Осадок #52: кому нужны умные водосчетчики, как операторы создают тарифы, роуминг с Беларусью опять отменяют

Даже когда на рынке ничего не происходит, каждое утро у нас в Telegram-канале выходит «Утренняя реплика». Давайте вспомним, о чем мы рассказывали на этой неделе.

Кому нужны умные водосчетчики

Смотреть на YouTube
Слушать в mp3

Электросчетчики с SIM-картами появились достаточно давно и ими уже никого не удивить. Правда, стоят они до сих пор слишком дорого, чтобы переход на них был массовым. Сами квартиранты в таких тратах смысла особого не видят, а управляющие компании умеют считать деньги. Свои, разумеется. Поэтому обходчиков, которые собирали данные со счетчиков, уволили, а квартирантов обязали сдавать эти показания самостоятельно. Правда, многие предпочитают не отсылать никаких показателей и платить по нормативу потребления, все равно раз в год при проверке показаний живым человеком производится перерасчет. Так что на горбу электросчетчиков ворваться в рынок интернета вещей не получилось. Но есть же еще счетчики воды. А вот с ними шансы есть.

На одном популярном IT-портале семейная пара разместила статью о том, как компания, к которой они явно имеют отношение, выпустила водосчетчик со встроенной SIM-картой стандарта NB-IoT. Решение действительно интересное — счетчик сертифицирован, а значит, может использоваться без препятствий со стороны УК. Показания со счетчика передаются на облачную платформу, где можно настроить их пересылку в городской портал Москвы. Ну, или просто следить за ними со смартфона. Создатели счетчика обещают шесть лет его работы от встроенной батарейки, да и по большому счету если батарейка сядет раньше, сам счетчик продолжит работать, просто не будут передаваться показания.

Казалось бы, решение идеальное. Если бы не цена. Комплект из двух водосчетчиков и контроллера, отсылающего показания, стоит 6000 рублей. Партнером, к сети которого и подключаются контроллер, выступает МТС, плата за обслуживание на 6 лет включена в стоимость комплекта. Предполагается, что через 6 лет понадобится и счетчики проверять, и батарейку менять, а заодно и за связь заплатить, правда не говорится — сколько. Оператора сменить не получится, eSIM впаяна в плату контроллера.

Уже сейчас понятно, что с такой ценой решение массовым не станет. Простые водосчетчики сегодня стоят если не на порядок, то уж точно во много раз дешевле. Отсутствие интеграции системы с управляющими компаниями может вызвать неприятную ситуацию, когда пользователь уверен, что данные отсылаются куда надо, а управляющая компания будет думать иначе. Наконец, далеко не все готовы выложить сто долларов просто за то, чтобы не залазить в шкаф и снимать показания вручную.

Впрочем, цена — это величина непостоянная и сильно зависящая от масштаба проекта. Ведь, как уже говорилось ранее, можно и не сдавать эти показания каждый месяц, перерасчет делается в любой момент. Если вы очень экономный человек и стремитесь в срок сдать все показания, чтобы не переплатить, а фактически дать в долг, управляющей компании, то вряд ли вы готовы заплатить 6000 рублей просто за то, чтобы смотреть на показания не на самом счетчике, а на смартфоне. Если же вы плевать на то, что вам будут выставлять счет по усредненным показаниям, то тем более нет никакого смысла тратить дополнительные деньги.

Получается, что единственными по-настоящему заинтересованными участниками этой истории остаются управляющие компании. Но если вы хоть раз пытались что-нибудь у них узнать, то уже в курсе, что показания общедомовых счетчиков и прочие невидимые метрики являются их способом хоть как-то свести баланс. Поэтому они явно не в восторге от возможности установить жесткий контроль за всеми энергоресурсами. Кто ж откажется от возможности поправить свое благосостояние за чужой счет?

Единственным бенефициаром этой истории является МТС, чьи eSIM с NB-IoT встроены в эти электросчетчики. Ведь они-то свои деньги за обслуживание получают в любом случае. Вопрос лишь в том, насколько большие.

