YouTube и цензура


За последние месяцы тему возможной блокировки YouTube обсудили, наверное, уже все. Но ознакомившись с большим количеством публикаций, эфир и записей радиопередач, я заметил, что тема все же нуждается в более четком и осмысленном анализе. Главная проблема заключается в том, что блокировку YouTube придумали одни, хотят реализовать другие, обсуждают третьи, и у всех участников процесса осознанно или нет, но отсутствует логика. Давайте попробуем вместе разобраться, что происходит, почему эта тема вообще возникла и, главное, что со всем этим делать.

Стороннему обывателю может показаться, что проблема очевидна. YouTube блокирует и выставляет ограничения на контент, распространяемый через платформу компаниями, которые считают государственными. В медиапространстве делается упор на три информационных повода:


  1. Исчезновение прямых эфиров с участием Владимира Соловьева из раздела «тренды»
  2. Ограничение доступа к некоторым документальным фильмам на тему Беслана
  3. Блокировка учетных записей различных российских СМИ, в частности «Царьград»

В совокупности эти поводы вполне могут интерпретироваться как цензура, направленная на российскую точку зрения. Но любому, кто знает принципы работы YouTube и более-менее разбирается в механике взаимодействия платформы и создателей контента, все достаточно очевидно.

Раздел «тренды», из которого выпал Владимир Соловьев со своими проповедями, формируется автоматически. YouTube — не «Яндекс», управлять вручную контентом и его ранжированием платформе не интересно. Более того, алгоритмы рекомендаций YouTube, которые, к слову, и выводят в «тренды» те или иные видео, постоянно меняются и обмануть их можно лишь на непродолжительный промежуток времени. Есть и более простой способ получить гарантированное место на главной странице YouTube — деньги. Дональд Трамп выкупал, например, место в первой строке рекомендаций для прямых эфиров своих предвыборных митингов. Но можно и просто закупить просмотры у сторонних компаний, которые обеспечат вам молчаливых зрителей с любыми метриками — хотите, будут сидеть на стриме пока он не закончится, хотите, будут идентифицироваться как россияне или индусы. Стоит это дешевле официальной рекламы YouTube, но и гарантий никаких не дается. Как только механизм становится массовым, YouTube вносит коррективы и из «трендов» такой контент исчезает. Что, скорее всего, и случилось с Владимиром Соловьевым.

С «трендами» разобрались. Что там с ограничениями по документалкам RT? Да все как обычно. У нас на канале долгое время подобное ограничение висело на ролике «История рекламы Tele2» из-за того, что там на доли секунды появлялась оголенная женская грудь в кадре (да, была и такая реклама у Tele2). Снять такое ограничение возможно, достаточно доступными в самом YouTube средствами нанести на проблемные участки «размытие» и попросить о ручной перепроверке в чате (представьте, там есть чат, в котором можно немедленно получить ответ от службы поддержки). Смею предположить, что в фильме о Беслане присутствовали знаменитые кадры с первыми минутами после штурма, там бежали дети — голые — а это формально дает повод дать ролику возрастной ценз и выводить предупреждение о контенте, который может шокировать. Да и будем честны, подобные истории всегда шокируют. Особенно, если создатели ставят ужасающие кадры и сцены. Является ли жесткое следование правилам актом цензуры? Вопрос неоднозначный, потому как YouTube — это частная компания, не являющаяся монополистом. Кому-то их правила покажутся излишне жесткими, но никто не мешает не идти на эту площадку. Но в том-то и дело, что аудитория сознательно выбирает эту площадку во многом благодаря этим правилам. Об этом чуть позже.

Наконец, блокировки учетных записей различных компаний и организаций, в частности, «Царьград». Лично мне очень сложно себе представить, кто кроме самого «Царьграда» эту блокировку заметил. Но допустим, что аудитория у данного СМИ есть. В этот самый момент канал «Царьграда» доступен, а значит, блокировка была снята. Ни о причинах блокировки, ни о том, что было сделано для ее снятия, сам «Царьград» не сообщает. Хотя, как и в случае с Владимиром Соловьевым, так и в случае с RT, получить ответы от YouTube можно, и не просто ссылку на страницу с правилами, а в более конкретной форме. Более того, снятие блокировки произошло скорее всего потому, что вопрос «Царьград» таки задал, и, получив ответ, сделал необходимые изменения.

