Марат Абасалиев, PayOnline System: Мелкая рыба – тоже рыба

Марат Абасалиев, PayOnlen SystemРано или поздно у любого владельца интернет-ресурса возникают вопросы — «Как принимать платежи за услуги и товары? Что выбрать — комплексный биллинг или отдельные решения?». Марат Абасалиев, генеральный директор PayOnline System в интервью Content-Review.Com рассказал о том, как его компания за короткий срок стала весомым игроком на рынке интернет-платежей, и когда в России появится собственный аналог PayPal.

Сергей Половников: Насколько я понимаю, компания PayOnline System существует на рынке больше года. Полтора-два, так?

Марат Абасалиев: Юридическому лицу 22 января 2011 года будет 2 года. Или 21 января — я сейчас точно не помню. Первая транзакция прошла в сентябре 2009 года, то есть полтора года назад.

Сергей Половников: На рынке уже существовало 2 гиганта: Chronopay и Assist. Почему вы решили выйти на этот достаточно узкий рынок, который, в принципе, поделен между этими двумя компаниями. Насколько я понимаю, они обеспечивают все, что необходимо.

Марат Абасалиев:Рынок платежей по банковским картам в Интеренет представлен не только этими двумя игроками. Также подобные услуги оказывает и ряд банков. Причем этих банков значительно больше.
Вероятно, следует объяснить, зачем нужны компании Assist, Chronopay и PayОnline. Собственно говоря, эти компании являются IPSP (Internet Payment Service Provider) или провайдерами Internet Payment Gateway Provider. Там есть небольшое различие, но будем считать, что это три компании IPSP.
Традиционно Интернет-эквайринг предоставляют банки, но ввиду того, что для банков эта область деятельности не является профильной, они не всегда вкладывают средства в её развитие. Технология сложная, рисковая, нужно оказывать много сервисов. Опять же, для банков это дополнительные затраты на софт, его внедрение, на дополнительные сервисы для держателей карт и клиентов и так далее.
При работе с любым клиентом в интернет-эквайринге существуют простые вещи: я хочу свой логотип, я хочу форму на китайском языке, я хочу, чтобы вы еще уведомление о платеже прислали мне на e-mail. То есть, каждый клиент нуждается в индивидуальном наборе дополнительных сервисов. Подобные запросы пользователей банки удовлетворить не могут, либо могут, но через длительное время. Плюс, существует онлайн мониторинг, поддержка и так далее. Банку сложно предоставить такой набор услуг, либо он делает это медленно, поэтому существуют такие компании, как IPSP.
Два года назад я возглавлял департамент платежных систем холдинга ITOnline Group. Мы занимались тем, что получали решения за рубежом для наших иностранных проектов. Департамент работал на обслуживание нужд холдинга свыже 10 лет. И наши специалисты обладают высочайшим уровнем профессионализма и знаний в области интернет-эквайринга. Мы регулярно получали также и обращения от представителей российского рынка. Тогда мы проанализировали рынок и сложилось ощущение, что, несмотря на присутствие на рынке двух крупных игроков, покрытие недостаточно, а объем неудовлетворенного спроса все еще велик и продолжает расти. Хотя бы в силу того, что рынок растет быстрее, чем могут позволить себе расти эти компании.
Плюс, когда компании становятся очень крупными, у них и подход становится соответствующий. Это негативно отражается на подходе к построению бизнеса со средними и малыми компаниями. Крупная рыба либо уже поймана, либо водится где-то в заводи, и ее очень тяжело оттуда вытащить, но остается еще и много мелкой рыбы, из которой также вырастает крупная. А рынок надо развивать.
Тогда мы подумали: специалисты есть, технологии есть, есть знание того, как эти технологии работают в США и в Европе, есть смысл развивать и продавать их здесь. Оценив свои затраты мы пришли к акционерам. Ответ был:«Ну, ребята, наверное, нет.». То есть, такое ощущение было в начале. С другой стороны, акционеры, может быть, и хотели, но еще не было какого-то толчка.
Мы привлекли людей, которые могут этот проект поднять. Первое, что мы сделали — это написали (я тогда увлекался еще и разработкой) сайт, который только принимал заявку на подключение. Все, мы больше ничего не делали. То есть, мы купили домен payonlinesystem.ru, и решили: «Давай проверим.».