К оглавлению

Как операторы создают тарифы

Смотреть на YouTube
Слушать в mp3

Каждый раз, когда операторы перезапускают тарифы, они рассказывают абонентам, что теперь-то они заживут по-королевски. К сожалению, все не так просто, и далеко не все понимают, что любое изменение тарифов всегда направлено на одну единственную цель: заработать больше денег. Давайте сегодня поговорим о тарифах, операторах и том, как избежать их ловушек.

На заре развития мобильной связи операторы чувствовали себя как лиса в курятнике. Связь была нужна всем, строительство сетей и поглощение локальных операторов шло как по маслу, денег в кассе оператора с каждым месяцем становилось все больше. Многие и не помнят времена, когда тарифы номинировались в долларах США, минута разговора стоила 20 центов, а все входящие были платными.

Все закончилось, когда регионов без связи не осталось. И вот тут началась первая волна конкуренции, благодаря которой мы до сих пор наслаждаемся одними из самых низких в мире тарифов на мобильную связь. Маркетологи операторов рассуждали вполне логично: сети уже построены, а значит, можно ронять цены, ведь больших вложений в инфраструктуру уже не понадобится. Как говорил Сергей Доренко, «так-то оно так, да трошечки ж не так». Первая ценовая война на уничтожение прошла тогда, когда о 3G мало кто знал. И уж точно никто не предполагал, что рынок мобильной связи превратится в полигон для гонки технологий со всеми его многомиллиардными инвестициями в частоты, сеть и удержание абонентов.

Именно в этот момент операторам стало понятно, что впереди долгие годы серьезных затрат, а тарифы мечутся где-то на уровне плинтуса. И началось то, что мы наблюдаем до сих пор. Изменение, оптимизация, обновление — называть это можно как угодно, но рост стоимости услуг связи потихоньку начал свое движение.

Этот рост не всегда очевиден. Дело в хитром подходе, который практикуют операторы уже много лет. Для того, чтобы увеличить выручку, вовсе не требуется в лоб повышать цены. Смысла в этом никакого, абоненты немедленно перейдут к конкурентам, а самому оператору придется одной рукой гасить негатив в информационном поле, а второй рукой отмахиваться мокрыми трусами от ФАС и других ведомств.

Поэтому оптимизация всегда направлена на небольшую — от двух до пяти процентов — группу абонентов. Именно она, можно сказать, будет страдать от изменений, но крайне важно сделать так, чтобы изменения принесли некую ценность другим абонентам. Например, в тарифе увеличивается квота мобильного трафика и уменьшается квота голосовой связи. Голосовой связью пользуется небольшая часть абонентов, она станет платить больше. А трафик нужен всем, хоть и тратят эту квоту далеко не все. И себестоимость трафика на порядки ниже себестоимости голосовых минут со всеми этими выплатами «Ростелекому» и прочим государственным кормушкам.

В последнее время стало модным пересматривать тарифы несколько раз в году, каждый раз отправляя текущие, уже подключенные абонентами, тарифы в «архив». А уже позже с этими архивными тарифами можно делать что угодно. Как это сделал МТС с тарифом для краснодарского края, который внезапно оказался чуть ли не у каждого жителя Крыма. Расчет оператора предельно прост — да, придется платить больше, но куда вы денетесь? Ведь наши абоненты инертны и к переносу номера прибегают чуть реже, чем никогда. И пусть министерство отчитывает об очередном миллионе абонентов, воспользовавшихся MNP, мы то знаем, что это одни и те же люди, бегающие от оператора к оператору в поиске лучшей жизни.

Если вы слышите, что ваш оператор меняет условия тарифа, не спешите рвать на себе волосы и строчить гневные комментарии. Присмотритесь, может вы входите в ту группу абонентов, для которых новые условия действительно принесут выгоду. Хотя, как показывает практика, таких с каждым годом становится все меньше.

