Осадок #18: беспилотники в законе, деанонимизация мессенджеров, яблочная зависимость, плен аксессуаров Apple


Короткая неделя, обычно, проходит достаточно спокойно. Так произошло и в этот раз. Реплик всего четыре, и лишь две из них напрямую связаны с темами недели. Это не означает, что оставшаяся пара неинтересна, напротив, она то и вызывает больше всего вопросов и обсуждений. Заглядывайте к нам в чат, обсудим. Но перед этим предлагаем вам ознакомиться со всеми утренними репликами из нашего Telegram-канала. Приятного чтения.

Беспилотники в законе

В России появится документ, регламентирующий тестирование беспилотных автомобилей на трассах общего пользования. Участники рынка (несуществующего) уже негодуют: регламент разработан в интересах крупных компаний, в первую очередь, «Яндекса». Давайте попробуем разобраться, благо в помощь нам есть очень неплохая статья в утреннем «Коммерсанте».

Тем компаниям, которые захотят тестировать беспилотники, предъявляется ряд требований. Некоторые из них вполне логичны, другие явно направлены на то, чтобы отсечь от экспериментов мелкие стартапы. Речь идет о том, что разрешение смогут получить компании с уставным капиталом не меньше 100 миллионов рублей. Мелким разработчикам придется несладко.

Драконовская отсечка по размеру уставного капитала напрямую связана с другим требованием — каждый автомобиль требуется застраховать на 10 миллионов рублей, которые пойдут на прямые выплаты за возможное ДТП. Интересно, что документ фактически поставил точку в дискуссиях об ответственности в случае аварии с участием беспилотника — вне зависимости от исхода (например, смерти пешехода или других участников ДТП) будет лишь финансовое наказание. Это кажется диким лишь на первый взгляд. И дело вот в чем.

Одним из старейших философских вопросов является проблема выбора между двумя негативными вариантами событий. Если человека поставить перед моральным выбором, то он его будет принимать исходя из личных предубеждений и стереотипов. Искусственный же интеллект морали не имеет и руководствуется заданными алгоритмами. Если жертвы неизбежны, а такое случается часто, то им будет выплачена более чем щедрая компенсация. Это звучит немного цинично, но жертвам авиакатастроф выплачивается сумма в четыре раза меньше.

Другие требования к тестированию беспилотных автомобилей по большому счету не отличаются от регламента работы инструкторов автошкол: внесенные в конструкцию автомобиля изменения должны быть зарегистрированы в ГИБДД, во время тестирования на водительском кресле должен находиться водитель, у него должна быть возможность немедленно взять управление на себя, сам автомобиль должен ездить исключительно по согласованным маршрутам, а всю телеметрию и картинку с видеорегистраторов компания должна будет передавать в НАМИ и МВД.

Забавно, что все требования сегодня могут выполнить лишь три компании, обладающие техническими возможностями (прототипами беспилотных автомобилей) — «Яндекс», VolgaBus и все та же НАМИ. Которая, согласно документу, будет получать всю телеметрию и видеозаписи со всех беспилотников. То есть, получит неоспоримое конкурентное преимущество перед остальными. Как такую коллизию будут решать участники (повторимся — несуществующего) рынка непонятно.

В любом случае даже такое дырявое регулирование позволит хоть как-то легализовать беспилотные автомобили, а нам придется придержать сарказм в отношении «Яндекса» и его так называемого тестирования так называемых беспилотников.

К оглавлению

Деанонимизация мессенджеров

Лента наполнена страшными заголовками о тотальной деанонимизации мессенджеров в России. Сложно винить коллег в сомнительной интерпретации новой инициативы правительства, которая выпустила очередное постановление в угоду спецслужбам. В документе прописывается обязанность сервисов регистрировать пользователей по номеру телефона и проверять на соответствие данные пользователя и абонента, на которого этот номер зарегистрирован. Как и большинство законодательных инициатив, данное постановление опоздало как минимум на полгода: в России с июня уже не существует неподтвержденных мобильных номеров. По крайне мере, операторов мобильной связи с июня обязали отключать от сети SIM-карты, к которым не привязаны данные конкретного гражданина.

По большому счету, весь механизм, прописанный в документе, не несет никакой смысловой нагрузки. Коль скоро любой мобильный номер, обслуживающийся оператором РФ, является подтвержденным (а с июня этого года других номеров по закону попросту не существует), то и проверять его не надо. Но Жаров, как обычно, кроется в деталях.