Сергей Половников: Будут ли заявки?

Марат Абасалиев: Да. Мы знали, что рынок конкурентный. У всех примерно одинаковые условия, и мы знали эти условия. Решили просто сделать. За 3-4 дня сделали дизайн, сайт более-менее приличный, разместили, вложили 3000 долларов, по-моему, на контекстную рекламу в Google и «Яндекс». Причем, мы даже не занимались оптимизацией, мы просто вложили в гарантированные показы. Пришло , по-моему, 18 заявок за первую неделю. Прозвонили компании — да, действительно, им это нужно. То есть, наши ощущения подкрепились.

Сергей Половников: Что это были за компании? Одно дело, когда сайт продает книжки про бабочек, а другое дело, когда это…

Марат Абасалиев: Нет, безусловно, это был не крупный бизнес. Эти компании и сегодня работают с нами.

Сергей Половников: Это понятно.

Марат Абасалиев: Тогда мы им сказали: «Ребят, да, реально решения нет.». Вообще я сторонник открытой позиции в бизнесе: «Вы первые, вы нам обошлись каких-то денег, мы вам обязательно найдем решение в ближайшее время. Обещаем.».
Потом мы решили принять участие в конкурсе «Microsoft Бизнес-Старт». Это поддержка малого бизнеса. Мы не ставили целью получить какую-то финансовую поддержку. Безусловно, те деньги, которые они дают, тоже интересны, но это не те инвестиции, которые позволили бы проекту взять старт. Нам была важна экспертиза аналитиков, которые сидели в жюри — экспертиза инновационных проектов в научно-технической сфере.
Одним из центральных мест в IPSP является система фрод-мониторинга. За 10 лет накопился достаточно большой опыт, мы сформулировали его в алгоритмах, и подали заявку — вот, у нас скоринговая система мониторинга. «Умы» там все это посмотрели и поставили нам высокую оценку. Мы прошли с 1 тура во 2 тур, со 2 тура на 3-й. И тут мы побеждаем в этом конкурсе. Там было 185 проектов, мы попадаем в пятерку победителей, нам еще дают миллион рублей. И мы: «Ох ты, надо же!».
Наша внутренняя оценка оправдалась полностью — мы понимаем. За месяц работы мы оформили массу заявок. Итак, проект был начат и мы четко понимали, что, действительно, игроков на рынке двое, а рынок растет быстрее, чем они — это наше время, которое не стоит упускать. Имея опыт работы с зарубежными партнерами и зная те технологии, которые работали там и которых не было в России, мы двинулись в путь. Мы сделали ставку на средний и малый бизнес, которому в России просто не давали работать.

Сергей Половников: Как раз про малый и средний бизнес. Насколько мне известно, для подключения проекта к приему платежей есть какие-то гигантские ограничения. То есть, надо оборот делать, юридические лица оформлять, куча каких-то заявок, чуть ли не скан своего паспорта и документы всей своей семьи до пятого колена.
У вас-то как-то отличается процесс прохождения заявок? Может придти любой человек со стороны, с улицы с паспортом и каким-то банковским счетом?

Марат Абасалиев: Нет, с физлицами мы не работаем. Некоторые обязательства нужно выполнить перед банком, осуществляющим эквайринг. Это те же самые документы, да, их все равно нужно предоставлять. Мы сняли все ограничения другого характера, например, «покажи оборот 300 тысяч», «нет, с индивидуальными предпринимателями мы не работаем», «у тебя сайт не очень красивый — мы с тобой не работаем» или «у тебя будет абонентская плата». Мы не стали этого делать.
Несмотря на то, что это коммерческая организация и она должна зарабатывать деньги, мы понимали, что мелкая рыба — тоже рыба. И ее много больше. Большую рыбу, крупную можно быстро разделать, но эта большая рыба может поплыть на другой крючок, причем, она сама может выбрать тот крючок, который пожелает. Она может заболеть и умереть — тогда бизнесу конец. А маленькая рыба может вырасти, и даже если одна рыбешка уплыла, то ничего страшного нет.
Мы начали с малого бизнеса. Нам крупный бизнес просто не верил: «Кто вы, что вы?». У нас нет барьеров и ограничений по обороту и по прочим малозначительным факторам. Однако, сложности по сбору документов и подобные проблемы существуют.
Со следующего года мы запустим решение, которое позволит избавить малый бизнес от предоставления документов. Оно уже запущено, но сейчас проходит коммерческое тестирование, мы его проверяем через несколько клиентов. За год мы подключили свыше 800 предприятий — это именно малый и средний бизнес.

