Осадок #19: мобильный контент атакует, каршеринг отъедает пространство, смартфон «Яндекса»

Зима все ближе. Новостей много, но таких, чтобы был повод разобрать и проанализировать, крохи. И тем не менее, в рубрике «Утренняя реплика» в Telegram-канале Content Review мы разобрали для вас следующие темы недели:

Мифы о контент-услугах

В последней радиопередаче «Точка» обсуждались контент-услуги операторов. Казалось бы, рынок контента уже мертв много лет, а с навязанными услугами, внезапными подписками и «недобросовестными партнерами» абоненты операторов продолжают сталкиваться с завидной постоянностью. Послушать эфир можно будет у нас в канале чуть позже, а пока хотелось бы подвести некоторые итоги, зафиксировать тезисы и дать пищу для обсуждения.

Механика подключения подписок, рекурентных услуг, а также процедура списания со счета за некие сервисы сегодня такова, что без участия абонента она попросту не работает. Это не означает, что для мобильных Остапов Бендеров не остается лазеек. Они есть, и их количество постоянно растет. Проблема вовсе не в том, что операторы очень хотят ваших денег (они хотят, но за услуги связи, а не за доступ к сайту, на котором вы хотите посмотреть на грудь Наташи Королевой).

Доступ к платежной инфраструктуре оператора может получить любая организация, которая соответствует определенным критериям. Отказать лишь на основании «ты мне не нравишься, странное ООО» оператор не может, приходится впускать. Дальше происходит процедура согласования сервиса, за который с абонента может взиматься плата, и на этом этапе тем самым «недобросовестным партнерам» достаточно показать действительно белый сервис. И вот когда все согласовано, те самые ООО начинает параллельно «белому» запускать схемы с подменой страницы, условий, всплывающими экранами, скрытыми действиями и получением согласия абонента. В конце отчетного периода этим компаниям приходится напрячься еще разок, чтобы их «трафик» не был признан «фродом». Для этого существует масса схем, не будем на них лишний раз останавливаться.

Получается патовая ситуация. С одной стороны, оператор не может не допустить формально соответствующего всем «партнера». С другой стороны, оператору постоянно приходится бороться с последствиями действий таких «партнеров». Это бесконечный процесс.

Решение, конечно, есть. Можно поступить как в Европе, и зарегулировать данный сегмент до предела, чтобы, условно говоря, доступными контент-сервисами оставались исключительно благотворительность и окологосударственные сервисы, например, оплата пошлины или парковки. Но решение об этом должен принимать регулирующий орган, а не коммерческая организация. Иначе можно оказаться на месте Стерлигова с его знаменитой табличкой о запрете посещения его магазинов определенной категории граждан с нетрадиционной сексуальной ориентацией.

В спорах и дискуссиях очень приводится аргумент о том, что операторы зарабатывают нереальные деньги на контент-услугах. Это, мягко говоря, далеко от действительности. Последние более-менее достоверные данные есть за 2015 год, тогда именно выручка от контента составила около 40 миллиардов рублей. Половину из нее принесла услуга RBT (мелодия вместо звонка). Осталось 20 миллиардов, из которых оператор оставляет себе меньше половины. Если поделить оставшуюся сумму хотя бы на четверых, получаются слезы в контексте общих доходов.

А сейчас — внимание — страшная правда. Выручка непосредственно от контент-услуг — это меньше процента от выручки оператора. Ну а сколько из этого «меньше процента» приходится на мошеннические схемы, можете представить сами.

Конечно, куда проще и удобнее жить в уверенности, что жадные операторы хотят забрать как можно больше денег абонентов. И в ряде случаев это действительно так. Но не за какие-то подписки, а за услуги связи. А это уже совсем другая история.

К оглавлению

Как каршеринг делает жизнь в городе невыносимой

Каршеринг шагает по стране. Вместе с запуском краткосрочной аренды в российских городах, сервисы постепенно расширяют зону парковки за МКАД и уже в большинстве городов-спутников Москвы можно обнаружить машину того или иного каршеринга. Ну а ЦОДД столицы даже выделил эти автомобили в отдельную категорию, и теперь подсчитывает их плотность на дорогах Москвы так же, как личные автомобили и такси. Все рады и подбрасывают в воздух чепчики. Ведь каршеринг в представлениях урбанистов нового поколения это способ снизить количество личного автотранспорта на дорогах. Но есть несколько нюансов.

Оставим в стороне поведение водителей каршеринга на дороге. Все-таки нельзя чесать всех под одну гребенку, даже если каждый встреченный вами в пути автомобиль каршеринга ведет себя предсказуемо по-хамски. Есть даже мнение, что, садясь за баранку арендованного автомобиля, пользователь вымещает всю злость и агрессию, накопленную за время вождения своей личной машины. Психологи добавят, что отношение к арендованному имуществу совершенно иное, его не жалко. Но все это относится, разумеется, к отдельным водителям. Хоть их и слишком много.

Также, наверное, не стоит напоминать, что никакого позитивного влияния на дорожную ситуацию каршеринг не оказывает. Более того, он эту ситуацию лишь усугубляет. По задумке, каршеринг должен заменять личный автотранспорт, то есть раньше 10 человек пользовались собственным автомобилем, а теперь пользуется лишь двумя арендованными. На деле произошел обратный эффект: те, кто раньше автомобилем пользовался лишь спорадически, изредка, по выходным, теперь начал использовать краткосрочную аренду, пересев из автобуса и метро за руль автомобиля. Соотношение «отказавшихся» к «севшим за руль» не в пользу поклонников теории о снижении количества автомобилей на дорогах мегаполиса.

