Президент МТС Вячеслав Николаев про экосистему, 5G и многое другое

Текстовая версия интервью президента МТС Вячеслава Николаева в рамках сессии The Speakers Speech в рамках конференции "Ведомости.Телеком 2021", прошедшей весной 2021 года.

— Позвольте начать с большого системного вопроса про развитие экосистемы: почему МТС выбрала путь развития собственной экосистемы, предпочтя этот путь альянсу с другими компаниями?

— Вопрос действительно системный. Вообще, откуда взялись экосистемы? Во-первых, я хочу сказать, что мы не такой путь выбрали, если что, потом что предполагать, что настолько продвинутая компания, как МТС, может все сервисы и услуги самостоятельно развить, было бы неразумно. Поэтому, партнерство у нас есть, их много, простейшие примеры — мы всегда были основным партнёром Apple, потом Spotify, других крупнейших мировых сервисов. Вообще, у нас есть такая большая часть стратегии — это партнериться с лидерами разных индустрий.

Это ругательное слово — «экосистема», его часто говорят, пора переставать его произносить, но пока не придумали, чем можно это заменить. Вообще, откуда взялось это поветрие на экосистему? Не знаю, как вы считаете, но многие говорят, что крупные компании хотят захватить новый рынок и начать зарабатывать больше денег и всё. На самом это так не работает. Есть две фундаментальные причины, по которым экосистемы появились. Как водится, у людей и эмоциональная, и финансовая, всегда было хлеба и зрелищ. Эмоциональная появилась от того, что при развитии технологии каждому человеку стало доступно огромное количество услуг из разных направлений. Раньше мы могли выйти из дома, куда-то сходить вокруг и получить некоторое количество товаров и услуг. Сейчас их стало огромное количество. Проблема выбора усложнилась. Попробуйте зайти на «АлиЭкспресс» и сказать: «я хочу электронные часы», и у вас выйдет 15 тысяч товаров с разностью в одну копейку. Количество брендов тоже будет считаться тысячами. Потому, нужно каким-то образом выбирать.

И здесь возникает эта история, которая идёт от эмоции, это доверие, то есть, вам нужен какой-то консьерж. Если вы человек очень богатый у вас может быть консьерж настоящий, а так у вас появляется электронный консьерж, и здесь очень важно доверие к бренду. Таким образом развивались экосистемы. Тот же Amazon осознал, что в поиск начали вводить не в Google, а внутри интернет-магазина. Это как раз та история, когда появляется бренд, с которым у вас есть какие-то взаимоотношения, желательно финансовые. В нашем случае это очень удобно, потому что у нас финансовые отношения с большим количеством клиентов. Здесь ещё важно, чтобы у вас было какое-то знание про клиента, чтобы вы могли релевантно ему что-то предложить. В этом смысле BigData, искусственный интеллект, большая часть этой системы, которая появляется.

Есть вторая часть, экономическая, без которой ничего не работает. Давайте представим себе отдельно стоящий онлайн-кинотеатр. Где он берет новых клиентов? Реклама, воронка, CPA, CPR, заплатили — получили определённую стоимость нового клиента, который к вам пришёл. Обычно, когда бизнес быстро развивается, эту стоимость сравнивает с потенциальным доходом, который с ходу в лоб получите, и стараетесь его как-то отбалансировать. Но в период быстрого роста, обычно вы за нового клиента платите больше просто потому, что вы набираете масштаб. А экосистема — это какая-то компания, у которой есть большое количество клиентов в одном из бизнесов. У нас конкретно в телекоме. Она, взаимодействуя со своим клиентов, с какой-то частотой, имеет возможность ему предложить услугу аналогичную, но при этом дать ему скидку в размере той самой стоимости, которую отдельный кинотеатр заплатит за привлечение клиента.

Казалось бы, нулевая история, компания ничего с этого не приобретает. Приобретает, потому что с этого есть телеком-услуга, к ней прибавляется более дешёвая услуга онлайн-кинотеатра, но клиент становится более лояльным, и вы в телекоме начинаете зарабатывать больше и больше, клиент от вас не уходит. Поэтому, экономическая часть в экосистеме тоже есть. Получается, вы свои сервисы тоже должны развивать, чтобы было много точек контакта с клиентом, своих сервисов, но при этом есть партнёрские сервисы, которые вы тоже можете предлагать для полноты кошелька и внимания к вам. Поэтому эту вещь нужно обязательно балансировать. Обязательно нужны крупнейшие партнёры в областях, в которых вы сами не являетесь лидером.

