Осадок #15: IoT-тарифы, Google отказался от Android, покупать ли флагманы, Россия ушла в технологический отрыв, тяжелая судьба технологий

На этой неделе вышло сразу пять утренних реплик. Мы решили вернуться к формату размышлений не только на злобу дня, но и посмотреть на вечные вопросы под новым углом. Настало время оглянуться назад и посмотреть, что же интересного выходило в рубрике «Утренняя реплика» в Telegram-канале Content Review.

Тарифы интернета вещей

«МегаФон» объявил себя первым оператором интернета вещей. Аргумент прост, именно он предложил комплексный тариф «Интернет вещей», подключить к нему можно как простую, так и термоустойчивую SIM-карту. Если есть желание, можно электронную подключить, правда, не совсем ясно, как ее будут программировать. Но опция имеется. И, судя по пресс-релизу, этот тариф разработан специально под NB-IoT.

Возникает справедливый вопрос — справедливо ли считать «МегаФон» первым оператором интернета вещей? Попробуем разобраться. Тем более нас сложно заподозрить в больших симпатиях к этой компании.

Когда оператор становится оператором? Тут все достаточно просто. Помимо первичных операционных признаков, например, лицензии и сети, требуется что-то большее. Например, МТС недавно объявил о строительстве своей сети NB-IoT. Отлично, но сеть эта эфемерна, чтобы развернуть NB-IoT достаточно активировать соответствующие опции на базовых станциях и создать дополнительное ядро, что не так уж и сложно. Куда труднее найти клиентов, и вот тут у всех участников рынка возникают большие проблемы.

Сам по себе интернет вещей не является чем-то новым. По большому счету это лишь трансформация уже существующих у всех операторов платформ m2m. В свое время лидером рынка m2m был «Билайн», не в последнюю очередь благодаря платформе Jasper. Сегодня так получилось, что вперед выходит «МегаФон». И не за счет того, что он построил сеть (как говорилось выше — это не сложно, ибо сеть NB-IoT не то же самое, что сеть LTE, это лишь программная надстройка на уже существующую сеть).

Оператор лишь тогда становится оператором, когда у него появляются клиенты и тарифы.

Только так, только вместе. Под конкретного клиента, особенно с достаточным бюджетом на реализацию своих идей и задач, можно даже новую сеть построить хоть в чистом поле. Но это будет единичное, не масштабируемое решение. И у компании может быть сколько угодно таких клиентов, оператором она не станет. Интегратором — возможно.

Тарифы — это тот самый Рубикон, который нужно пройти компании чтобы стать оператором. Тарифы — это правила игры, которые устанавливаются для всех, кто может и хотел бы воспользоваться услугами, но не может рассчитать свой кейс. Одно дело, когда связь — основа бизнеса, другое дело, когда без нее, в принципе, можно обойтись, но она является залогом эффективности. И вот тут в дело вступают тарифы. Это открытые метрики, по которым можно рассчитать затраты и сравнить поставщиков. Когда вы приходите в магазин, вам хотелось бы иметь возможность самостоятельного выбора, пусть рядом и будет бегать консультант, настойчиво предлагающий помощь.

Раздражение может вызывать то, как оператор продвигает тарифы. Тот же тариф «Интернет вещей» оператора «МегаФон» позиционируется как тариф для сети NB-IoT, но об этой технологии в официальной оферте нет ни одного упоминания. Обычный m2m-тариф, завернутый в новую упаковку. Но, наверное, в этом и состоит смысл IoT — старые сервисы, позиционирующиеся по-новому.

Только вот что тогда делать с МТС, который свой аналогичный тариф для интернета вещей выкатил еще в августе? Ведь если следовать описанной выше логике, именно МТС может называть себя «первым». Или нет?

К оглавлению

Google отказался от Android?

Очередная сенсация в лентах новостей: Google якобы планирует отказаться от Android. Пару месяцев назад уже были разговоры о том, что поисковый гигант разрабатывает новую операционную систему на замену Android, но как мы уже писали — это не совсем так.

Если более детально изучить информацию, которая стала доступна, то можно понять, что речь идёт о возможном ребрендинге Android. При этом технически система продолжит эволюционировать, но назвать это «отказом от платформы» было бы некорректным.

Просто нужно разделять три разных вещи: бренд Android, операционную систему и, собственно, платформу.

