Утка по-мюнхгаузенски

На минувшей неделе наши СМИ испекли чудесную утку о грядущем запрете в России Skype и ICQ. Утка вышла прожаренная, с дробью — прямо по-мюнхгаузенски. Угроза запрета различных технологий и приложений, объединенных аббревиатурой VoIP, была обнаружена журналистами со стороны компаний «ТТК» и «Мегафон», которые якобы воззвали к такому запрету. Телекомщики-то думали, что встретились поговорить о белых пятнах в регулировании, а статьи вышли с паническими заголовками «Власти запретят Skype!»

Паника поднялась такая, что несчастные пиарщики ТТК вынуждены были срочно писать антикризисный пресс-релиз, заканчивающийся так: «речь о каких-либо запретах во время заседания комиссии не велась и предложения подобного рода рабочей группой не были сформулированы. Российские СМИ, без достаточных на то оснований… невольно сместили акценты и подняли ажиотаж вокруг якобы запрета Skype в России». Самое обидное, что и уважаемые западные издания со щенячьим визгом перепечатали всю эту чепуху про грядущий запрет VoIP. В результате, СМИ смешали не только мух с котлетами, сотня «горе-поваров» из «печатной кухни» заложили в одну кастрюлю сразу и борщ, и кашу, и макароны по-флотски.

Давайте проведем реверсивную операцию, разложив эту чудо-стряпню на ингредиенты. Хотя бы попробуем.

Все началось с того, что на очередном заседании РСПП, посвященном телекомам, взялись обсуждать проблему регулирования в России voice-over-IP (VoIP). Высокопоставленные докладчики из «Мегафона» и «ТТК» один за другим отметили то, что для всякого телекомщика давно уже стало трюизмом: во-первых, растущая популярность VoIP угрожает традиционным операторам, и, во-вторых, в российском законодательстве практически нет ни слова про VoIP — одни белые пятна, поэтому непонятно, как серьезным игрокам развивать подобные сервисы. Напрашивается очевидное решение: сервисы на основе VoIP должны быть включены в регулятивное поле, то есть легитимизированы тем или иным способом. На чем собственно и завершилось заседание.

Как можно было услышать и написать обратное — для меня непостижимо. Впрочем, раз уж ввязались в драку, можно порассуждать и про VoIP. Тем более что уважаемые докладчики подготовили достаточно скупые презентации — а значит нам есть что добавить.

Вообще говоря, традиционным операторам (их еще называют — incumbent, или презренным англицизмом — инкамбент) любить VoIP не за что. Ведь в то время как они пытались оседлать волну ШПД, инвестируя миллиарды в ADSL и оптоволокно, а затем и в NGN, их доходы от обычной телефонной связи продолжали стремительно падать. В том числе и потому, что десятки предприимчивых парней уходили из больших неповоротливых операторов, разрабатывали под крышами стартапов VoIP-сервисы и продвигали их в массы, пользуясь широким распространением ШПД. В крупных компаниях, какими всегда были национальные инкамбенты, вообще нередки ситуации, когда один департамент еще запрягает лошадь, тогда как второй давно собирает двигатели внутреннего сгорания. Так, мало кто любит вспоминать, что скандинавы Никлас Зеннстром и Янус Фриис, одни из основателей легендарного Skype, познакомились, когда работали в Tele2, еще до того, как решили создать пиринговую сеть Kazaa. В Tele2, ходит такая байка по рынку, ребята даже приходили к боссам на ковер со своими идеями насчет «мирного» применения пиринга, но предложения их так и не были услышаны.

Яркий пример того, что бывает, когда большие корпоративные боссы, подобно старине Гэндальфу, становятся на пути лавины с девизом «Ты не пройдешь!», давно демонстрирует музыкальная индустрия. С тех пор как в 1994 году германский институт Фраунхофера выпустил первый в мире кодек mp3, мейджоры из последних сил ревут «Он не пройдет!», да только маржа от продаж цифровой музыки давным-давно утекает в новые карманы, оставляя мейджорам жалкие крупицы. Продажи компакт дисков падают уже который год, а эти седые старцы, real cowboys — как говорят в Техасе, все еще потрясают посохами на пути у технологической лавины.

