Осадок #63: мифология кэшбека, страдания по роумингу, гифки и мемасы, «Яндекс» снова упал

Давайте вспомним, что же попало в рубрику «Утренняя реплика» на канале Content Review на этой неделе.

Кэшбэк курильщика

Смотреть на YouTube
Слушать в mp3

Современным потребителям, то есть нам с вами, приходится все время быть на чеку. Маркетологи не дремлют и, вооружившись поддержкой юристов, стремятся выдать свой товар за то, чем он не является. Несколько лет назад американский оператор T-Mobile утверждал, что у него 4G сеть, хотя на деле его сеть была построена на технологиях третьего поколения с некоторыми надстройками, позволяющими достичь скоростей, сравнимых с LTE. Но то США, где законы куда более лояльны маркетологам, а в рекламе можно без затей напрямую мочить конкурентов. В России все сложнее, но и на нас свалилась напасть. Имя ей кэшбэк.

Что такое кэшбэк понятно из самого термина — это возврат наличных. Впервые этот инструмент появился у банков в качестве стимулирования клиентов делать больше операций по кредитной карте. Чем больше тратит клиент, тем больше ему возвращает банк. Обычно — два или три процента от потраченной суммы возвращается на расчетный счет. Настоящими деньгами, разумеется.

В России кэшбэк тоже поначалу был возвратом средств, но сегодня придется поискать банк, который возвращает деньги деньгами. Все чаще вместо наличных клиенту начисляют некие баллы. И ладно бы эти баллы можно было бы как-то конвертировать в деньги, но нет. Баллами предлагается оплатить некие услуги и товары из некоего каталога. Получается, что вместо возврата денег клиента заставляют тратить еще больше на не очень-то нужные ему вещи. Такая механика была у почившей в Бозе программе лояльности «Малина».

Когда термин не закреплен в законе, он начинает мутировать. Кэшбэком называют системы партнерских программ, где покупатель выбирает из каталога некий товар, приобретает его по партнерской ссылке, а потом получает вознаграждение. Механика таких систем проста — продавцы вознаграждают систему за привлечение покупателей, а система уже вознаграждает покупателя. Подвох в таких системах может учуять даже школьник — достаточно убрать посредника и можно получить еще большую скидку.

Но самые отмороженные маркетологи идут еще дальше и используют слово «кэшбэк» для маскировки еще больших трат клиента. Например, возвращая клиенту некую сумму с условием, что потратить ее он может только на покупку дополнительных услуг. Со стороны выглядит все достаточно красиво — вместо условно одной услуги клиент получает за те же деньги сразу две. Проблема лишь в том, что вторая услуга клиенту была не нужна, иначе бы он купил ее сам.

Некоторые наши коллеги говорят — ну чего вы докапываетесь, воспринимайте этот кэшбэк как скидку. Не вопрос, но почему бы тогда не называть это скидкой? А скидкой назвать не получится, потому что потратить этот кэшбэк на оплату услуг, оплаченных наличными, нельзя. Можно только купить еще услуг. Так какой же тогда это возврат денег?

В России уже дискредитировали себя многие интересные инструменты и механики. Помните, как в свое время SMS-голосование было действительно вызывающим доверие способом определить победителя? Спасибо «Первому каналу», теперь каждый знает, что в SMS-голосовании победит тот, кто больше заплатит. Теперь маркетологи взялись за кэшбэк. Радует лишь одно, определить кэшбэк нормального человека просто — это когда вам возвращаются деньги, которые вы можете потратить на что угодно, даже снять в банкомате.

А кэшбэк курильщика — это баллы, скидки, условия покупать в определенных местах, регистрация каких-то кодов и прочие танцы с маркетологами. Помните — курение убивает. В данном случае — ваши деньги.