Бренд Android, это, по большому счёту, название и набор маркетинговых материалов. При желании он может быть заменён на любой другой. Если маркетологи посчитают это необходимым, то Google может выпустить очередное обновление своей мобильной ОС под другим названием с небольшими косметическими изменениями. В этом случае можно говорить об отказе от бренда, но никак не от платформы.

Операционная система Android состоит из большого количества разных компонентов, которые условно можно представить в виде набора слоёв между железом и набором пользовательского ПО. Сейчас фундаментом в этой конструкции является ядро Linux.

Теоретически оно может быть заменено на другое ядро. Более подробно мы об этом писали ранее. При этом возможно сохранить обратную совместимость с большинством уже существующих программ и оставить тот же самый пользовательский интерфейс. Для конечного пользователя это будет все та же самая ОС, но если смотреть на это с технической точки зрения, то можно сказать, что да, это отказ от старой системы.

Собственно, платформа Android — это, прежде всего, сервисы Google. Операционная система в данном случае лишь инструмент обеспечения доступа к этим сервисам. От них никто отказываться, разумеется, не будет. Поиск, навигация, голосовой ассистент, мессенджеры и многие другие сервисы никуда не денутся и будут развиваться.

Проще говоря, не стоит смешивать маркетинг и разработку ПО. Технически, операционная система как развивалась, так и будет развиваться. Периодически в ней могут происходить серьёзные технические изменения. Однако, если это будет нужно Google, то рядовой пользователь вряд ли будет их замечать, как например, он не заметил замену Dalvik на ART.

Но сам бренд Android может смениться в любой момент при необходимости. К примеру, возникнет необходимость как-то объяснить очередное закручивание гаек. Маркетинговый отдел посовещается и решит, что будет достаточно представить публике новое название: мол, вот, новая ОС, смотрите, тут новые иконки и больше нельзя устанавливать ПО конкурентов. Во благо вашей безопасности и для повышения стабильности системы, разумеется.

К оглавлению

Покупать ли флагманы?

Huawei официально анонсировал новую линейку флагманов Mate 20. Как бы ни хотелось поклонникам Apple и Samsung доказать обратное, именно китайская компания сегодня задает тон и вектор развития на рынке смартфонов. Но в то же время этот анонс сделал вопрос «а нужно ли покупать новейшую модель смартфона» более актуальным, чем прежде. Ведь вместе с выходом новой модели цены на ее предшественников снизятся. Есть ли смысл выкладывать тысячу условных единиц за новый флагман?

Время революций на рынке смартфонов прошло. Если пять лет каждое новое поколение устройств крупнейших брендов действительно ставили крест на предшественников, то сегодня все изменилось. Изменения в iOS и Android все больше носят косметический характер, а технические характеристики самих смартфонов по большому счету не меняются. Пиковые показатели производительности воспроизвести в реальной жизни сложно, большинство пользователей не могут, если только не делают это целенаправленно, обеспечить нагрузку смартфону даже до половины его производительности. Последним бастионом были фотокамеры, но и в этом аспекте железная составляющая все больше отходит на второй план, пуская вперед программное обеспечение. Делать снимки на уровне «нормально» уже способны даже модели из нижнего ценового сегмента.

Таким раскладом, к слову, успешно пользуются бренды Xiaomi, OnePlus и другие любимчики аудитории, предпочитающей экономный подход. Действительно, если исходить исключительно из производительности, то нет никакого смысла брать новейшую модель бренда из топ-5. Вполне можно обойтись смартфоном по цене в пять, а то и в шесть раз дешевле.

Есть и другая причина, по которой покупка флагмана — это всегда лотерея. Когда на рынок выходит новая модель, заранее с ней более-менее плотно могут познакомиться лишь пишущие обзоры блоггеры и журналисты. У них, в свою очередь, может быть определенная степень предвзятости к бренду (или наоборот — чрезмерное обожание), а в силу короткого периода тестирования они попросту не смогут оценить главное — стабильность работы. Как следствие, в качестве группы тестирования все чаще используются первые покупатели. Особенно хорошо это видно на примере Apple, которая выпускает заплатки iOS сразу после начала продаж новых iPhone.

И это мы еще не вспоминаем взрывную, просто огненную историю с Galaxy Note 7.