— В каких областях у МТС могут появиться такие партнёры в ближайшее время?

— Я думаю, что ближайшее время вы увидите достаточно удивительное партнёрство в области топлива, кондиционеров для воздуха. В этом месяце мы ожидаем такие партнёрства, но будут ещё и другие. Создавшееся доверие позволяет вам идти в другие области, менее очевидные.

— Понятно. Вячеслав, вы недавно возглавили огромную компанию. Скажите, пожалуйста, что вы хотите изменить в этой компании?

— Наверное, кардинально менять сейчас что-то в развитии МТС достаточно странно, потому что мы недавно вышли на курс, такое комплексное изменение было. С одной стороны мы выделили бизнес-вертикали, телеком является одной из них, а с другой стороны мы полностью изменили подход к экономике, это, может, не сразу видно со стороны, но мы перестали считать экономику по продуктам, а начали считать экономику по клиентам.

Это технологически достаточно сложная вещь, но это означает, что один и тот же продукт разным клиентам можно дать за разную стоимость, именно такую, какую этому клиенту подходит. Вы следите за тем, чтобы не уйти в убытки именно по каждому клиенту, и это мы уже сделали, это правильно, я был частью этого изменения, как раз отвечал за развитие экосистемы в МТС. С этой точки зрения всё хорошо, единственное, мы сейчас хотим сфокусироваться на более быстром развитии продукта, который сейчас, скорее всего, может занять свое место в экосистеме. Мы больше двух лет разбрасывали камни, делали много экспериментов, начали работать со стартапами через Startup Hub, и ещё многие вещи. У нас большое количество продуктов сейчас в разработке. Мы чувствуем, сейчас есть время, некоторые из этих продуктов сфокусировать и разрабатывать быстрее. Прямо сейчас я этим занимаюсь.

— Понятно. Скажите, пожалуйста, вопрос про пятое поколение связи. Понятно, что он носит некоторый отягощенный характер у нас, но в технологически передовых странах, к которым относится, безусловно, Россия, но в других, сейчас 5G — это драйвер роста для телекоммуникационных компаний. Если в России ближайшее 2 года 5G не становится драйвером роста, то что будет драйвером роста для вашей компании ближайшие 2 года?

— Смотрите, если говорить именно про телеком-часть, то я не думаю, что отсутствие активного развития 5G ближайшее время сильно повлияет, потому что людям всё равно нужна связь, им нужны современные услуги, которые можно предоставлять только через мобильные сети, и они всё равно будут востребованы. Мы всё равно будем развивать сети, у нас есть возможность в существующих стандартах увеличивать скорость и другие показатели. Да, мы не сможем достигнуть того показателя, который позволяет уйти в производственные циклы, которые сейчас называются первыми в пользовании 5G. Я, честно говоря, надеюсь, что нам всё-таки удастся ситуацию с частотами улучшить и начать развитие 5G, потому что в этом смысле стране отставать от мира как минимум неправильно.

— Безусловно. Вот предыдущие два раза, когда речь шла о частотах, третьего поколения, четвёртого поколения, вопрос, по крайней мере, решился в один день чудесный с участием первого лица. В одном случае это был Дмитрий Анатольевич, в другой Владимир Владимирович, но как вы думаете, сейчас какая вероятность того, что в рамках того совместного предприятия, которое сейчас осуществляет деятельность, в том числе взаимодействие с силовиками и предлагает им различные методы: «давайте ваши средства переведём в такой-то диапазон», что это всё будет решено, согласовано и первое лицо будет милостиво решит отдать телеком золотой диапазон?

— Вряд ли. С моей стороны было бы очень странно оценивать вероятность решения первого лица. Естественно, нам всем от этого было бы лучше и это было бы самым лёгким способом разрешения этой ситуации, но с другой стороны, упорная работа со стороны СП тоже может привести к результатам. Сейчас делать прогнозы неблагодарное дело.

— Хорошо. Предположим, до этого ещё далеко, и строить, как у вас был сегмент 5G в центре Москвы, который мы испытывали. Действительно, высокая скорость была в «Детском мире» и окрестностях. К какому году вы готовы были бы развернуть полноценную сеть в московском регионе с учётом иных ограничений — только на российском оборудовании?

