Осадок #11: манипулирование абонентскими базами, ФАС борется за чистоту смартфонов, Стадионы и Wi-Fi, немобильные непереводы МТС и «МегаФона»

Неделя выдалась урожайной на странные инициативы. Сначала ФАС в свойственной ведомству манере выступила с предложением заставить производителей смартфонов не препятствовать удалению любых приложений (как будто это когда-то было проблемой). Ну а под конец недели «МегаФон» решил, что если назвать пополнение баланса «денежным переводом», то от этого что-то изменится. Давайте вспомним, что еще происходило интересного сквозь призму рубрики «Утренняя реплика» в Telegram-канале Content Review.

Хитрости подсчета абонентов

Для операторов мобильной связи до сих пор главной публичной метрикой является количество абонентов. Тем, чья абонентская база меньше, приходится искать другие поводы для гордости. Кто-то указывает на ARPU, кто-то на темпы строительства сети — поводов гордиться много, надо только поискать.

Если вам кажется, что абонентская база — это не ориентир и не такой уж важный показатель, вы отчасти правы. Тем более в ближайшем будущем, где, с одной стороны, будет IoT с SIM-картой в каждом утюге, а с другой стороны eSIM, которая разрушит традиционные методики подсчета абонентских баз, эта метрика станет бессмысленной. Но пока это важный KPI, на который завязаны премии многих сотрудников. А потому базу постоянно накачивают. Раздавать SIM-карты у метро уже не комильфо (хотя и этим промышляют), а потому в регионах и бушуют ценовые войны.

Совсем иная ситуация у операторов платного телевидения. Коллеги из Ъ раскопали интересную историю о том, как региональные операторы сознательно занижают свою абонентскую базу. Причина проста — чем меньше абонентов, тем меньше придется платить роялти телеканалам, включенным в пакет.

Конечно, на рынке платного ТВ существуют и крупные игроки, чье перемещение в ТОП-5 является предметом гордости соответствующих сотрудников, но, в отличие от мобильного рынка, независимых операторов домашнего интернета и платного ТВ в регионах сегодня легион. И все они стараются минимизировать расходы на отчисления в пользу третьих компаний, в первую очередь — телеканалов.

Как удается манипулировать абонентскими базами? Довольно просто. В отличие от мобильных операторов, региональные интернет-провайдеры вольны заявлять то количество абонентов, которое им удобно в данный конкретный момент. В переговорах с телекомпаниями, чьи каналы они хотят включить в пакет платного ТВ, озвучивается количество абонентов меньше, чем в реальности. А вот если речь идет о поглощении кем-то крупным, количество абонентов немедленно становится больше. Отсутствие единых стандартов в подсчете абонентской базы приводит к тому, что никто толком не знает, сколько на самом деле в России абонентов домашнего интернета и ТВ. Ладно бы лидеры рынка покрывали 99% абонентов, как это долгое время было с мобильными операторами (их в преддверии запуска 3G насчитывалось больше десятка). Но сегодня федеральные операторы сильны в крупных городах, да и то — не во всех районах.

В ситуацию уже планирует вмешаться Минкомсвязь. Чиновники хотят внедрить единую систему подсчета абонентов и ввести механизм верификации этих данных. Это действительно может помочь в наведении порядка на рынке платного ТВ. Но есть у рынка платного ТВ и третья сторона — рекламодатели. Этим товарищам довольно сложно рассчитывать потенциальную эффективность рекламы, ведь, с одной стороны, телеканалы дают им цифры охвата, рассчитанные на основе сомнительных данных от операторов, а с другой стороны, ценность статистики от TNS и им подобных агентств, оценивающих охват через опросы по телефону (sic!), также вызывает сомнения. Получается, что рекламодатели не имеют никаких аудированных метрик и платят за размещение рекламы практически вслепую.

Впрочем, в создании прозрачной аналитики телесмотрения сегодня не заинтересован никто. Хотя по 58% абонентов можно получить абсолютно точные данные — что они смотрят, сколько времени и когда. Последний срез рынка от ТМТ Консалтинг показал, что 19% абонентов платного ТВ в России пользуются IPTV, 39% — спутниковым ТВ. А эти технологии позволяют собирать абсолютно точную статистику по каждому абоненту.

Правда, если на замену архаичным «долям телесмотрения» придут сухие цифры, для многих это может стать началом конца. Внезапно может выясниться, что, например, шоу на ТНТ смотрит не столько зрителей, сколько обещано рекламодателям. А те, в свою очередь, перенаправят свои бюджеты на более востребованный контент. Чем же тогда займется Ольга Бузова и Comedy Club?

К оглавлению

ФАС хочет сделать все приложения удаляемыми

Любой смартфон поступает пользователю с набором приложений, достаточным для повседневного использования. ФАС это очень не нравится, а потому ведомство хочет заставить производителей смартфонов дать возможность удалять любое установленное на этапе предпродажной подготовки приложение. Кроме тех, которые относятся к разряду «сервисных».