Флагманы выходят раз в год, и за 12 месяцев предыдущую модель, обычно, доводят до ума. В цене она падает чуть ли не вдвое. Да, в ней нет тех фишек, которые компании используют в новинке. Но предшественник становится стабильнее, софт отполирован, производительность (см. выше) по-прежнему избыточна. Так может все же взять его, а не новинку?

Тут-то и появляются любители дешевых китайских смартфонов, которые начинают нашептывать: «ну и что, что у нас нет NFC. Он и не нужен! Зато в 5 раз дешевле» или «да, камеры не огонь, но ведь и фотографируешь ты не часто, не будешь же ты переплачивать только за камеры!». Поддаться на эти аргументы легко, но дьявол кроется в деталях. Помимо совсем очевидных различий есть множество мелочей, всплывающих в процессе использования смартфона. И если крупные бренды стараются по максимуму их предусмотреть и устранить, то с компаниями, ставящими в приоритет цену на устройство, цели совсем иные. Ну а если что-то не понравится, всегда останется аргумент: «а что вы хотели за эти деньги».

Так что в момент, когда вы внезапно захотите купить флагман, присмотритесь на его предшественников. Быть может самым правильным решением будет приобрести модель прошлого года.

К оглавлению

Россия ушла в технологический отрыв

Говорят, сегодня русских туристов можно узнать по тому, как они пытаются оплатить покупки смартфоном. Неизменно вызывая восторг и восхищение аборигенов. И ладно бы дело происходило в какой-нибудь Замбии, нет, восхищение выражают жители тех стран, которые, вроде как, более развиты, чем наша. Между тем, ничего удивительного нет, Россия всегда славилась тем, что была более продвинута в технологиях. Можно сколько угодно шутить о медведях в ушанках с балалайкой в одной лапе и бутылкой водки в другой. Но прибыв в Москву и обнаружив в метро под землей не только Wi-Fi, но и высокоскоростной LTE-интернет, редкий гость столицы может скрыть свое изумление.

Конечно, Москва похорошела при Сергее Собянине, но в технологическом опережении благодарить стоит не его, а ту вакханалию пиратства, которая накрыла нас в 90-е. Если вам уже за 30, вы прекрасно помните, что купить какой-нибудь лицензионный софт в нашей стране было практически нереально. Санкции (а Голливуд их, к слову, наложил и запретил прокат в России фильмов) тут не при чем, просто никому в голову не приходило платить за операционную систему, текстовые и графические редакторы, и, тем более, игры.

При этом доступность программного обеспечения у нас до сих пор одна из самых высоких в мире. И это спровоцировало в 90-е появление большого количества профессиональных программистов, дизайнеров, специалистов по базам данных, в общем, технарей на любой вкус. Пока их заокеанские коллеги посещали колледжи и потихоньку осваивали программное обеспечение, которое могли себе позволить приобрести их учебные заведения, наши ребята просто шли на Горбушку или местный (а в регионах профессионалов выросло едва ли не больше, чем в крупных городах) и брали диск с нужным софтом. Изучение того же Photoshop методом тыка (а книги стоили дорого, не всем по карману) породило поколение дизайнеров, которые умеют использовать программное обеспечение так, как надо, а не так, как задумывали этот процесс разработчики. Сегодня пиратский софт если и качают, то в основном по причине слишком высокой цены. Продукты Microsoft стоят довольно дешево, антивирусные программы тоже. Остались последние бастионы типа набора программ Adobe, но с ними вполне справляются многочисленные торренты.

Русские люди оказались настолько восприимчивыми к новым технологиям, что для посетивших Чемпионат мира 2018 года по футболу иностранцы пребывали в шоке. А как еще можно реагировать на то, что такси в этой стране заказывают не по телефону, а через приложение. А приложений этих не одно, и не два. Службы доставки, клининга, госуслуги наконец. Все это технологическое пиршество никак не согласовывалось с внешним имиджем страны.

Однако эта вакханалия технологий сыграла с российскими разработчиками злую шутку. Попытка экстраполировать востребованные сервисы на Запад провалилась. Не потому, что сервисы плохие, а потому, что западный пользователь оказался к ним не готов. Наши привычные сервисы оказываются слишком сложными для понимания. Не говоря уже о реализации и функционирования. Та же парковка: в Москве можно припарковаться, через приложение оплатить несколько часов вперед, а потом, когда настанет время уехать, остановить оплату и получить неиспользованный аванс обратно.