— Смотрите, это всё равно происходит постепенно. Никогда новый стандарт, ни 3G, ни 4G не начинался с каких-то моментов, давайте мы сейчас придём и заменим всю сеть с 3G на 4G. Здесь то же самое, сети строятся 5G-ready, но всё равно ставиться базовые станции будут постепенно в тех местах, где встречается наибольший спрос. Это естественное течение событий, так же, как и было с предыдущими стандартами, так будет и со стандартом 5G. Никто не готовит большой запас капитального вложения в будем, взять его и сразу грохнуть. В конце концов это и стройка не позволит. Подрядчики, которые занимаются стройкой, не могут прийти вдруг взять и сразу построить всю сеть, так не работает. Поэтому, это будет постепенное внедрение, такое же, как и раньше. Оно будет более быстрым, потому что сети строятся 5G, но это не будет взрыв.

— Вы же общаетесь с производителями, которые заявляют о себе, что вот мы будем… Допустим, «Ростех». Уважаемая компания будет выпускать оборудование 5G. Какие они прогнозы дают относительно того, насколько быстро им удастся развернуть конкурентоспособного оборудования производства в России?

— Я бы сказал, во-первых, они все дают достаточно разный короткий срок в частных беседах. Мы на эту тему довольно серьёзно думали и поэтому последнее время мне часто задают вопрос: «что это у вас за компания МТС Электроника?». Мы решили, поскольку мы можем импортозамещение — это не только, как многие ощущают, угроза развитию, скорее, возможность. Мы решили воспользоваться возможностью, мы смотрим в том числе и в собственные разработки, потому что мы крупный потребитель такого оборудования. Поэтому, мы активно в эту сторону идём.

— Собственные — вы имеете в виду, дочерних компаний экосистемы?

— Нет, и собственных. Собственные — мы смотрим на разных партнёров в этом направлении. Невозможно только с одним партнёром работать.

— А возможно, что вы будете работать на оборудовании, которое будет производиться при участии «АФК системы»?

— Всё возможно. Конечно, мы смотрим на всех партнёров.

— Конечно. Скажите, пожалуйста. Модная тема сейчас — внедрение искусственного интеллекта. Даже уже ассоциации юристов заговорили о регуляторике искусственного интеллекта. То есть, чтобы ограничить доступ системам искусственного интеллекта в те сферы, которые будут юридически обязать человека к какому-либо действию. Как у вас в компании? В каких сферах внедряется искусственный интеллект и как вы оцениваете потенциал для развитие этих систем? Что он позволит — сократить штат, сократить время на обслуживание, увеличить ARPU, что конкретно будет?

— Смотрите, когда-то, если мы вспомним какие-то времена, 20-30-40 лет назад, во многих компаниях начали появляться IT-подразделения. Была вся компания, она работала по-старинке, и появилось IT-подразделение. И вот каким-то образом начало помогать. Сейчас многие воспринимают Bigdata или ИИ, как отдельное подразделение, мы не так в стратегии это видим. И Bigdata, и ИИ парадигма развития. Не может существовать отдельно — где используется, где не используется. У нас есть масса продуктов, которых в самой продуктовой команде, просто есть люди, которые живут Bigdata. Это как раз и есть тот самый естественный способ развития направлений.

Они будут встроены во все продукты. Есть конкретные продукты, в которых это будет являться абсолютно принципиальным, тот же пример Spotify. Компания, которая стала номером 1 в стриминге музыки в мире и здесь нет двух мнений, это произошло именно потому, что у них очень хороший рекомендательный движок. Рекомендательный движок в чистом виде AI. У нас есть много сервисов entertainment — библиотека, музыка своя, онлайн-кинотеатр. Это всё не может жить без рекомендательных движков. Соответственно, искусственный интеллект будет участвовать в этом полным ходом.

Но, помимо этого, для внутренних процессов искусственный интеллект принципиально нужен. Это вопрос не сколько сокращения рабочих мест, сколько ускорения процесса, потому что скорость процесса сейчас с каждым днем, месяцем должна быть все больше и больше. В этом смысле мы тоже очень активно используем, к примеру, мы уже три года используем BigData для составления расписание продавцов в магазине. Вопрос не в том, что мы продавцов меньше используем, а правильнее делаем смены, чтобы, когда идёт наплыв покупателей им хватало обслуживания, ну и многие другие вещи. Просто часть жизни.

— Сейчас операторы мобильной связи очень активно осваивают финансовый рынок. У МТС есть свой банк, поэтому компания находится в преимущественном положении. Какие у вас виды на дальнейшее экосистемное развитие?