Традиционно, инициатива ФАС является лишь частью большой игры, а за ведомством видны уши «Яндекса» и других обиженных аутсайдеров мобильного рынка. О чем сегодня говорит ФАС? О том, что нужно сделать удаляемыми приложения, не относящихся к «сервисным». Какие именно приложения являются «сервисным» чиновники не уточняют. При этом понятно, что речь идет о приложениях Google и Apple, конкуренцию которым пытаются создать российские разработчики.

Например, Google Music и Apple Music. Оба приложения являются частью пакета стартового программного обеспечения Android-смартфонов и iPhone. Оба — исключительны удобны для пользователя, так как для авторизации в них используются данные, которые пользователь ввел при активации смартфона. Это очень не нравится «Яндекс.Музыке», приложение которой надо устанавливать самостоятельно, а для авторизации использовать учетную запись «Яндекса». И это мы еще не вспоминаем о том, что у некоторых операторов платить за Apple Music можно с абонентского счета.

Возникает вопрос — зачем же ФАС хочет сделать так, чтобы пользователь мог удалять предустановленные приложения? Тем более, если удалить их можно и сейчас, пусть и с некоторыми плясками с бубном.

Все очень просто.

Выведя эти приложения из «стартового пакета» (они же не «сервисные», а значит их можно удалять), ФАС займется вторым этапом лоббирование российских разработчиков. А именно — запретит предустанавливать эти сервисы, либо устанавливать не только нативные, но и альтернативные приложения. Например, либо устанавливать сразу и Google Music, и «Яндекс.Музыку», либо не устанавливать ничего.

Красиво? Да. Поможет ли это «Яндексу»? Нет.

Дело в том, что в «Яндексе» в определенный момент отчего-то решили, что вместо создания действительно конкурентных сервисов нужно использовать государственные механизмы запретов и ограничений. Проблема в том, что формирование аудитории музыкальных сервисов уже завершено: те, кто пользуется Google Music или Apple Music не перейдут на «Яндекс.Музыку». Какой в этом смысл, если у пользователя уже сформированы листы прослушивания, подборки, есть и приобретенные альбомы. Начинать с нуля в «Яндекс.Музыке»? Вряд ли.

При этом в «Яндексе» есть сервисы, которые пользователи ставят на смартфоны сразу после активации: тот же «Яндекс.Навигатор», например. Потому что этот сервис действительно на голову опережает предлагаемые Apple и Google приложения.

Инициатива ФАС может перерасти в конкретные запреты уж в следующем году. И если принять, что все это является частью большой игры по созданию искусственных преимуществ отечественным разработчикам, то уже к концу следующего года большинство смартфонов будут поставляться «чистыми», то есть без каких-либо предустановленных приложений. Пострадают от этого исключительно пользователи, которым придется делать больше дополнительных телодвижений при настройке смартфона.

В очередной раз убеждаемся, что если за дело берется ФАС, то ни о какой антимонопольной деятельности речи не идет. Все будет только хуже.

К оглавлению

Нужен ли Wi-Fi на стадионах?

На арене футбольного клуба «Легия» в Варшаве два года назад была установлена комплексная система «цифрового стадиона». Одной из частью этой системы является Wi-Fi, доступный практически на всех трибунах. Нет его лишь на фанатском вираже, и это было требование ультрас (а к нему в «Легии» прислушиваются). Причина простая — фанат должен всецело отдавать себя поддержке команды, а не сидеть в смартфоне и уже тем более транслировать что-то в прямом эфире. Сегодня Wi-Fi там уже не так востребован. Тарифы на мобильный интернет в Польше одни из самых низких в мире, покрытие — отличное, сама арена стоит чуть поодаль от жилых кварталов, так что и с нагрузкой сети справляются. Да и скорость, откровенно говоря, выше.

В России ситуация очень похожа на Польшу. У нас тоже стоимость мобильной связи ниже плинтуса, покрытие одно из лучших в мире, а средняя скорость в LTE исчисляется десятками мегабит в секунду. Далеко не каждая Wi-Fi точка дает такую скорость, а ведь по нашим законам к Wi-Fi можно подключиться только авторизовавшись. Поэтому смысл в Wi-Fi потихоньку пропадает, и последний Чемпионат мира с десятком новых стадионов стал наглядным тому примером.

На стадионах, построенных в России к мундиалю, Wi-Fi, конечно, присутствовал. Но развернуты эти сети были для служебного использования, болельщикам они доступны не были. Зато был реализован масштабный совместный операторский проект по созданию на каждой арене инфраструктуры, позволяющей абоненту любого оператора получить наилучшее соединение с сетью. А дальше все зависело от того, какие частоты и в каком количестве есть у каждого из операторов. Если у «МегаФона» частот как у дурака фантиков, то и скорость у него была выше.

Все стадионы были условно поделены между операторами. Кому-то достались «Лужники», кому-то — стадион в «Самаре». На каждой арене была построена распределенная антенная система, обеспечивающая идеальный прием сигнала с мобильного устройства болельщика, где бы тот ни находился в чаше стадиона. Вместе с системой антенн были построены центры по обработке и перераспределению сигнала между операторами — болельщик включал свой смартфон, подключался к общей антенне на стадионе, сигнал переходил в упомянутый центр, и там уже обрабатывался конкретным оператором.