Все три повода для масштабного «общественного обсуждения» так называемой цензуры YouTube объединяет одно — отсутствие какой-либо информации кроме эмоциональных высказываний. Ни Владимир Соловьев, ни Маргарита Симоньян, ни «Царьград» не предоставили официальной переписки с сервисом. Это дает основание предполагать, что происходящее было формой подготовки информационного пространства для принятия соответствующих законов.

Теперь — о реальной причине происходящего. Ни комментаторы, ни журналисты, ни герои описанных выше событий почему-то не говорят о том, что, во-первых, в России уже много лет существуют аналогичные YouTube сервисы. Крупнейший из них — Rutube, он находится в ведении ГазПромМедиа, которым по странному стечению обстоятельств занимает так и не победивший Telegram экс-глава РКН Александр Жаров. Rutube хоть и является чуть ли не старейшим российским видеохостингом, популярности не снискал. Сегодня он используется в основном для трансляции контента входящих в ГПМ медиаактивов. В частности, контента Comedy Club Production. Впрочем, эта компания удачно запустила еще одну компанию, через которую успешно атаковала YouTube с шоу «Что было дальше» и им подобными. Помимо Rutube существует «Яндекс.Эфир», который, к слову, монетизирует видео чуть ли не лучше YouTube. По крайней мере показатели дохода на тысячу показов ролика на «Яндекс.Эфире» у нашего канала выше, чем на YouTube. Проблема в том, что показов этих гораздо меньше, а это лишь следствие аудиторных предпочтений.

Аудитория — это главная цель тех, от чьего имени выступают сегодня Соловьев и Симоньян. История с Telegram и попытками предложить альтернативу в виде «ТамТам» с такой же функциональностью продемонстрировала два важных момента. Первый — никто не хочет создавать контент на площадке, про которую достоверно известно, что она контролируется прогосударственной компанией. Второй — можно создать препоны для доступа к сервису, но это приведет лишь к тому, что россияне освоят инструменты обхода. И теперь про VPN не знает только ленивый. А если придется использовать VPN для YouTube, то даже ленивый освоит этот сервис. Что в очередной раз выставит государство дураком. И казалось бы, только сплавили одного в ГПМ, так и следующего, получается, тоже придется убирать.

Стоит внести еще определенную ясность. Законы, какими бы идиотскими они не были, зарубежными компаниями в большинстве случаев выполняются. Ярким примером служит Apple, которая для выполнения убогого требования об обязательном предложении владельцам смартфонов российских сервисов, даже выпустила специальную версию прошивки. В «Яндексе» пьют шампанское, но, как обычно, дождутся обратного эффекта. Ментальность русского народа невозможно изменить так быстро.

Хочется напомнить, что до 60-х годов в СССР любой радиоприемник требовалось регистрировать «где надо». И лишь после того, как стала понятна абсолютная бесполезность этого действия, требование отменили. Также в 70-х глушили «вражеские голоса», что не мешало тем, кто действительно этого хотел, слушать те самые «голоса». Меняются технологии, но не меняется мозг чиновника, который уверен, что запретить русскому человеку что-то делать можно просто росписью пера. Реальность же такова, что любое подобное ограничение служит определенным знаком качества. Запрещают? Значит надо слушать, читать, смотреть.

Возвращаясь к законам, можно быть уверенным, что Google найдет компромисс с властями. Разумеется, ни о каком исполнении дурацкого закона речи не идет, но встречные шаги будут сделаны. Например, могут быть внесены определенные изменения в политике относительно видео, загружаемых определенной группой пользователей, в которую войдут Соловьев с Симоньян. Эти видео будут без ограничений показываться другой группе пользователей, которая будет, в свою очередь, определяться, например, страной, выбранной пользователем в учетной записи. Формально требования будут исполнены, в реальности же пользователи просто изменят свой профиль на Беларусь или Казахстан, чтобы им продолжали показываться русскоязычные видео. Изменится и таргетинг рекламодателей. Не изменится лишь одно — реальный интерес к этим самым «прогосударственным» видео.

Больше всего, конечно, в контексте этой истории выглядит странным тот факт, что государственные медиа не хотят замечать, что площадки — технические площадки — в российском интернете есть. Помимо упомянутых уже Rutube и «Яндекса», есть целая гроздь площадок у Mail.ru Group, да и упомянутые в одной из радиопередач интернет-кинотеатры тоже де-факто являются такими площадками. Технически все есть. Нет только аудитории, а заставить современного человека смотреть, что он не хочет смотреть, нереально. И цензура в общем-то тут ни при чем.

//
Присоединяйтесь к нашему каналу в Telegram, группам ВКонтакте и Facebook!
comments powered by Disqus