Сергей Половников: Подождите, то есть, это будет, если переводить на интернет-язык, какая-то «партнерка»? То есть, когда минимальная регистрация, и можно сразу работать?

Марат Абасалиев: Ну, это не партнерка будет, это будет полноценное "пакетное" решение, но с минимальным набором документов.

Сергей Половников: А не боитесь, что сразу столкнетесь с той же проблемой, с которой столкнулись мобильные биллинги или другие платежные системы, у которых очень простой вход. Это увеличивает количество мошенников, компаний, которые занимаются каким-то не очень легальным бизнесом. У вас есть какая-то система мониторинга постоянного именно уже работающих клиентов?

Марат Абасалиев: Смотрите, вся эта пачка документов нужна, чтобы отдать их банку, но она не нужна нашей службе безопасности в таком объеме. Они [СБ] могут принять решение о подключении или отключении клиента с гораздо меньшим пакетом документов.
Нам достаточно паспорта, нам достаточно выписки из единого государственного реестра юридических лиц, нам нужны будут лицензии, если там продают какой-то контент (чтобы это был лицензионный контент), плюс у нас есть регулярная онлайн-система мониторинга. Например, мы понимаем, что в этом проекте будут покупать только российские пользователи, зачем ему открывать какие-то страны? Мы видим, что максимально, скажем, книга стоит 300 рублей на этом сайте, мы понимаем, что средняя скорость чтения человека пусть 4 книги в месяц, –начинаем ставить такие ограничения. Наш онлайн-мониторинг не даром победил в «Microsoft Бизнес-Старте», и умеет это делать. В нем можно настроить российские карты, российские IP, не больше 4 покупок, одна покупка не больше 300 рублей, всего вряд ли этот магазин на 5 миллионов долларов в месяц продаст. Подобные ограничения на сайте снижают фрод.

Сергей Половников: Вы выставляете, я так понимаю, ограничения таким образом, чтобы большинство добропорядочных клиентов с ними не сталкивались, я правильно понимаю?

Марат Абасалиев: Вначале получается так, что какая-то часть все-таки сталкивается, испытывает проблемы. Вы представьте себе настройку магнитофона или эквалайзера. Вначале это выглядит так — кто-то пришел и говорит: «Нет, это плохо. Вы все в ноль сдвинули, да? Вы как-то поставили?». Потом проходит какое-то время и он говорит: «Нет, вот здесь бы лучше подняли, опустили, потюнинговали…». То есть вначале тоже что-то выстроилось, чтобы не пустить фрод, а потом по ходу работы начинаем настраивать.
Допустим, есть какой-то человек, который покупает по 5 книг в месяц. Он звонит и говорит: «Ребята, я хочу купить еще книгу, я читаю много.». Или таких как он 10-15 человек. Мы начинаем конкретно под какие-то карты, под какие-то номера дорабатывать настройки.

Сергей Половников: То есть, у вас еще и ведется полностью база всех покупателей, которые через вас проходят?

Марат Абасалиев: Конечно. Мы обязаны хранить все операции, которые у нас были, более 5 лет.

Сергей Половников: Нет, одно дело — хранить операции. А другое дело, если вы говорите, что можно подкрутить какого-то конкретного пользователя, то это получается уже не просто хранение, но еще и анализ. Получаются профили покупателей.