В результате связь на всех стадионах была близка к идеальной. Добиться того же эффекта с помощью сети Wi-Fi практически нереально. Одна точка доступа может обеспечить интернетом достойного качества лишь несколько сотен пользователей одновременно. При этом операторам все равно пришлось бы решать проблему доступности связи на стадионах. Поэтому и было решение не делать двойную работу.

Сегодня на футбольном матче на любом стадионе проблем со связью нет. Где-то остались системы после мундиаля, где-то покрытие операторов обеспечивает достаточной скоростью интернета. Но главным наследием Чемпионата мира стало понимание, что Wi-Fi — это что-то очень медленное и сложное для подключения, а LTE — вот оно, здесь и сейчас.

К оглавлению

Что на самом деле запустили МТС и «МегаФон» (и это не мобильные переводы)

Российские операторы связи редко выпускают совместные пресс-релизы. Происходит это лишь в случае подписания каких-то важных совместных заявлений или же при запуске межоператорских сервисов. Вчера МТС и «МегаФон» объявили об «отмене комиссии за денежные переводы» между своими абонентами. Хотя никаких денежных переводов между операторами, а следовательно, и комиссий за них как не было, так и нет.

Давайте разбираться.

Относительно недавно «МегаФон» запустил собственную банковскую карту, уникальной особенностью которой был совмещенный счет карты и абонентского номера. Кладете деньги на телефон, и они сразу доступны на банковской карте. Удобно, Григорий? Отлично, Константин. Но, к сожалению, как и многие другие проекты, родившиеся в MegaLabs, эта банковская карта востребованной так и не стала. Она не использует даже сотрудниками «МегаФона» — зарплату они получают на карты совершенно другого банка. И, как это часто бывает — компания, которая не пользуется своим продуктом (предпочитая конкурентов), редко по-настоящему занимается его развитием.

У МТС тоже есть финансовый продукт — «МТС.деньги». Он имеет немного иную механику, но суть его сводится к тому же, что и у «МегаФона» — счёт мобильного равен счёту банковской карты. Удобно, Григорий? Отлично, Константин. Что характерно, у МТС подобных проектов целая куча и маленькая тележка. Отличие от «МегаФона» лишь в том, что в МТС иллюзий никто не питает и не вкладывает особых бюджетов в продвижение и рекламу. Страница с описанием продукта, приложение — это да. Но в остальном похоже, что в компании мало кого волнует — есть он там или нет. Благо финансовые сервисы способны существовать в относительно автономном режиме.

Итого: у МТС и «МегаФона» номер телефона и счет карты это одно и то же.

А теперь внимание, следите за словами. Для того, чтобы сделать так называемый «денежный перевод между абонентами МТС и «МегаФон» нужно просто осуществить пополнение абонентского счета. На странице с этим «переводами», которая, к слову, есть только на сайте «МегаФона», интерфейс выполнен в том же стиле, как и у сервисов перевода с карты на карту. Но в реальности это никакой не перевод, а простая операция пополнения счета. Абсолютно та же, что и в мобильном приложении вашего банка и даже в интерфейсе электронных платёжных систем.

Теперь откроем страшную тайну: практически ни в одном сервисе оплаты услуг и банках уже давно нет комиссии за пополнение мобильного счета любого оператора.

Разумеется, мы не могли не проверить нашу гипотезу о том, что представленный операторами сервис — это обыкновенная операция пополнения счета. Перевели 100 рублей сначала с «МегаФона» на МТС, а потом обратно. Со стороны «МегаФона» эта операция проводится через сервис «мобильной коммерции» и называется «внесение авансового платежа». Со стороны МТС — это платёж через «МТС.деньги». Ни в одной SMS, ни в чеке (а «МегаФон» присылает электронный чек) ни о каких денежных переводах между операторами речи не идёт.

Так что же все-таки на самом деле запустили МТС и «МегаФон»? Они, точнее — «МегаФон», создали страничку на сайте, на которой можно, не прибегая к лишним телодвижениям, пополнить счёт мобильного телефона одного из двух операторов. На этом новшества заканчиваются.

Запустить банальный сервис оплаты услуг мобильной связи и подать это серьёзную инновацию — вполне в стиле MegaLabs. Нет сомнений, скоро по телевидению пойдёт рекламная кампания с накалом не меньшим, чем был у банковской карты «МегаФон». Вы же помните те ролики с Елизаветой Боярской? Ждем продолжения. Хотя это будет очень странно, когда «МегаФон» в своей рекламе будет рассказывать про дружбу с МТС.

Ну а если вдруг вы захотите сделать «денежный перевод» абоненту МТС или «МегаФона» — просто пополните ему счёт мобильного любым удобным вам способом. Пользоваться инновационным сервисом для этого вовсе не обязательно, а комиссий за эту операцию уже давно никто не берет.

К оглавлению

Подписывайтесь на канал Content Review в Telegram и читайте свежие «утренние реплики» ежедневно. Обсудить же все, что накипело, можно в нашем чате.

Присоединяйтесь к нашему каналу в Telegram, группам ВКонтакте и Facebook!
comments powered by Disqus