— Банк для нас является помимо того, что сами финансовые сервисы являются большой частью развития экосистемы, тут два аспекта. Первый — частотность витрин. Когда говорили про экосистемы, мы обсуждали, что частотность взаимодействия с клиентов очень важна потому, что чем чаще ты взаимодействуешь, тем чаще появляется возможность предложить ему другую услугу, чтобы заработала вся экономика.

Банкинг — это очень частотная история. Она должна работать и это очень быстро меняющаяся сфера. Мы активно развиваемся, но помимо этого банковские, финансовые услуги являются смазкой для продвижения всех остальных услуг в экосистеме, потому что в телекоме у нас традиционно был некоторый квази-кредит. Вот у вас не хватило денег, вам дали обещанный платёж, и вы могли немножко в минус уйти. С услугами сложнее, продаёте билет в театр, и это сразу стоит 6 тысяч рублей. Понятно, что человек не держит такие деньги на мобильном счету. Здесь наличие финансовых услуг — это возможность получить в 2 клика виртуальную кредитную карту прямо в приложении. Мы клиента знаем, он у нас полностью идентифицирован. Мы имеем возможность выдать ему такую кредитную карту даже на сумму больше, чем 15 тысяч рублей. Это очень важная часть для развития экосистемы.

Плюс, сам банк очень быстро развивается. В прошлом году на 30% вырос кредитный портфель, мы попали в ТОП-5 банков по росту и входим в ТОП-10 по объёмы портфеля кредитных карт. Это важная часть, помимо телекома у нас две большие ноги экосистемы— это финтех и медиа, то есть МТС-ТВ и онлайн-кинотеатры.

— Вопрос по поводу розничных сетей. Подход операторов к развитию розничных сетей все время плавно меняется, бывает и резко, когда внешние условия как пандемия вмешиваются. Есть ли у вас чёткое понимание того, как будет развиваться и куда двигаться розничная сеть МТС?

— Есть. Я бы сказал, тут несколько направлений. Первое — в любом случае, онлайн. Без него мы никуда не денемся. Для чего такие большие [розничные] сети были? Два основных направления. Первое — это продавать очень много сим-карт, которые в России назвались «стиральными машинками», по количеству прокручивания сим-карт. Сейчас все компании стараются от этого уходить, поэтому это количество будет снижаться. Оно сейчас снижается, но есть надежда, что будет снижаться быстрее. Появится ECIM в нормальном виде в какой-то момент и тоже улучшит ситуацию и сделает менее важным количество розничных салонов.

Ну, и последнее — обслуживание, которое точно надо переводит в онлайн. Здесь мы впереди очевидным образом с нашими 25-ю миллионами регулярного общения с сервисным приложением «Мой МТС». С этой точки зрения направление развития очевидно. Во-первых, снижение количества салонов будет происходить. Оно не будет происходить немедленно и сейчас, а будет происходить именно с переходом в онлайн. Будет улучшаться маржинальность этого бизнеса, будут новые товарные категории, будет больше шоурумов. По большому счету, это единственная точка нашего контакта с внешним миром, физическая. Она тоже нужна, потому что люди иногда хотят прийти и что-то пощупать руками.

Поэтому количество шоурумов будет увеличиваться, более крупных салонов, а количество маленьких, которые осуществляют продажи сим-карт и обслуживание, будет уменьшаться. Это естественная история. Не то, что я могу сказать, что на 20% за год. Это очень сильно зависит от конкурентной ситуации, от многих других параметров, но тренд очевидный, он будет идти в ту сторону. Ещё одно, партнёрство. Мы ищем партнёрство не только в бизнесе, экосистемах, но и в рознице партнёрство тоже играет большую роль. Я думаю, будет достаточно быстро заметно в наших салонах.

— В 2006-м году, года происходил ребрендинг МТС, единственный за всю историю.

— Первый, я бы сказал.

— Да. Президент компании Василий Васильевич Сидоров говорил, что бренд устаревает, поэтому его слова были такими: раз в 10, максимум 15 лет нужно менять. Вот с 2006-го прошло ровно 15 лет. Можно спросить вас, думаете ли вы о ребрендинге?