Марат Абасалиев: Конечно. Смотрите, говоря о профиле, если говорить о том, какие данные храним, то, безусловно, все данные карт всегда хранятся. За исключением CVC2, CVV2-кодов.
Наша система построена на скоринге. Что такое скоринг? Скоринг — это анализ поведенческого характера, что происходит, выставление каких-то баллов. 10 баллов или 0 баллов. Если человек делает первую оплату, то 0 баллов ему ставим. Если он делает третью оплату, предположим, ему можно поставить 7 баллов. Но какая-то аналитика, безусловно, должна быть.
Если человек находится на сайте, где мужчины знакомятся с девушками (самый простой пример), и этот человек на этом сайте платит женской картой и пишет: Антонина Ивановна –это уже должно вызывать подозрение.

Сергей Половников: Почему должно вызывать подозрение? Может быть, он…

Марат Абасалиев: Я сказал «вызывать подозрение». Просто она отмечается, как подозрительная. А владельцу этого сайта уже решать, пропускать «Антонину Ивановну» или нет. Он, может быть, скажет: «Не беспокойтесь, у нас здесь есть мужчина, который…».
Наша задача — подстроить систему мониторинга под каждый бизнес персонально. При всем этом мы должны учитывать и поведенческие характеристики мошенника. Что может делать мошенник именно на этом сайте? Если он там ничего не может сделать, то зачем ему это нужно?
Представьте себе, что человек оплачивает домашний номер телефона. Фиксированную связь. Вероятность того, что он это сделает с ворованной карты, на самом деле, низкая. Все равно же его найдут и тут же отключат. А вероятность того, что человек захочет посмотреть в онлайне видео с ворованной карты, — более высокая. Из-за этого должны быть разные настройки системы мониторинга. Система мониторинга регулярно совершенствуется. Новый тип мошенничества — проанализировали за 2 года операции, как, что происходит, и под них что-то по-другому оптимизировали.
Это регулярный процесс. Мошенники не спят. Значит, "Антимошенники" тоже должны все время не спать и работать над предотвращением рисков.
Есть высокорискованный малый бизнес в силу того, что он не знает, как вообще продавать на рынке. Был пример, один клиент утверждал: «Нет, я клянусь, из Китая должны быть транзакции!». Мы попытались в одностороннем порядке запретить это, но, с другой стороны, это же клиент, нужно следовать его запросу. Он говорит: «Нет, ребята, я знаю этот бизнес. Я с вами полгода работаю и ни одного charge-back’а нет!». Но это наша заслуга, что нет charge-back’а. Он говорит: «Нет, мне нужен Китай.». Ок, будет Китай, но мы предупреждаем, что мы помочь не сможем, потому что добропорядочного китайца от недобропорядочного китайца отличит только запрос документов. А эти документы не надо просить. Ну, и что? Через две недели говорит: «Ребята, все, я не хочу с Китая больше платежи принимать. Вот этот, вот этот и вот этот пользователь из Китая — им можно платить. Это мои ребята, я их знаю, это мои поставщики. Остальным не надо.». Мы же предупреждали. В итоге, конкретно этим картам разрешили оплату, а другим нет.

Сергей Половников: Получается, что входной билет небольшой, но, если мы говорим о каком-то, допустим, магазине по продаже контента, то обычно этим магазинам требуются не только карты, но и весь спектр платежей.

Марат Абасалиев: Мы начали с малого и среднего бизнеса, а сейчас с нами работает интернет-магазин МТС, «Белый Ветер», компания «Союз», компания «Альпари», то есть достаточно известные крупные компании. Мы уже набрались сил, и большой бизнес нам доверяет. С каждым месяцем к нам подключается больше и больше крупных и известных компаний. При все при этом, у них у самих есть «Яндекс.Деньги», Webmoney и другие платежные системы. Для крупных компаний каждые 0,1-0,2% важны. И второе, им важно качество обслуживания, отличный мониторинг, высокая безопасность, которую не только путем 3D-Secure можно достичь.

Сергей Половников: А что такое 3D-Secure?