Есть и совсем уж неочевидные механики использования каршеринговых автомобилей. Совсем недавно ряд Telegram-каналов обратило внимание на использование машин не для поездок, а плотских утех: стоимость аренды автомобиля на час на порядок дешевле гостиничного номера. Если раньше приходилось внимательно осматривать автомобиль на предмет повреждений, то теперь приходится обращать внимание и на салон, нет ли там подозрительных пятен. Впрочем, помимо пятен может насторожить и запах. Повторимся — аренда автомобиля на порядок меньше номера в гостинице, а по ночам до недавних пор и вовсе была бесплатной. Так что можно было переночевать в автомобиле, и спокойно утречком его покинуть, не заплатив ни копейки.

До тех пор, пока зона работы московского каршеринга не была расширена за МКАД, одно из самых тлетворных влияний этого сервиса было не так заметно. Как известно, с парковкой в Москве не очень хорошо. В Подмосковье в человеческих муравейниках — еще хуже. И если раньше было проблемой поставить автомобиль рядом с домом, то теперь, когда там же запаркован десяток каршеринговых автомобилей, ситуация стала еще хуже. В самой Москве парковочных мест не прибавляется, а количество автомобилей, доступных для аренды, наоборот растет. В результате через несколько лет припарковаться в центре станет еще сложнее. От этого, несомненно, выигрывают власти Москвы — они же получают доход от этих автомобилей, точнее, от приобретенных каршерингом годовых абонементов. Но оставить собственный автомобиль даже за 200 рублей/час уже будет нереально.

Впрочем, совсем скоро наступит тот самый период, когда сервисам каршеринга по их бизнес-модели нужно будет обновлять автопарк. Автомобили, особенно если они используются разными людьми с разным стилем вождения, ушатываются быстрее такси. А значит, придется либо их менять, либо мириться с растущей лавиной негативных отзывов. Ведь сейчас подрастает армия пользователей, придерживающихся политики «потребительского терроризма». И они будут требовать новеньких чистеньких автомобилей, какими те были на старте.

Ну а пока единственный эффект от каршеринга — это снижение количества парковочных мест и мечущиеся по дороге автомобили с яркой расцветкой. Достижение, прямо скажем, сомнительное.

К оглавлению

«Яндекс» и его смартфон

В понедельник компания «Яндекс» представит свой собственный смартфон. Это серьезное событие для компании, чья репутация последовательно катится в ад. Летом компания столкнулась с тем, что такси с ее логотипом протаранило группу мексиканских болельщиков, приехавших на чемпионат мира. Осенью на поисковик ополчились интернет-кинотеатры, которым очень не нравится политика «Яндекса» в стиле «это не мы пиратские фильмы размещаем, это все пользователи». Ну и недавняя история с потенциальным вхождением «Сбербанка» в роли смотрящего за крупнейшим интернет-игроком, устроившая турбулентность на бирже.

Закончить год на мажорной ноте «Яндекс» решил с помощью своего смартфона. Разработка велась больше года, и еще прошлой осенью компания обращались к нам за экспертизой рынка. Мобильные амбиции «Яндекса» слегка поугасли после того, как Google запретил производителям B-брендов выпускать смартфоны на модифицированном Android с оболочкой «Яндекса» вместо Google Services. Точнее, Google предложил сделать выбор — либо они выпускают смартфоны с сервисами Google, либо идут в «Яндекс». Ожидаемо, все производители сделали выбор в пользу Google, а «Яндекс» пошел к российским властям. И выбил-таки преференции. По крайней мере, при настройке нового смартфона теперь предлагается на выбор несколько поисковых систем. И даже есть те, кто выбирает «Яндекс».

После «сногсшибательного» успеха умной колонки «Яндекс.Станция», проданной в невообразимом количестве (несколько тысяч устройств), трудно было ждать от «Яндекса» чего-то действительно интересного. Потому никто не удивился, когда в сети всплыла фотография коробки смартфона «Яндекс», на которой были технические характеристики устройства. По ним стало понятно, что работать смартфон будет на процессоре MediaTek (в лучшем случае), на борту будет 3 гигабайта памяти, экран — Full HD, соотношение сторон дисплея намекают на монобровь. Вполне себе характеристики какого-нибудь Xiaomi или Vivo, обычный дешевый смартфон.

Но ценник, который собирается выкатить за этот кусок пластика «Яндекс», недвусмысленно намекает на то, что, как сказал один наш читатель, близкий к компании, «что-то у них там серьезно пошло по ****е».

20 тысяч рублей.

За эти деньги пользователю предложат весьма посредственный смартфон, в котором — сюрприз — будут сервисы Google. То есть по большому счету, отличаться «Яндексфон» будет лишь количеством предустановленных приложений от «Яндекса». Возможно, они даже будут формально защищены от удаления, но вряд ли найдутся столь богатые гики, которые будут «рутовать» смартфон за 20 тысяч. Смысла в этом примерно столько же, сколько в том, что бывший министр связи всегда носил с собой два смартфона — iPhone для всего и YotaPhone для того, чтобы показать свою поддержку «отечественному» производителю.

Конечно, мы посмотрим презентацию (в онлайне, если она будет, ведь «Яндекс» предпочитает приглашать на свои мероприятия лишь тех, кто готов за тарталетку бесноваться в оргазме и яростно хлопать). Конечно, мы постараемся найти в этом смартфоне хорошее.

Хотя это будет очень трудно.

К оглавлению

Подписывайтесь на канал Content Review в Telegram и читайте свежие «утренние реплики» ежедневно. Обсудить же все, что накипело, можно в нашем чате.

//
Присоединяйтесь к нашему каналу в Telegram, группам ВКонтакте и Facebook!
comments powered by Disqus