Кто же на самом деле заплатит «Налог на Google»


Прошедший 2016 год был богат на законотворческие инициативы, значительно изменившие ландшафт интернет-бизнеса. «Закон Яровой» до сих пор остается в подвешенном состоянии: некоторые компании уже подсчитывают барыши от продажи необходимых мощностей операторам и IT-гигантам, другие замерли в томительном ожидании, руководствуясь флотским принципом «само рассосется», третьи же, как LinkedIn, просто решили ничего не делать. Но «Закон Лугового», подразумевающий обязанность любой компании, включая интернет, платить налог НДС в России, прозванный в СМИ «Налогом на Google», уже вступил в силу. Руководствуясь правилом «трафик не пахнет», коллеги по медиа-пространству радостно строчат пугающие заголовки. То у них многострадальные таксисты будут платить налоги за Uber, то камни в любимой мобильной игре подорожают на десятки процентов. Что же на самом деле произошло? Попробуем разобраться.

В начале 90-х в нашей стране произошли изменения, затронувшие абсолютно все сферы жизни и бизнеса. В одночасье возникла новая экономическая система, а точнее, группа реформаторов установила новые правила взамен старых. Появилась масса коллизий в законах, писавшихся буквально на коленке по западным лекалам. Изменения в них пришлось вносить позже, а к некоторым законам количество поправок исчисляется сотнями, если не тысячами. Ситуацию усугубило отсутствие в стране института законотворчества. Поэтому предложение обнулить весь список проектов законов, лежащих в Государственной Думе с прошлых созывов, вполне обоснованное. Некоторые «проекты» лежат уже лет двадцать. Все изменилось, законов уже тех нет, а проекты поправок все ждут своей очереди на рассмотрение депутатами.

Развитие интернет-бизнеса в 2000-е годы не могли предсказать даже Билл Гейтс и Стив Джобс. Последний и вовсе был против того, чтобы на iPhone можно было устанавливать приложения, разработанные вне Apple. Отговорившим Джобса людям должны быть благодарны разработчики по всему миру, только за последний год Apple выплатила им более 20 миллиардов долларов прибыли от игр, приложений и сервисов. Интернет-бизнес по своей сути трансграничен, и эта новая реальность застала врасплох не только Россию, но и многие, как принято считать, более развитые страны. Десятки миллиардов долларов утекают в тихие гавани стран, предложивших интересные налоговые условия компаниям, продающим услуги по всему миру. Тот же Uber аккумулирует деньги, полученные от таксистов по всему миру, в Нидерландах. А уж потом рассылает причитающееся водителям обратно, через местные юридические лица.


Источниками дохода любого государства являются налоги. При этом каждая страна старается выжать из своих жителей и бизнеса по максимуму. Притчей во языцех стали прогрессивные ставки налога во Франции, из-за которых и бизнес, и сами граждане разной степени свежести сбегают в другое гражданство. Бегут и из США, и из других стран. В этом нет ничего удивительного, ведь главная задача бизнеса — получать максимальную прибыль. Если нет никаких ограничений, то минимизация расходов бизнеса может достичь катастрофических масштабов. Дональд Трамп в ходе своей предвыборной агитации сделал обещание вернуть бизнес в США, а вместе с ним рабочие места и налоги, одним из основных. Вряд ли Трамп победил на выборах, если бы в них участвовали не граждане, а корпорации.

Про граждан и пользователей вообще вспоминают редко. А когда они начинают роптать, то в качестве аргументации идут излюбленные приемы манипуляций понятиями. Например, интересами пользователей принято прикрываться, когда речь идет об издержках интернет-компаний. Немедленно в прессе начинают появляться комментарии спикеров, которые обвиняют жадные власти в том, что за все придется заплатить простым пользователям.

Тут и начинается самое интересное. Источником дохода как государство (налоги), так и компаний всегда является гражданин/пользователь. Именно он платит за все. Как эти деньги распределяются впоследствии между бизнесом и государством пользователя волнует в последний момент. Как следствие, апелляция к повышению расходов пользователей является как минимум странным лукавством.