Марат Абасалиев: Это такая технология, протокол. В Visa он называется Verified by Visa, а в MasterCard — MasterCard Secure Code. В общем, это такая технология, такой протокол, по которому при авторизации транзакции происходит так называемый перенос ответственности. Если авторизация была под 3D-Secure, то за мошенническую операцию автоматом отвечает банк-эмитент, держатель карты. В обычном Secure SSL Commerce отвечает банк, осуществляющий эквайринг и торгово-сервисное предприятие, но за счет этого большое количество транзакций (до 20%) режется. Крупным компаниям потеря 1-2% продаж уже важна. Поэтому нужен качественный интернет-эквайринг.
Поэтому крупные компании получают все услуги отдельно. Они способны это все сделать. Для малого бизнеса разница не так существенна. Если у меня 1000 долларов оборот, то 5% у меня или 4% — это разница в 10 долларов. Когда бизнес начинает расти, для него все складывается по-другому.
По каким-то причинам малый бизнес не идет и к агрегаторам. Мы для малого бизнеса (и для крупного) всегда оказываем качественный консалтинг, например, у нас есть серия вебинаров: как входить в электронную коммерцию, что это такое, как продвигать продукты, как правильно построить маркетинг по банковским картам, как учитывать это по бухгалтерии. Мы всегда даем закрывающие документы. Понятные, доступные любому бухгалтеру отчеты, закрепленные печатью и подписью компании. Не все компании дают понятную отчетность, или отчетность, про которую бухгалтер говорит: «Так, вот это я могу показать в налоговой инспекции.». Есть же компании малого бизнеса, которые работают «в белую».
Сергей Половников: Почему вы не хотели бы сделать какой-нибудь аналог PayPal в России?

Марат Абасалиев: А почему не хотели бы?

Сергей Половников: А вы хотели бы, да?

Марат Абасалиев: Мы хотим и собираемся сделать.

Сергей Половников: Насколько я понимаю, у PayPal одно из главных преимуществ перед, допустим, PayOnline System, — это то, что можно со счета на счет пересылать деньги. Ведь это очень интересная ниша.

Марат Абасалиев: Не идут же банки на это дело.

Сергей Половников: Сейчас в России де-факто существуют Webmoney, на которые мы сквозь пальцы смотрим, но без которой просто умрет весь…

Марат Абасалиев: Банки не идут на Card-to-Card переводы.

Сергей Половников: Почему? Вы же можете как-то сделать…

Марат Абасалиев: Мы не можем без банков это сделать. Подчеркну: без российских банков. Всему свое время.

Сергей Половников: То есть, в принципе, это интересно, да?

Марат Абасалиев: Да. Смотрите, мы адепты, специалисты и профессионалы банковских карт. У нас есть технические возможности подключения клиентам оплаты через QIWI, Webmoney. Но там меньше 1% нашего оборота, хотя мы людям говорим: «Подключайтесь к Киви, подключайтесь к Webmoney.».
Я знаю хорошо разработку, поэтому не полезу в маркетинг. Я знаю хорошо интернет-эcквайринг — я буду на нем специализироваться.
Почему Card-to-Card не работает? Не знаю. Мне банки на это не отвечают. Безопасность, прежде всего, видимо. Cash-to-Card, в принципе, есть. Есть Visa Money Transfer, хотя, если на их сайте посмотреть, то Card-to-Card тоже должны поддерживать без банкоматов. То есть, есть Card-to-Card в банкоматах. То же самое делает «Мастербанк», «ТрансКредитБанк». Вставили карту, ввели PIN и делаете Card-to-Card перевод. Да, с этой карты на ту карту можно.
Cash-to-Card тоже работает. Подошли в «Элекснет», вставили наличные и отправили на карту. Но Card-to-Card в интернете — этого не делается.

Сергей Половников: Мне кажется, что первый, кто это сделает, тот снимет все сливки.