Например, коллеги из Cnews предположили, что мессенджеры теперь должны будут запрашивать при регистрации пользователя его имя и фамилию, и уже эти данные сопоставлять с информацией, полученной от оператора. В свою очередь, операторы должны будут получать от мессенджера некий идентификатор пользователя, скорее всего, подразумевается его nickname в сервисе, и вести базу данных, собирая досье на каждого абонента. Теоретически такая база значительно облегчит оперативную работу спецслужб, но в реальности возникает слишком много вопросов.

Начать стоит с того, что базы данных о пользователях уже есть как у операторов, так и у мессенджеров. Операторы могут с легкостью определить, какими сервисами пользуется абонент, в том числе вычислить конкретные приложения. Мессенджеры же могут по номеру телефона обнаружить не только пользователя, но и с большой долей вероятности вычислить его дополнительные «секретные» (как думает пользователь) учетные записи. Правительство фактически требует, чтобы сервисы и операторы осуществляли обмен информацией. И, конечно, предоставляли его властям по щелчку пальцев.

Проблема заключается в том, что в телеком и IT-блоке правительства уже давно засели дилетанты, не понимающие (или притворяющиеся такими) простых вещей. Например, того факта, что сервисы подчиняются той юрисдикции, которая распространяется на их штаб-квартиру. Российских мессенджеров немного, и пользуются ими совсем уж маргинальные в плане технической грамотности пользователи. По большому счету, все отечественные мессенджеры сосредоточены в руках «МегаФона» и Mail.ru Group, но встретить в реальной жизни пользователя «ТамТама» задача не из легких. То же касается ICQ, VK и OK. Достаточно посмотреть на любой срез данных от операторов, чтобы понять — львиная доля абонентов пользуется «вражескими» сервисами. Которые, разумеется, никаких требований Жарова и компании выполнять не будут.

Ситуация усугубляется фактической импотенцией РКН и сопредельных ведомств. Несколько месяцев попыток блокировки работы Telegram в России обернулись полной капитуляцией чиновников. Сегодня мессенджер Павла Дурова, заблокированный и запрещенный, не только работает без каких-либо прокси-серверов и VPN, но и активно рекомендуется лидерами мнений. Разумеется, ни один интернет-сервис после такого фиаско РКН не будет воспринимать угрозы Жарова всерьез.

А что же операторы? Это компании подневольные, но у них всегда остается обкатанный механизм саботирования подобных идиотских инициатив. Способов множество — от требований технического регламента (что для РКН задача практически непосильная) до требований привести в порядок законодательство (ведь передача персональных данных — это не шутки).

Так что можно не волноваться. По крайней мере, если вы не пользователь «ТамТам».

К оглавлению

Яблочная зависимость

Существует масса различных зависимостей, и практически все они объединены тем, что вам приходится тратить деньги. При этом если бы зависимости не было, то не было бы и трат. Курение, алкоголь, шоппинг, World of Tanks. Но есть и скрытая зависимость, на которую многие обратили внимание лишь в этом году. Это зависимость от выбранной мобильной экосистемы.

Сегодня мир разделился на два лагеря. В более многочисленном и пестром по составу находятся те, кто пользуется смартфонами на Android. В другом лагере, блистающим белизной, расположились богатые (и те, кто хочет ими казаться) владельцы iPhone. Случается, что из одного лагеря в другой под покровом ночи сбегают те, кто еще вчера яростно отстаивал свою мобильную религию. Но чаще всего выбрав одну экосистему современный пользователь смартфона остается ей лоялен. Да, он может участвовать в опросах и делиться «планами купить смартфон на другой платформе», но в реальности экосистему не покидает.

Сохранить независимость и с легкостью перейти с iPhone на Android и обратно могут позволить себе немногие. Проблема заключается в том, что чем больше мы пользуемся конкретной платформой, тем больше покупаем контента и приложений, привыкаем к набору сервисов (отнюдь не взаимозаменяемых) и интерфейсу. А потому истовые адепты Android зачастую плюются от iOS, указывая на ограниченность свободы и возможностей. Члены секты iOS возражают, указывая на сложность и запутанность интерфейса Android. И спору этому нет конца.

Такой статус-кво крайне выгоден Apple. По итогам последнего квартала количество проданных смартфонов снизилось, а доходы — выросли. Такая финансовая коллизия произошла вследствие того, что Apple все больше зарабатывает на владельцах iPhone. В последние годы все меньшее количество фанатов покупают каждую новую модель, а когда цена на iPhone превысила 1000 долларов, желающих срочно сменить старенькую модель на новую снизилось кардинально.

Чтобы сохранить поток денег, Apple начала наступление сразу по нескольким фронтам. С одной стороны, она делает все, чтобы пользователь не мог соскочить с iOS. Аргументов масса, начиная с того, что в Apple Music у него плейлисты и рекомендации, и заканчивая тем аксессуарами, на которые потрачены немалые деньги, но которые хоть и могут, но работают с Android не лучшим образом.

