Осадок #3: индийский РКН, утечка Apple, смартфонный ИИ, YouTube притормозил и подарки МегаФона


Пока в Москве идут дожди, в некоторых российских городах жара просто расплавляет все желание работать. И тем не менее Telegram-канале мы ежедневно публикуем «утреннюю реплику», посвященную заметному, по мнению редакции, событию. Настало время оглянуться назад и посмотреть, что же интересного произошло на прошедшей неделе.

Контроль государства над устройствами

Государственные ведомства многих стран пытаются получить контроль над мобильными коммуникациями своих граждан. У кого-то получается надавить на производителей, кто-то использует сложные комбинированные схемы получения контроля. Некоторые государства, например, Россия занимаются имитацией подобных усилий, реальной целью которой является банальное перенаправление денежных потоков и аппаратная борьба (см. дельность РКН, «пакет Яровой», и т. д.).

Но есть и по-настоящему забавные подходы к решению этой задачи. На прошлой неделе такой был продемонстрирован министерством телекоммуникаций Индии (Telecom Regulatory Authority of India, TRAI). Во имя благих целей борьбы с телефонным спамом регулятор пошёл на радикальные меры и в прошлый четверг обязал всех операторов связи в течение полугода обеспечить работу приложений из утверждённого списка на всех смартфонах, регистрирующихся в сетях. Речь идёт о приложении Do Not Disturb (DND 2.0), созданном силами министерства и его подрядчиков. Это приложение, как утверждается, создано для того, чтобы защитить от спама беззащитных индийских пользователей.

Разумеется, чтобы фильтровать нежелательные звонки и сообщения государственному приложению необходим доступ к телефонным звонкам, списку контактов, SMS и т. д. Также предполагается, что это ПО должно всегда быть активным. В случае, если таковое приложение не установлено или устройство не поддерживает его установку, то по согласованию с министерством такие смартфоны могут быть отключены от сети.

Звучит пугающе, но эксперты знакомые с индийским рынком утверждают, что это лишь ещё один рычаг давления на Apple. Американская корпорация столкнулась с остановкой роста продаж и для неё критически важны гигантские рынки Китая и Индии. К слову, китайским властям с помощью угроз заблокировать сервисы Apple уже удалось добиться доступа к iCloud и возможности фильтрации контента в локальном AppStore.

В Индии ситуация несколько сложнее, т. к. помимо требований обеспечить доступ, есть и экономические претензии. Напомним, что Apple долго не могла открыть в Индии сеть магазинов Apple Store, так как был принят закон, который увязывал открытие фирменных магазинов и производство хотя бы части продукции внутри страны. Этот вопрос корпорация смогла урегулировать, организовав сборку айфонов прошлых поколений (SE, 6, 6S) на территории Индии.

Теперь от Apple, по сути, требуют обеспечить возможность предустановки государственного приложения с доступом к личным данным пользователей. И это более сложная для корпорации ситуация, чем просто требование локализации производства. Вполне возможно, что эта проблема разрешится подобно китайскому прецеденту: никакие шедевры индийских программистов на айфоны предустанавливаться не будут, функциональным аналогом DND 2.0 будет признано эппловское приложение Unwanted Communication, а государство получит некоторый доступ к iCloud и дополнительные возможности по регулированию локального AppStore. О чем, скорее всего, обе стороны постараются не распространяться и обойдутся без пресс-релизов.

К оглавлению

Apple удаляет обучающие ремонту iPhone ролики

На этой неделе на YouTube появилось несколько внутрикорпоративных видеороликов Apple. Их публикация вызывала резкую реакцию корпорации, и с YouTube они были удалены в считанные часы включая «перезаливы». От каких-либо официальных комментариев компания отказалась.

Такая реакция заставляет предположить, что эти видео, как минимум, содержат информацию о новом айфоне или каких-то других, ещё не анонсированных продуктах компании. Но на самом деле это обычные сервисные видео, в которых демонстрируются стандартные процедуры по ремонту айфонов: замена экрана, батареи и тому подобное. Это может показаться странным: у многих производителей электроники есть подобные видео, и, хотя они тоже формально не предназначены для широкой публики, найти их в сети совсем несложно, т. к. никакой войны на уничтожение с такими роликами не ведётся.

Почему же реакция Apple так сильно отличается? Нужно сказать, компания давно ведёт борьбу за снижение ремонтопригодности своих устройств. Более того, искусственно ограничивается и возможность обратиться в официальный сервис — для этого используются заградительные цены и небольшое количество сервисных точек. Все это не новость и неоднократно приводило к судебным искам, однажды это даже стало поводом для написания законопроектов регулирующих право на ремонт (см. «Right-to-Repair Laws»).