Сегодня существует два пути, по которым могут пойти 13 компаний, уже зарегистрировавшихся в ФАС. Первый из них — честный и единственно правильный. Понимая, что эпоха сверх-прибыли кончилась и в России наконец-то начали собирать налоги, компании будут платить, не повышая стоимость услуг для пользователей. Вряд ли при расчете бизнес-модели перед выходом на российский рынок зарубежные компании не учитывали, что рано или поздно придется платить налог на прибыль. Именно по этому пути пошли, например, Apple и Netflix.


Другой путь избрал Google. Он просто добавил 18% к ценам, о чем и начал уведомлять пользователей еще с прошлого года. Это очень удобно для компании, но совершенно недопустимо с точки зрения отношения к своим потребителям и стране, в которой компания ведет бизнес. Более того, это временная мера, лишь оттягивающее неизбежное вмешательство в ситуацию ФАС и других регулирующих структур. В России нельзя указывать цены без НДС, а последними адептами такой манипуляции ценами были сотовые операторы. С тех пор прошло лет десять, и я не припомню ни одного случая, когда цена товаров в России указывалась без НДС, по крайней мере — крупными компаниями. Вот акцию «обнуляем НДС» одного из ритейлеров, делавшего скидку 18%, помню. А чтобы указывалась цена, а ниже мелким шрифтом «плюс НДС» — не помню. Разумеется, и Google, и те, кто по глупости последует его примеру, ждут веселые разбирательства с предсказуемым результатом, но сам факт крохоборства удивляет.

Более того, как оказалось, иностранным компаниям, оказывающим посреднические услуги, можно вообще не регистрировать юридическое лицо в России. В разъяснении, которое дал ФАС интернет-сервису Uber, говорится, что за него налог заплатить может российский партнер. При этом сам Uber уже сообщил, что все партнеры (таксопарки) получат полную компенсацию расходов. То есть заплатит все же Uber. Но это не так интересно и весело, как можно ожидать от заголовков о страдающих российских таксистах.

К сожалению, наша страна в силу своей молодости еще многие десятилетия со скрипом будет выстраивать все необходимые для функционирования капиталистического строя институты. Это и налоги, и пенсии, и образование, и медицина: все сферы жизни. Процесс усугубляется тем, что возникший в 90-е годы, когда правительство было занято выживанием, вакуум в законодательстве мгновенно трансформировался в статус-кво. Дальнобойщики, разбивающие дороги перегруженными фурами и создающие аварийные ситуации просто из-за того, что недосыпают, протестовали сначала после установки приборов, отслеживающих их рабочий день. Теперь вот бастуют против платных дорог. При этом дороги должен кто-то строить, но статус-кво таков, что дороги были бесплатными при Брежневе, должны оставаться бесплатными и сейчас. Горожане, купившие автомобиль, протестуют против платных парковок. Просто потому, что общественное пространство должно быть бесплатным. Они это еще при Хрущеве уяснили, когда на сто человек приходилось половина автомобиля, это их статус-кво. Но пространство закончилось, в деревню и на Дальний Восток уезжать отчего-то никто не желает, а автомобилей покупают все больше. Между тем, каждый проданный автомобиль — это минус удвоенная площадь, которую он занимает. Где ж столько земли взять? Для горожан это не важно.

Подобных статусов-кво в нашем обществе очень много. До некоторых государство уже добралось, другие трогать себе дороже. Но все, что касается экономики, имеет вполне понятные и простые объяснения (реализация, согласен, может хромать). Если китайский магазин продает товары в России, то очевидно, что он обязан платить налог с продаж в России. Если интернет-сервис получает деньги с подписчика в России, то и налог на них должен платить здесь. Странно, но даже английский футбольный клуб «Челси», зарегистрировавшийся в ФАС для уплаты налогов от продажи видеоконтента, это понимает.

Надеюсь, теперь понимаете и вы.

//
Присоединяйтесь к нашему каналу в Telegram, группам ВКонтакте и Facebook!
comments powered by Disqus