Марат Абасалиев: Не обязательно. Даже второй, третий, кто это сделает, снимет все сливки. Например, на рынок вышла компания, она была третьей, хотя там 2 гиганта было. Они говорят: «Мы вышли на рынок. Мы вышли третьи, маленькие. Мы не можем себе позволить, чтобы вы о нас плохо думали. Раз мы вышли, если вы к нам не придете, мы пропадем. Поэтому мы не можем плохо работать.». Они дали лучше условия. Они рынок не рушили по ценам — они дали просто лучший сервис. Тогда люди перетекали.
Кто первый, кто второй, кто третий запустит — неважно. Придет тот же самый PayPal — ему тоже можно спокойно создать конкуренцию, потому что бизнес должен понимать требования бизнеса. Если один бизнес не удовлетворяет другому бизнесу, они никогда не будут дружить. Это если мы на разных языках будем говорить. Я на русском, а Вы на английском — мы друг друга не поймем. Когда мы говорим на одном языке, когда я проявляю о вас заботу и у вас все комфортно — тогда все работает.
Не думаю, что PayPal сможет это очень качественно и быстро в России сделать. Card-to-Card появится. Рано или поздно, но появится. Силой российских банков, либо силой западных банков — это лишь вопрос времени. Я уже уверен, что в следующем году он будет. Я не могу точно сказать, что именно мы его сделаем здесь, но то, что мы там будем и будем там в числе лидеров — это я могу точно утверждать.

Сергей Половников: Если возвращаться к интернет-магазинам, среднему и малому бизнесу, то там сейчас очень сильно распространены различные системы лояльности. Если крупные, то это «Связной», Mnogo.Ru, «Малина». А вы уже объединяете 800 точек. Я вспоминаю один из крупнейших магазинов по продаже цифровой продукции — это Plati.Ru, который работает с Webmoney. Это большая площадка, на ней можно купить карточку пополнения баланса в XBox Live, World Of Warcraft. Там я встретил очень интересную систему: если ты оплачиваешь товар с одного и того же WMID, то у тебя идет накопительная определенная скидка. Чем интересна такая система лояльности: я не должен нигде регистрироваться, у меня есть мой уникальный кошелек, и я им и регистрируюсь. И что мне, собственно, нравится в такой системе лояльности, когда я плачу, мне уже автоматом зачисляют скидку. Мне не надо вводить номер карточки такой-то, такой-то и такой-то. У вас 800 магазинов.

Марат Абасалиев: Больше.

Сергей Половников: Даже больше. Ну, 1000. Почему бы вам не ввести такую внутреннюю систему лояльности?

Марат Абасалиев: Смотрите, Вы сказали, что есть Mnogo.Ru. Это огромные компании.

Сергей Половников: Я бы так не сказал.

Марат Абасалиев: Хорошо, пусть там хотя бы 30 человек находятся. Неважно. Огромные они по известности бренда, по обороту. Если бы все эти компании были моими, я бы их оставил отдельными, но построил бы работу в режиме синергии.
Мы не занимается программами лояльности, потому что мы не хотим распыляться. Про лояльность мы думали, и месяца 3 назад мы обратились в «Малину» и в Mnogo.Ru. В «Малине» мое письмо, скорее всего, ушло в trash, попытаться с кем-то соединиться нереально. Причем, я объясняю: «Девушка, это не Гербалайф, это не Avon — это реально деловое предложение. Вы готовы нести ответственность за то, что Вы говорите «НЕТ!» сейчас?» И когда мне секретарь сказала: «Да, готова.», я перестал пытаться.
Я общался с Mnogo.Ru. Создавать программу лояльности — это время, деньги, усилия. Это нужно отдельное направление, придется распыляться. Лучше привлечь партнера, поэтому я пообщался с Mnogo.Ru. Их позиция тоже мне прекрасно понятна. Мы им предложили: давайте, вот вам 800 предприятий, мы готовы помочь вам их привлечь, но мы хотим, чтобы они дружили друг с другом. Тогда их позиция была следующая: знаете, у нас достаточно предприятий, достаточно физических лиц. Они говорят: «Чтобы вы в этой программе участвовали, вы должны что-то продавать». Скажем, Alawar продает игры — участвует в Mnogo.Ru. «Белый Ветер», «Союз».
Сергей Половников: Да, «Союз» участвует.

Марат Абасалиев: На самом деле, каждая из этих компаний может без нас участвовать в любой программе лояльности. Неважно, они же, так или иначе, продажу учитывают, дают лояльность. Онлайн-продажа — это для них в конечном итоге тоже продажа, но посредством онлайн-инструмента.

