотношений. Есть, правда, маленькая деталь. Компаленс работает лишь тогда, когда он одинаков для всех без исключения. Объективен и беспристрастен. Собеседник в нашем разговоре много вспоминал о зарубежном опыте, о том, что в транснациональных компаниях уже давно успешно существуют подобные практики. Только вот по моему опыту, больше всего воруют и обманывают работодателей именно в транснациональных компаниях. А уж выводы из этого каждый делает сам.

Собственные.