Конечно, все описанное выше относится к западным странам. Восток даст нам фору и несколько очков вперед. Но основой для технологического прорыва и там служила доступность технологий и программных инструментов. Просто их скачок пришелся на 2000-е, когда мы уже немного успокоились. И тем не менее, нам есть, чем гордиться. Не стоит об этом забывать, когда руки потянутся написать очередное сообщение о том, какая отсталая у нас страна.

К оглавлению

Тяжелая судьба технологий

Так получается, что развитие рынков происходит одинаково. Появляется технология. Довольно дорогая. Для ее развития нужны большие деньги, и их, обычно, находят в корпоративном секторе. Некоторое время технология развивается, подпитываясь деньгами больших заказчиков, и переходит во вторую стадию — становится массовой. Когда она становится доступна всем желающим. Но бывает и по-другому.

Компьютеры долгое время были доступны очень ограниченному количеству компаний. Они были гигантскими, а цена вполне соответствовала размеру. Лишь в 80-х годах несколько молодых людей нашли способ сделать компьютеры доступными простым людям. И сегодня корпоративный сектор развивается параллельно с потребительским. Серверные компьютеры на порядок мощнее, но и простые потребительские решения на голову опережают потребности масс.

Одной из технологий, которая забуксовала при переходе из разряда корпоративной в массовую, является видеоконференцсвязь. Да, видеозвонки сегодня доступны всем и каждому. Есть и персональные, когда вы набираете кого-то в условном WhatsApp, есть и групповые, за что спасибо Skype и Hangouts. И тем не менее, технология ВКС забуксовала. Что отлично видно на примере оборудования.

Вы давно покупали веб-камеру? Спрос на них подкосили встраиваемые в мониторы и экраны ноутбуков сенсоров на пару мегапикселей. Но если вам нужно что-то большее, чем весьма среднего качества картинка, вы пойдете в магазин за отдельной веб-камерой. И тут вас будет ждать сюрприз. Относительно свежими моделями сегодня считают те, что вышли год-два назад. Есть весьма продвинутая модель у Logitech, но в целом на рынке доступны лишь очень старые и не такие уж продвинутые устройства. Получить картинку хорошего качества с них практически нереально.

В то же время в сегменте корпоративной видеоконференцсвязи творится пиршество технологий. Камеры для ВКС выдают картинку не хуже полупрофессиональных видеокамер, а программное обеспечение в совокупности с доступными гаджетами позволяет сделать так, что камера будет наводиться на говорящего за круглым столом, определяя его местоположение по голосу. Кристально четкое изображение, обработка видео на лету — все это доступно бизнесу, но купить такого монстра домой нереально. Слишком дорого.

А середины нет. Есть только очень дешевые камеры «для дома» и отличные камеры «для состоятельных компаний». Как следствие, про видеосвязь мы все вспоминаем очень эпизодически, технология прошла мимо нас. Казалось бы, могут найтись стартапы, которые смогут эту технологию перевести в разряд общедоступной, но чем больше проходит времени, тем больше ВКС-компании обособляют себя от рынка. Оно понятно, ведь куда проще найти пару-тройку крупных заказчиков и жить на эти контракты долго и счастливо. Только вот в таких условиях нет никаких предпосылок для того, чтобы технология стала массовой.

Просто представьте. Для того, чтобы собраться вместе с друзьями и пообщаться по видео, вам всего лишь нужно запустить Google Hangouts, доступный на всех платформах. Благодаря усилиям ВКС-компаний, корпорациям для такого же собрания нужно купить кучу оборудования, сервер, арендовать каналы и заплатить кучу денег. Ну и попутно выделить помещение в офисе. Звучит бредово? Возможно, но именно в такую финансовую стратосферу отправляется любая технология, пропустившая этап перехода из корпоративного в массовый сегмент.

К оглавлению

Подписывайтесь на канал Content Review в Telegram и читайте свежие «утренние реплики» ежедневно. Обсудить же все, что накипело, можно в нашем чате.

Присоединяйтесь к нашему каналу в Telegram, группам ВКонтакте и Facebook!
comments powered by Disqus