Но самое гениальное, что сделала Apple, это намеренное снижение ремонтопригодности iPhone. Если несколько лет назад можно было пойти в несертифицированный сервисный центр и починить iPhone за сумму в несколько раз меньшую, чем в официальном сервисе, то сегодня большая часть компонентов попросту недоступна и, условно говоря, залита клеем. При этом цены в официальном сервисе настолько высокие, что альтернативы покупке «страховки» нет. А это дополнительные деньги, которые владельцу iPhone приходится платить фактически за обещание более низкой цены ремонта. Если он вообще понадобится.

Надо признать, что со смартфонами на Android все становится примерно также. Производителям невыгодна поддержка серого рынка ремонта смартфонов. В идеале им хотелось бы, чтобы смартфоны вообще не чинили. Сломался? Покупай новый.

Свобода сегодня слишком дорогое удовольствие. Выбирая смартфон, мы выбираем клетку, в которой будем сидеть несколько лет до покупки нового. И не факт, что в следующий раз захотим менять привычную уже клетку на новую. По большому счету, все они одинаковы, а выбор и свобода — это лишь иллюзия.

К оглавлению

Плен аксессуаров Apple

Огромный плюс всей техники Apple перед любым другим производителем, это возможность создания единой экосистемы. Ноутбук и смартфон Samsung связаны между собой только названием, тогда как в Apple все построено на возможности использования нескольких устройств в связке. Но в железной части продуктов этого и прошлого года что-то пошло не так, и мы получили:


  1. Представленные ранее Apple Watch изначально используют свою особенную зарядку, но раньше это не напрягало.
  2. С iPhone перестали давать переходник для стандартных наушников.
  3. Зарядить iPhone от Macbook не получится, так как последний не имеет разъема USB Type-A.
  4. Проблема решается если купить кабель Lightning/Type-C, но тут другая беда, в комплектной зарядке используется разъем Type-A, и чтобы не носить мешок проводов, придется купить ещё и специальный блок для зарядки.
  5. Появление iPad'ов 2018 года эту проблему частично решило: в комплекте с новыми планшетами идёт зарядка с разъемом Type-C. Но в iPad больше не используется разъем Lightning, а значит кабель там только Type-C/Type-C.
  6. Вспомним про кабель для зарядки Apple Watch. Там же старый разъем USB Type-A, а значит нам не обойтись только зарядкой от iPad, придется носить еще и зарядку для iPhone с кабелем для Apple Watch.
  7. Наушники из комплекта новенького iPhone за 120 тысяч рублей будут работать только на iPhone, так как их просто больше ни к чему не подключишь. С рабочего ПК, компьютера у друзей или родственников их тоже использовать не получится, там ведь Lightning, который есть только на iPhone и прошлогодних iPad.
  8. Все старые аксессуары, такие как переходник для подключения камеры, флешек и USB устройств, с новым iPad больше не работают по той же причине, придется купить все еще раз с новым разъемом. При этом, купленное сейчас железо не будет работать с iPhone, так как там старый разъем.
  9. Кабель iPad не поддерживает передачу данных, им можно только заряжать планшет, а значит потребуется докупить кабель для синхронизации.
  10. Стилус Apple Pencil старого образца тоже заряжается от Lightning, а значит и его тоже придется обновить.
  11. С вероятностью в 99%, в iPhone 2019 тоже будет Type-C, значит закупать все разное придется только на год, потом вся эта мишура в очередной раз превратится в тыкву, но хоть со второй попытки окончательно.

В итоге, обычный пользователь техники Apple заплатит за комплект из ноутбука, планшета, смартфона и часов где-то 300 тысяч рублей, но при это будет носить с собой кабель для часов, для айфона, для планшета и макбука, зарядку для часов, зарядку для часов и макбука с планшетом, павербанк для часов с Type-A, павербанк для смартфона, ноутбука и планшета с Type-C, несколько аксессуаров, возможно одинаковых, но отдельно для планшета и смартфона… Понятно, что уже давно нужно переходить на Type-C с Lightning, но при обновлении техники раз в год делать это нужно один раз для всех устройств, а не заставлять даже самого лояльного пользователя покупать отдельный рюкзак для аксессуаров.

К оглавлению

Подписывайтесь на канал Content Review в Telegram и читайте свежие «утренние реплики» ежедневно. Обсудить же все, что накипело, можно в нашем чате.

Присоединяйтесь к нашему каналу в Telegram, группам ВКонтакте и Facebook!
comments powered by Disqus