Попытка их объединить привела бы к тому, что нужно было бы каждого отдельно вводить туда и регистрировать. Я не готов сейчас взять, открыть у себя отдельную программу лояльности и 800 компаний туда привести или кому-то 800 компаний привести. Если будет партнер, который скажет: «Да, давайте объединим, сделаем программу лояльности.», если это будет безопасно в плане платежей, мы готовы рассмотреть такую возможность. А так сейчас партнеры уже сами между собой начинают дружить. Реально между ними что-то начинается. У нас почти все партнеры нам дают колоссальные скидки на покупку авиабилетов, на покупку туров.
И мы тоже дружим друг с другом. Мы говорим: «Вы продавайте игры.». Или: «Давайте вот такую штуку сделаем.». Стараемся как-то, чтобы активность среди них была. Это sales-менеджеры сами уже с ними работают, проводят. А чтобы запускать программу лояльности, нам придется сильно отклониться от основного вектора нашего бизнеса. Если появится партнер, который сможет все это адекватно сделать, которому мы будем доверять, который не опозорит бренда PayOnline, и нам не будет стыдно перед нашими партнерами, то мы можем вести переговоры.
Сергей Половников: В ближайшие 2-3 года, если будете развиваться такими же темпами и все будет нормально, вы же все равно рано или поздно дойдете до объемов, вырастете до величины своих двух коллег по рынку. Если говорить долгосрочно? К чему все это приведет? Какой предел прочности? 10 000 компаний, с которыми можно работать целенаправленно, как менеджеры сейчас работают?
Марат Абасалиев: Это масштабированный бизнес. Систему мониторинга делают машины. Чтобы ее эксплуатировать много не нужно. Чтобы 10 000 компаний принимать, необязательно увеличивать штат компании в 10 раз. Мы регулярно работаем над оптимизацией бизнес-процессов, над их масштабируемостью. При всем при этом мы — сервисная компания. Мы оказываем консалтинг на включение, фрод-мониторинг, поддержку и так далее.
Сколько людей… Вот вы ремонт себе дома делаете. Можно, конечно, пойти купить все инструменты, все материалы, все начать делать. И вы можете отдать какой-то компании, которая все это делает. Будут и те, и всегда будут эти.
Этот сервис всегда будет существовать. Чтобы вырасти в 10 раз, нам не нужно штат в 10 раз увеличивать. Не знаю… Запас прочности… Мы в следующем году вырастем не меньше, чем в 3 раза, и я думаю, что мы сильно раздувать даже штат не будем. То есть, задача — просто оптимизировать то, что уже работает.

Сергей Половников: Хорошо. Немножко перефразирую. Сейчас работаете с малым и средним бизнесом…

Марат Абасалиев: Нет, уже мы работаем и с крупным бизнесом тоже.

Сергей Половников: И с крупным. С крупным работают все. Кто же откажется работать с крупным?

Марат Абасалиев: Одно дело работать, другое дело давать очень качественные и очень хорошие решения для них.

Сергей Половников: Это все понятно. То есть, вы сейчас работаете с мелким бизнесом. Есть свободный вход в систему. В процессе масштабирования бизнеса, не отвалится ли вход для мелких?

Марат Абасалиев: Нет, никогда.

Сергей Половников: Точно? Вы всегда будете работать со всеми?

Марат Абасалиев: Мы создадим отдельное направление, то, про которое я говорил, которое позволит малому бизнесу входить проще. Оно уже создано, оно тестируется, это просто будет для них.
Я вам скажу следующее. Малый бизнес, с которого мы начинали, он столько внес в систему полезного. Когда ты с людьми общаешься, с бизнесом, то ты его понимаешь, то понимаешь все его потребности. И ты понимаешь, что крупный бизнес, потому что тот сервис-провайдер, который с ним работал, его не услышал, создал это сам. Все, что ему нужно было. Они дали такой полезный фидбек, они столько всего внесли в систему, что она действительно заработала.
Поэтому мы будем работать со всеми. Просто для каждого типа бизнеса разрабатывается свой подход и свое решение. Главное, вовремя почувствовать и дать клиентам то, что им нужно.

//
Присоединяйтесь к нашему каналу в Telegram, группам ВКонтакте и Facebook!
comments powered by Disqus