— Конечно, 2 года назад мы его провели. Хорошо, что вы это не заметили. Это же прекрасно, на самом деле это идеальный ребрендинг, мы перешли к зонтичному бренду. Учитывая, какое количество вопросов мне тогда задавали журналисты я понимаю, что тогда это заметили, но то, что это прошло очень мягко и без потери знаний — это действительно здорово. Мы замеряем разные параметры бренда постоянно, и мы видим, что мы искали… Для нас для развития экосистемы была важная вещь, во-первых, оторваться от ощущения, что МТС — это только телеком. Я не скажу, что это удалось в полной мере, но движение в эту сторону есть.

Есть вторая часть и она супер-важная. Мы задаём вопрос клиенту: «а готовы ли вы от МТС принимать услуги, которые не связаны с телекомом?» Вот здесь мы выросли за последние 3 года, сейчас этот показатель ушёл за 70%. Это и есть та самая часть, которая позволяет бренду предлагать что-то другое, потому что известная история: если вы в магазине, который продаёт помидоры поставить гаджеты те же самые, что в соседнем электронном магазине и даже дешевле, их всё равно никто не купит. Люди не ожидают, что они там есть и не верят, что магазин, который продаёт помидоры сможет для них правильно подобрать гаджеты. Поэтому, этот вопрос является ключевым в том числе и в развитии экосистемы. Поэтому, у нас произошёл ребрендинг. У нас есть дескрипторы, в какой части бизнеса данный продукт выпускается. И это количество дескриптов стало уже таким большим, что у нас в рекламе барабанчик крутится: «банк, home, телеком», и так далее. Там уже стало незаметно, буквы теряются, потому что количество бизнесов растёт всё время. У нас цифровых приложений только 15, только тех, где вы логинитесь и автоматически входите внутрь.

— Может быть, попросим помощи зала в плане вопросов? Есть вопросы?

— Мария Истомина, «Ведомости». Вячеслав, а можно вас поспрашивать про видеосервис Kion, который будет запущен 19 апреля. Очень интересно, какой объем инвестиций МТС направило на запуск этой платформы и какой объём инвестиций на производство оригинального контента. Это первый вопрос, второй вопрос, — по данным на май 20-го года в структуре выручки МТС доля медиабизнеса составляла 2%. Ставится ли задача по увеличению доли медиабизнеса в структуре выручки МТС с запуском Kion, и есть задача стать лидером рынка видеосервиса? Спасибо.

— На первый вопрос ответить проще всего. Приходите, пожалуйста, 19-го числа, мы там всё расскажем. Потому и намечено 19-е число, чтобы я сегодня вам детали не рассказывал. Будет красиво, интересно, бред получается очумительным. Это то, что я могу раскрыть.

Второй вопрос, очевидно, что мы планируем, что наш онлайн-кинотеатр будет расти вдоль рынка, и вообще в количестве клиентов, и естественно при это в деньгах. Это понятная история, рынок этот несмотря на то, что игроки на нем существуют десяток лет, рынок все равно только формируется, он быстро меняется, это видно в том числе и на мировом рынке, когда вышел Disney+. За очень короткое время сумел потеснить грандов этого рынка.

Здесь, у нас, как у экосистемы, есть несколько преимуществ. Одно преимущество есть конкретно у экосистемы, которая базируется на телекоме. Мы можем качество отслеживать, и это очень важная вещь в таких случаях. Второе, то, что называется бомбирование услуг, когда вы можете предлагать пакетом разные услуги entertainment — это, во-первых, удобно клиенту и невозможно standalone игрокам, во-вторых, позволяет очень быстро развивать эту историю.

Плюс, рекомендательный движок, и оказывается, что мы вполне можем конкурировать и с грандами, поэтому мы считаем, что тут история только начинает разыгрываться, и помимо этого, когда я говорил про эмоцию, которая нужна, чтобы развивать экосистему, прежде всего это доверие, но помимо этого понятно, что бренд не должен быть только утилитарным. Это заметили многие игроки, мировые игроки тоже. Многие мировые игроки пошли в область развлечений, потому что именно эта область позволяет поднять эмоциональное отношение к брендам. Поэтому, мы в это вкладываем заметные средства, не называем конкретных цифр, но мы заметные средства в это вкладываем и мы ожидаем хорошего ответа и с точки зрения бренда. Оно не будет немедленным с точки зрения денег, это очевидно и понятно в экономике бизнесов, но это точно улучшает взаимоотношение с клиентом. Поэтому, в оффлайн идём, билетная история есть, библиотека и все остальные.