К оглавлению

Как оставаться на связи в роуминге и не разориться

Смотреть на YouTube
Слушать в mp3

За всеми прыжками и ужимками ФАС мы совсем забыли о существовании международного роуминга. В последние годы уже не слышно историй о том, как кто-то поехал в Египет и там накачал «Интернов» на миллион. Впрочем, уже и в Египет никто не ездит, и «Интерны», хвала всевышнему, больше не снимаются. Вместе с ними в небытие ушли и высокие цены на международный роуминг. Но перед каждым сезоном отпусков всплывает эта тема, коллеги строчат статьи о том, как сэкономить в роуминге, разбирают предложения операторов и рассуждают о преимуществах туристических SIM-карт. Видимо, пришло время и нам высказаться, пусть и не в пользу любителей экономии.

Операторы наперебой утверждают, что потребление услуг в роуминге растет. Туристы все больше качают трафика, перестают отключать свои телефоны и даже — о ужас — пользуются голосовой связью. Этому феномену есть несколько объяснений. Во-первых, туристический поток в зарубежные страны в последнее время стабильно снижается. Пик популярности пакетных туров в Турцию и прочие страны, где за относительно небольшие деньги можно было получить неограниченную еду сомнительного качества и доступ к спиртосодержащей жидкости, прошел. Россияне все чаще предпочитают либо ехать в отели «без русских», либо путешествовать самостоятельно, без участия туристических агентств. В любом случае, увеличение расходов окончательно нивелирует затраты на роуминг. В среднем операторы предлагают сегодня платить несколько сотен рублей в сутки в обмен на пакет мобильного интернета, вполне достаточный для мессенджеров и соцсетей. Ну а чтобы оценить степень щедрости операторов, достаточно заглянуть в прайс базовых цен, где, например, у МТС стоимость 1 мегабайта в роуминге до сих пор равна 875 рублям.

Во-вторых, проникновение смартфонов сыграло свою роль в повышении технической грамотности даже старшего поколения. Настоящим спасением для таких путешественников стал WhatsApp, через который не только сообщениями можно обмениваться, но и звонить. Даже с видео! Это для многих реально заменяет все остальные каналы связи. И если уж на мобильный интернет жаба задушила деньги потратить, всегда есть бесплатный WiFi в лобби отеля. Но русский человек подвержен соблазнам показать, какой он успешный. А потому куда привлекательней для нас является видеозвонок с пляжа, а для этого уже понадобится мобильный интернет.

Так какие же варианты сегодня есть у туристов, отправляющихся за рубеж? Конечно, в первую очередь это покупка местной SIM-карты. В том же Таиланде с этим нет никаких проблем, карточку получить можно чуть ли не в аэропорту без всякой волокиты и немедленно окунуться в мир мобильного интернета. Но чем цивилизованней страна, тем больше препон такому счастью. Зачастую SIM-карту нужно регистрировать в салоне местного оператора, а это и время, и проблема языкового барьера. Наконец, далеко не у всех есть смартфон с двумя SIM-картами, а свою родную симку вынимать в роуминге никак нельзя. И чуть позже мы объясним, почему.

Второй вариант — приобрести туристическую SIM-карту. Это крайне сомнительное решение, хотя в ряде уникальных случаев может стать хорошим вариантом. Вся проблема в том, что цены на трафик по таким SIM-картам существенно выше местных, а если уж и брать вторую SIM-карту, то лучше брать ее на месте.

Наконец, всегда можно пользоваться услугами роуминга своего оператора. В двухнедельном отпуске расходы на интернет вряд ли превысят десять тысяч рублей, и это, согласитесь, не так уж и много. Хотя, если речь идет о поездке на «все включено» в Турцию, то сумма может показаться слишком большой.

Главным же секретом успеха операторов в сфере роуминга стало даже не снижение цен. Это старые-добрые SMS, без которых остаться никак нельзя. Иначе как подтверждать покупки в сети и следить за движением денег на банковском счету? Ну а если родная SIM-карта все равно остается активной в роуминге, то, возможно, стоит заплатить за комфорт своему оператору. Как считаете?