Однако официально (да и неофициально тоже) представители Apple объясняют те или иные решения растущей сложностью устройств, плотной компоновкой и, конечно же, безопасностью пользователей. Установят неоригинальные компоненты — и все сразу взорвётся. Но если все внутри залить клеем, то в этом случае за безопасность пользователя резко возрастает. И в это можно было бы даже поверить, но сервисная политика корпорации говорит совсем о другом.

Даже крупные и уважаемые сервисные центры, по сути, не могут получить официальную сертификацию и право на самостоятельный ремонт. Максимум это диагностика и замена на новое устройство из обменного фонда. При этом официальные цены откровенно неадекватны. К примеру, замена треснувшей «спинки» iPhone 8 Plus обойдется вам в $400, при цене нового устройства в $800, а ремонт скандально известной клавиатуры в новых MacBook стоит от $600 до $1300 (напомним, что цена нового устройства начинается с отметки $1299).

Проще говоря, реакция на публикацию сервисных видео только подтверждает то, что и так было известно многим: Apple давно уже не заинтересована ни в надёжности своих устройств, ни простоте их обслуживания.

К оглавлению

Искусственный интеллект в смартфонах

В последнее время стало появляться слишком много анонсов всевозможных «нейронных сопроцессоров», «процессоров искусственного интеллекта», «AI-ускорителей», и т. д. Практически все производители мобильных SoC заявляют о наличии или готовящемся релизе NPU (neural processing unit) в своих чипах: Qualcomm, Apple, Huawei, MediaTek и т.д.

Пиарщики и некоторые журналисты порой не стесняются называть наличие таких модулей не иначе как «поддержкой технологий искусственного интеллекта». И, конечно же, такое определение некорректно. В целом складывается впечатление, что люди просто повторяют слова из пресс-релизов, иногда для разнообразия дополняя их другими, тоже не вполне точными терминами.

О чем же на самом деле идет речь?

Во-первых, «искусственный интеллект» — это сам по себе очень спорный термин. Можно даже сказать, что искусственного интеллекта не существует. Как минимум, это вопрос дискуссионный и во многом связан с определением «интеллект» вообще. Обсуждая его можно уйти далеко в философские и лингвистические дебри. Не стоит забывать и о том, что слова «intelligence» и «intellect» в английском языке имеют разные значения, но не все переводчики пресс-релизов помнят об этом. Нам важно понимать, что это лишь маркетинговое название для широкого спектра приложений использующих машинное обучение и не более того.

В свою очередь, машинное обучение — это, если очень упрощенно, способ создания алгоритмов, позволяющих находить неявные связи между входящими данными и возможными реакциями системы. Логику работы такого алгоритма определяет не «ручное» описание всех возможных ситуаций, а анализ некоего набора прецедентов из обучающей выборки. К примеру, после анализа большого количества образцов, алгоритм способен опередить границы объекта на фотографии или слова в аудиопотоке.

Реализуются такие алгоритмы на программном уровне и могут выполняться на самых разных процессорах. Но, как показывает практика, тензорные вычисления, которые лежат в основе таких алгоритмов, эффективней осуществлять на многоядерных системах способных выполнять большое число операций с пониженной (как правило, до 8 бит) точностью. Именно это обстоятельство привело к популярности использования видеокарт (GPU) в сфере машинного обучения. Однако в мобильных устройствах вопрос энергоэффективности стоит намного острее, чем в десктопных и серверных системах, а GPU заметно слабее. Поэтому производители мобильных чипов стали добавлять специализированные сопроцессоры для решения подобных задач. Начался этот процесс много лет назад, с появлением ISP, DSP и т.д. в составе мобильных платформ (например, Qualcomm Hexagon). То, что мы видим в настоящее время — это эволюция железа и отчасти революция в пользовательском ПО.

Для конечного потребителя наличие таких модулей означает лучшую работу голосовых ассистентов и камер при несколько большем времени работы от батареи. Почти все остальные задачи, использующие машинное обучение, выполняются на серверах и наличие мощного NPU в клиентском смартфоне никак на них не сказывается.

Попытки выдать панель с часто запускаемыми приложениями или тюнинг планировщика задач за «технологии искусственного интеллекта» мы оставим на совести маркетологов.

К оглавлению

Google замедляет Youtube

Руководство Mozilla, в лице исполнительного директора Криса Петерсона, обвинило Google в умышленном ухудшении работы сервисов в браузерах сторонних производителей. В качестве примера Крис привёл YouTube, который запускается заметно медленней (пять секунд против одной) в браузерах Microsoft Edge и Mozila Firefox по сравнению с Google Chrome. Такая разница возникает из-за особенностей работы библиотеки Polymer, которая используется в веб-интерфейсах многих сервисов Google.