Амбиции по доле рынка мы конкретно не называем. Я помню, что мы ещё в 19-ом году назвали цифру в 10 миллионов клиентов онлайн-кинотеатра к 23-му году, сейчас мы считаем эту амбицию скромной.

— Тигран Погосян, корпорация ZTE. Вячеслав, скажите, если бы у вас была золотая рыбка и 3 желания, что бы вы пожелали условно? Может это госвласть, может изменения каких-то законов, больше денег на CAPEX, что-то такое для того, чтобы МТС показал ещё более впечатлительные результаты, чем сейчас. Три желания, которые вы могли бы осуществить для того, чтобы ещё лучше показать.

— Три… Для МТС или для себя?

— Нет, для МТС. Можно три для вас и для МТС.

— А уже шесть, я не готов занимать внимание аудитории так долго. Я думаю, первое, которое в голову сразу приходит — это увеличить количество часов в сутках, потому что очень много интересных задач и на них не хватает времени. Это главное желание, потому что каких-то ограничений в том, что мы делаем, принципиальных, я не вижу. Работать нам дают и в этом смысле мы такая счастливая компания, у нас вообще в МТС очень хорошая атмосфера внутри бизнесовая, не политизированная. Это видно даже из того, что, вы видели, у нас несколько последних президентов приходили изнутри компании, у нас есть внутренняя культура. Мы всей компанией понимаем, куда идем и это очень хорошо влияет на взаимодействия внутри и на результаты тоже, как видите. Поэтому, я кроме часов в сутках ничего желать не хочу.

— Ксения Болецкая. Продолжу тему, которую начала моя уже бывшая коллега Маша Истомина, прости меня, пожалуйста. Разговор снова про видеосервис. Вот вы рассказали, что видеосервис для вас в том числе способ повышения лояльности абонентской базы, сокращения оттока и прочее. В этом смысле у меня вот какой вопрос: вы в момент, когда объявляли второй этап инвестиции в фильмы, прямо подчёркнуто в пресс-релизе, что вы будете инвестировать только в фильмы семейной аудитории. Правильно ли, что это продолжение вашего утверждения, что видеосервисы должны работать на лояльность всей абонентской базы? Правильно ли понимаю, что акцент на видеосервис будет на максимально массовую аудиторию? Я 19-го приду!

— Мне очень нравятся вопросы, вы в принципе задаёте вопросы и сами на него отвечаете. Поэтому, я могу сказать только «да», очевидно. Да, конечно, мы массовая компания, работаем на массовую аудиторию.

— Да, это просто было сильное изменение по сравнению с тем, что вы выпускали, original, они были сильно другие. А теперь, окей, для массовой аудитории. Поэтому была заметная смена концепции.

— Естественно, концепция прежде всего Игоря Мишина, который за этот бизнес отвечает и это правильно. Но я его понимаю, сделать достаточно яркий старт с очень разными направлениями контента и продолжать очень массово. Мне нравится, что это логично и очень правильно, и как раз для роста количества клиентов очень хорошо. Поэтому, я могу только поддержать.

— Спасибо большое.

— Здравствуйте, Никитин Денис, компания DigitalCare. Вячеслав, подскажите, пожалуйста, какими основными характеристиками, качествами должна обладать партнерская услуга, чтобы иметь шансы попасть в экосистему МТС? Я немножко конкретизирую: на данном этапе построения экосистемы всё-таки приветствуется больше перекос в сторону клиентоориентированности или же в сторону моментальной монетизации от этого сервиса?

— Однозначно в сторону клиентоориентированности. На самом деле по большому счету нужно обладать только одним качеством — нужно быть номером 1 в своём рынке. Мы номер 1 были изначально в рынке телекома, и мы не собираемся сдавать этих позиций, поэтому, если мы партнеримся, то мы партнеримся с лучшими.

— Спасибо.

— Елизавета Неупокоева, «Comnews». Я хотела бы спросить у вас, войдёт ли МТС в СП по построению сетей 5G в России?

— Искренне надеюсь на это.

— То есть у вас нет каких-либо чётких данных, войдут или не войдут?

— Мы работаем над этим.

— Спасибо.

— То есть, вы уже входите?

— Мы работаем на самом деле.

— Процесс идёт, ясно. Давайте поблагодарим Вячеслава, спасибо большое, было очень интересно!

Присоединяйтесь к нашему каналу в Telegram, группам ВКонтакте и Facebook!
comments powered by Disqus