К оглавлению

Giphy превращает мемасы в игры

Смотреть на YouTube
Слушать в mp3

Мы привыкли, что многие компании изначально планируют расширение своих платформ и экосистем до самых невероятных размеров. Google, Facebook, Apple и другие техногиганты делают все, чтобы получить всё внимание (и данные) пользователя и их амбиции не являются секретом. Иное дело специализированные сервисы. Такие, как например, Twitter или Airbnb. Подобные компании существуют в своей нише и редко пытаются выйти за её пределы.

Но иногда бывают интересные исключения. Как вы уже, наверное, смогли заметить, в этом году наблюдается бум игровых сервисов. Причины этого очевидны. Сейчас наиболее популярной бизнес-моделью являются сервисы по подписке. Для корпораций сбор регулярных платежей с клиентов является более доходным и предсказуемым, чем разработка и разовая продажа некоего продукта.

Рынок музыкального стриминга уже давно поделён, на рынке видео контента идёт такая война, что в даже Apple со своими миллиардами не рискует вступать в полноценное противостояние, предпочитая ограничиться номинальным присутствием. Рынок видеоигр в этом плане более разнообразный и потому не такой устоявшийся. Да, тягаться с игроками вроде Sony и Microsoft рискнёт не каждый. Но есть ниши попроще, и постоянно появляются новые возможности. К примеру, рост пропускной способности каналов связи и развитие ПО позволяют запустить стриминговый проект Google Stadia, который ещё несколько лет назад был просто невозможен технически.

В общем, рынок видеоигр переживает интересные времена и продолжает расти, что, собственно, и привлекает самых разных инвесторов. По большому счёту, в этом нет ничего необычного. Но одной компании всё-таки удалось удивить нас. Речь идёт о Giphy. Да, это тот самый хостинг gif-анимаций, который является источником хорошо известных всем анимированных мемов с котиками и не только.

Проект называется Giphy Arcade и позволяет создавать, играть и делиться примитивными играми за считанные секунды. Авторы называют их микроиграми. Доступен с десяток весьма простых шаблонов игр вроде Арканоида, Flappy Bird и ей подобных. Соответственно, игровой процесс очень прост и предполагает, что его длительность будет ограничена десятками секунд. Пользователь может менять изображения персонажей и объектов в играх на любые другие из огромной библиотеки сервиса. С одной стороны это похоже на первоапрельскую шутку популярную в течение нескольких дней, с другой — не стоит недооценивать силу мемов в современном интернете.

Интересней тут другое. Сервис доступен на веб-сайте, игры являются браузерными, но в фирменном приложении Giphy нет никакого упоминания о них. И тут можно вспомнить о том, как подобные игры на базе HTML5 любой желающий мог публиковать в Телеграме, когда эта возможность появилась в 2016 году. Но очень быстро Apple посчитала это нарушением правил AppStore, и команда Павла Дурова была вынуждена удалить эту возможность из Телеграма.

Эта история хорошо иллюстрирует какой властью обладают владельцы больших экосистем и платформ. Смогут ли выжить в долгосрочной перспективе независимые нишевые сервисы — вопрос пока остаётся открытым. Обществу давно пора задуматься над тем, какой механизм сможет обеспечить равные возможности для создателей независимых сервисов в будущем. И кто знает, возможно, что угроза лишиться мемасов c котиками окажется более мотивирующей, чем мрачные киберпанк-романы о всемогущих технокорпорациях.

К оглавлению

Крокодильи слезы «Яндекса»

Смотреть на YouTube
Слушать в mp3

Стон стоит на улице Льва Толстого. После того, как в Госдуме состоялось обсуждение законопроекта о значимых информационных ресурсах, акции «Яндекса» обвалились на 20 процентов. И подняться так и не смогли, всю неделю котировки застыли на уровне меньше, чем две тысячи рублей за акцию. Причиной стал вывод акций из портфелей зарубежных игроков, ведь законопроект подразумевает, что информационные компании, представляющие значимость для государства, не смогут отдавать иностранным совладельцам более 20 процентов акций. Ситуация прямо скажем неоднозначная, есть и аргументы за, и аргументы против. Попробуем разобраться, тем более пена хайпа уже сошла на нет.