Для манипуляции элементами на странице в случае с Chrome используется «родной» DOM API, в то время как для других браузеров запускается весьма специфический Shadow DOM, который всегда был заметно медленнее. Важно отметить, что предыдущая версия YouTube работала с практически одинаковой скоростью во всех основных браузерах. Эти факты и стали основанием для выдвинутых в отношении Google обвинений в умышленной дискриминации конкурирующих продуктов.

В Google пока никак не прокомментировали эти обвинения, но можно быть уверенным, что если комментарии поступят, то они, разумеется, будут указывать на то, что это случайное совпадение и не более того.

И, вполне возможно, что это будет почти правдой. Как показывает практика, в последние годы редко кто-то из менеджеров берет на себя ответственность и умышленно вносит такие изменения в готовый продукт. Тем более, учитывая горький опыт всевозможных антимонопольных процессов, в ходе которых изымается рабочая документация и переписка. Чаще бывает так, что в процессе подготовки релиза у продукта обнаруживаются те или иные дефекты и проблемы с ними связанные. Но некоторые из них незамедлительно исправляются, а некоторые остаются, т. к. руководство проекта все прекрасно понимает и расставляет приоритеты исходя из этого понимания.

Тот факт, что по мере удушения конкурентов, Google будет все более и более агрессивным, вряд ли является для кого-то сюрпризом. А значит, подобных ситуаций с каждым годом будет все больше.

К оглавлению

Персональные предложения МегаФона

«МегаФон» запустил персональные предложения для своих абонентов. Предполагается, что это символические подарки, содержание которых формируется автоматически на основе анализа активности абонента. Стильно, модно, молодёжно: Big Data, если говорить современным PR-языком. Но что-то пошло не так с самого начала.

Узнать, что же там такого интересного предлагает «МегаФон» можно через мобильное приложение. Есть и альтернативные способы, один из которых оператор рекламирует в своём ролике с Ильей Лагутенко. Ролик, к слову, хороший. После невнятных песен про «купил насос и не вопрос» и полёты на космическом корабле была относительно удачная перепевка «Роуминг гудбай» («Лондон гудбай»). Теперь вот «Нажимай» («Утекай»). Но, как это обычно бывает, можно снять отличную рекламу, но если продукт подкачает, то её эффективность уже не столь важна.

Персональные предложения «МегаФона» сводятся к не очень понятному бонусу и обязательному рекламному, но фактически никому ненужному пакету «кино на МегаФон.тв 2 недели бесплатно». Бонусы также крайне странные. Например, потребляющему 5-10 гигабайт в месяц абоненту было предложено «300 мегабайт на 3 дня в подарок», при этом условием подарка было пополнение счета на 200 рублей. Зачем? Оператору срочно понадобились деньги, да так, что подождать конца расчётного периода и получить абонентскую плату в 800 рублей никак нельзя?

Самое удивительное в этой истории, конечно, ссылка на Big Data, анализ которой якобы используется для подготовки этих персональных предложений. Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы понять — персональные предложения МегаФона создаются лишь с одной целью: побудить абонента принести денег в обмен на неликвидные услуги.

Хотя можно было бы действительно использовать анализ активности абонента и предложить ему что-то стоящее. Но мы живём в таком мире, где потребитель вынужденно применяет фильтр, отбрасывающий «холодные» предложения. Поэтому серьёзную долю «ценности» предложения составляет его презентация. Объяснение, зачем ему, потребителю, это нужно здесь и сейчас. Но тут оператор может попасть в другую ловушку. Если он прямо напишет «друг, мы видим, что ты смотришь много пиратского кино по мобильному интернету, давай вот подключи пакет легального кино, попробуй», то может нарваться на обвинения в нарушении конфиденциальности. Мало ли какое кино смотрел абонент. Это не дело мобильного оператора.

Вот и получается, что персональные предложения являются не такими уж персональными. Предложение, сделанное на один из наших номеров, полностью совпало как минимум с десятью предложениями, сделанными нашим читателям. О какой персонализации тут может идти речь непонятно.

Зато ролик с Лагутенко очень хороший.

К оглавлению

Подписывайтесь на канал Content Review в Telegram и читайте свежие «утренние реплики» ежедневно. Обсудить же все, что накипело, можно в нашем чате.

// ,
Присоединяйтесь к нашему каналу в Telegram, группам ВКонтакте и Facebook!
comments powered by Disqus