Между тем, европейские инкамбенты не стали повторять ошибок своих «музыкальных» коллег. Осознавая, что либо они сами застолбят новый рынок, либо останутся с разбитым корытом, инкамбенты одними из первых взялись развивать сервисы VoIP. И весьма успешно. Так, в 2007 году 70% подписчиков ШПД во Франции уже пользовались VoIP, причем, немалая заслуга в том именно у France Telecom, инкамбента рынка Франции, который взялся продвигать VoIP в рамках своего «ударного» пакета Livebox. В целом же по Европе доля традиционных операторов среди всех пользователей VoIP превышает 30%.

Другое дело — операторы мобильные, о которых и вел речь представитель «Мегафона». Как только они достроят свои сети 3G, сервисы VoIP станут для них настоящей бомбой. Нынче-то, на обычном GPRS особо не пожируешь — многочисленным VoIP-приложениям пока не хватает скорости для приемлемого качества звука. Иное дело – 3G и HSPA, есть где развернуться. Зато операторам придется, словно буриданову ослу, выбирать между двумя кучками заветного «сена»: голосом и данными. На что сделать ставку? Только в нашем случае у каждой кучки сплошные минусы. На голосе инвестиции в 3G точно не отобьешь — и это хорошо понимают биржевые спекулянты, в миг готовые «опустить» незадачливого оператора с его ветхозаветной стратегией. В то же время нет и ни одного коммерчески успешного кейса мобильного оператора-«трубы», о чем спекулянты опять же неплохо осведомлены. Мало своей головной боли, так тут еще эта бомба с VoIP, который угрожает «схомячить» кажущиеся уже незыблемыми доходы от голоса.

Но альтернативы нет. Как не было ее для операторов проводных, так нет ее и для мобильных. Как только в беспроводных сетях появятся пристойные скорости, а миллионы гаджетов перейдут на оупенсорсные ОС — пиши пропало. И операторы это хорошо понимают. Так, в презентации ТТК прямо отмечается невозможность закрытия VoIP в отдельно взятой стране. «Мегафон» хоть и сетует, что VoIP — страшное дело, зато сам запускает на московской земле свое первое VoIP-приложение. Дело ведь не в самой технологии VoIP, которую якобы нужно как-то блокировать, а в сущностной философии мировой сети: если что-то доступно в одной из ее точек, оно по сути доступно везде. Любой сетевой сервис. Так, можно заблокировать для Skype все порты, но он станет работать через порт 80, посредством которого к нам поступает информация из мировой паутины. Можно заблокировать все виды трафика, кроме HTTP, но Skype уже умеет прятать себя в защищенном канале HTTPS. Тщетно! Да, можно, наконец, заблокировать все соединения с неугодной нам Америкой, но трафик Skype пройдет через пользователей в Австралии или, не знаю, в Кубе, потому что он основан на принципах пиринга. Можно, конечно, вообще построить очередной великий файрвол, под стать китайскому, но, во-первых, это едва ли остановит инноваторов-диссидентов, а во-вторых — едва ли улучшит наш и без того тухловатый имидж на мировой арене.

История убедительно доказала: всякий раз, когда кто-то решал идти против науки, инноваций и технологий, проливалось порой немало крови, но лавина технологических перемен все равно пробивала себе дорогу — не удержался даже великий файрвол Папы Римского: сколько энциклик было написано, сколько ученых сожжено и замуровано в кирпич… А все тщетно. В нашем случае VoIP — это по сути своей обычная математическая операция, основанная на статметодах, такая же, как mp3 или цифровое сжатие видеосигнала, на базе которого мы собираемся строить сети цифрового телевидения по всей России. Идея противостоять экспансии математики в реальную жизнь равнозначна стремлению нарисовать квадратный треугольник. Не в нашей реальности, господа, не в нашей реальности.

Дополнительные материалы:


//
comments powered by Disqus