Во-первых, надо понять, что же за термин такой — «значимые». В прессе неоднократно упоминались примеры нефтяных и других ресурсных компаний, значимость которых для российской экономики сложно недооценить, но в то же время участие иностранного капитала в этих конторах куда больше 20 процентов. Это действительно так, но сравнивать бизнес, работающий с реальными ресурсами и требующий технологий, недоступных в России, с «Яндексом», ресурсы которого нематериальны, а благосостояние зиждется на разграблении рынков такси, доставки еды, манипуляции с новостным потоком и превращением жизни водителей в ад, нельзя. К тому же «Яндекс» практически независим от западных технологий, как уверяет генеральный директор компании Елена Бунина, у них все свое — и люди, и технологии. Если нет зависимости от иностранных технологий, то вполне может появиться зависимость от иностранного капитала.

Елена Бунина в интервью «Комсомольской правде», которое, к слову, удалено со страниц народной газеты, причитает о том, что для развития «Яндексу» кровь из носу нужен доступ к зарубежному финансированию. Без этого, по ее словам, не будет развития. Но давайте взглянем на финансовый отчет за последний год. Выручка компании выросла до 128 миллиардов рублей, чистая прибыль — до 46 миллиардов. Эти деньги, 46 миллиардов, это деньги, которые остались у компании после всех расходов, то есть фактически их можно потратить на то самое развитие, о котором беспокоится госпожа Бунина. Но по каким-то причинам этих денег «Яндексу» недостаточно. Нужно еще больше. На что? Вопрос риторический.

В том самом удаленном интервью Буниной журналист задает вполне невинный, но очень хорошо характеризующий «Яндекс» вопрос. В блоке, где Бунина рассуждает об опасности распространения в России беспилотных автомобилей китайских и американских компаний, «Комсомольская правда» интересуется, а почему тогда «Яндекс» разрабатывает свой беспилотник на базе корейских седанов Hyundai? Бунина отвечает, что по сути беспилотник — это софт, и можно использовать любой автомобиль, но суть вопроса осталась без ответа. Сложно себе представить, что Baidu будет в разработке беспилотного автомобиля использовать японские малолитражки, а американцы — китайские. К тому же при всем уважении к чувствам гордых автолюбителей, Lada Vesta — мало чем уступающий зарубежным аналогам автомобиль. Почему «Яндекс» не использует его в качестве базовой модели своего беспилотника? Нет ответа. Равно как нет ответа на вопрос, что за проекты «Яндекса» настолько велики, что компании не хватает собственных денег — сотен миллионов долларов — на разработку?

Но главный вопрос так и остался незаданным. Неужели Елена Бунина думала, что, прося помощи у государства в диком лоббировании интересов «Яндекса» на рынке через все эти законопроекты об обязательной установке приложений «Яндекса» на смартфоны, импортируемые на рынок, и требовании пустить «Яндекс» в чужие экосистемы, не придется заплатить?

Сюжет, в котором герой встречает условного джина и просит его о чем-то, а в обмен ощущает на себе жуткие последствия собственных желаний, слишком распространен, чтобы Елена его не знала. Бойся желаний своих, «Яндекс». Ибо последствия неминуемы.

К оглавлению

Подписывайтесь на канал Content Review в Telegram и читайте свежие «утренние реплики» ежедневно, а не раз в неделю. Приглашаем вас и в новый канал «Телеком поток», куда транслируются все новые публикации с сайта Content Review без авторских комментариев.

Присоединяйтесь к нашему каналу в Telegram, группам ВКонтакте и Facebook!
comments powered by Disqus