К оглавлению

Роуминг с Беларусью опять отменяют

Смотреть на YouTube
Слушать в mp3

Отменить роуминг между странами таможенного союза наши чиновники мечтали чуть ли не с момента создания этого самого союза. В 2015 году рабочая группа, состоящая из представителей антимонопольных ведомств стран-участниц, подготовила план по снижению тарифов в роуминге. Он практически полностью копировал европейский подход, то есть предлагал поэтапное снижение предельных тарифов на услуги связи в роуминге с итоговой их отменой. К самой идее вопросов не было, а вот ее экономическое обоснование не выдерживало никакой критики. Неудивительно, что после публичного уничтожения этого плана на страницах прессы, чего представители ФАС никак не ожидали, план был отправлен под сукно. И вот, спустя четыре года, мы опять слышим о грядущей отмене роуминга. Учтя ошибки прошлого, чиновники теперь планируют отменить роуминг лишь между Россией и Беларусью. И вроде бы на высшем уровне решение уже принято, но теперь на дыбы встали операторы. Давайте попробуем разобраться почему.

Для того, чтобы понять, в чем вообще проблема, надо знать, что роуминговые тарифы имеют весьма специфичное ценообразование. Когда вы приезжаете в другую страну, ваш смартфон подключается к сети оператора, заключившего соответствующее соглашение с вашим домашним оператором. Совершая звонок или отправляя фотографию в мессенджере, вы пользуетесь сетью местного оператора, а тот в свою очередь выставляет счет вашему. Этот счет включает все расходы с достаточно жирной наценкой, ведь в капитализме нет места благотворительности, если речь идет о бизнесе. Ваш оператор добавляет еще процентов 20 сверху и выставляет счет уже вам. Вот и получается, что услуги связи в роуминге стоят в несколько раз дороже, чем дома. А в прошлом разница в затратах исчислялась порядками.

Когда чиновники рисовали первый план отмены роуминга между странами таможенного союза, российские операторы уже вовсю вели работу по серьезному снижению стоимости услуг роуминга. И этого удалось достичь за счет нескольких факторов. Первый из них — бизнес-модель, подразумевающая покупку услуг у роуминговых партнеров пакетом. Например, закупили пару террабайт трафика впрок, а уже потом абоненты, приезжая в эту страну, трафик потихоньку тратят. Это позволило кардинально снизить стоимость мобильного интернета в роуминге, а в ряде стран и вовсе сделать доступным безлимит в роуминге. Второй фактор — рост выездного туризма. У всех операторов появились так называемые «популярные страны», где стоимость роуминга ниже. Это как раз те страны, куда чаще всего ездят россияне. Операторы закупают у местных партнеров больше трафика, как интернет, так и голосового, и за счет объема получают цены еще ниже.

В случае с Беларусью есть определенный перекос как в количестве граждан, перемещающихся между двумя государствами, так и в бизнес-модели возможного сотрудничества. Как это ни прискорбно для белорусской страны, россияне не рвутся покушать драников и провести пару недель в Беловежской пуще, тогда как белорусы с удовольствием приезжают на заработки в Россию. Именно поэтому российские операторы готовы пойти навстречу чиновникам и кардинально — как в случае с «популярными странами» — снизить все тарифы. Но движение должно быть обоюдным, а белорусская сторона не очень-то горит желанием в одном мгновение лишиться всех роуминговых доходов.

Но самое печальное заключается в том, что экономики Беларуси и России очень разные. У нас разная валюта, разные доходы, разная стоимость самой мобильной связи. Если в Европе, где роуминг формально отменен, а реально предоставляется в рамках определенного объема услуг, и доходы, и тарифы плюс-минус сравнимы, то в нашем союзном государстве все не так радужно. Никого ведь не удивляет, что у нас в разных регионах устанавливаются разные цены, пусть они и не всегда коррелируют с доходами местного населения. И если даже отмена внутрироссийского роуминга привела к множеству юридических коллизий, то страшно подумать, чем закончится история с отменой роуминга международного.

Но отрицать нельзя — история красивая. А чиновники очень любят, когда красиво.

К оглавлению

Подписывайтесь на канал Content Review в Telegram и читайте свежие «утренние реплики» ежедневно, а не раз в неделю. Приглашаем вас и в новый канал «Телеком поток», куда транслируются все новые публикации с сайта Content Review без авторских комментариев.

Присоединяйтесь к нашему каналу в Telegram, группам ВКонтакте и Facebook!
comments powered by Disqus