Мобильные финансы спели романс

Подпишитесь на наш Telegram-канал @contentreview

21 апреля 2011 года в Москве прошла первая межотраслевая конференция «Мобильные финансы 2011: технологии, бизнес, регулирование». В программе конференции было три пленарных заседания (по-простому — секции), каждое из которых по замыслу организаторов должно было отразить проблему с точки зрения разных участников рынка. Сначала участники поговорили о регулировании и законах, затем выступили компании, предлагающие решения мобильного банкинга, а под занавес состоялся круглый стол с участием операторов мобильной связи. Большую часть делегатов представляли банки со всей России, но, судя по весьма вялой, но острой реакции из зала на заявления тех или иных спикеров, банки в гробу этот мобильный банкинг видели. Тому есть несколько причин, но обо всем — по порядку.

Секцию, посвященную регулированию, открыл Павел Алексеевич Медведев, член Комитета Государственной думы по финансовому рынку. Не ходя вокруг да около, он заявил, что все платежные системы — это зло, всякие, как он выразился, Х.Деньги и Y.Money используются для оплаты наркотиков (в этом месте депутат потрясал какими-то распечатками интернет-сайтов), терминалы у Павла Алексеевича используются для обналичивания средств, а то, что «Яндекс.Деньги» можно использовать для оплаты услуг — это, оказывается, прямой уход от налогов. Глядя на умудренного (вроде бы) сединами депутата, остро захотелось начать ходить на выборы — ведь если в Государственной думе сидят подобные люди, не желающие даже поверхностно разобраться в вопросе, который они, вроде как, курируют, то о какой модернизации и развитии можно говорить? Впрочем, политик Павел Алексеевич отменный — убаюкивал сказками и рассказами из собственной жизни о том, как он поработал в американском банке, и о том, как его знакомый слышал историю о другом знакомом. Но это не помешало слушателям заметить главное — вопиющую некомпетентность «слуги государева» в вопросе электронных финансов.

Совершенно иначе к вопросу подошел исполнительный директор Ассоциации Российских Банков Тимур Аитов. Он заявил, что банки проморгали момент, когда сети терминалов подмяли под себя сбор платежей в пользу операторов связи, и сегодня через терминалы проходит столько же, сколько через банки — триллион рублей в год. Тимур Науфальевич вполне резонно посоветовал не бороться с платежными системами, а брать на вооружение их опыт упрощения работы с клиентами, так как у банков есть большое преимущество — себестоимость транзакции в электронной платежной системе достигает 5-7 центов, а в интернет-банкинге составляет 1 цент.

Заместитель начальника главного управления безопасности и защиты информации ЦБРФ Андрей Петрович Курило подчеркнул, что безопасность — это не столько требование, сколько инструмент повышения доверия клиента. Выступив «капитаном очевидность», Андрей Петрович повторил прописные истины — чем слабее организация, тем слабее безопасность; мобильные платежи изначально небезопасны, и надо внимательно относиться к ним уже сейчас, пока они только развиваются; поддерживать безопасность сложно, а разрушить — очень легко. Особенно Андрей Петрович подчеркнул тот момент, что мошенники атакуют не систему защиты банков, то есть не криптографию, а именно точки входа — похищают ключи и пароли клиентов.

Во время дискуссии из зала прозвучал вполне резонный вопрос от представителя одного из региональных банков — почему бы не уравнять платежные системы и банки в юридической ответственности, пусть все они пишут постоянные отчеты и отбиваются от всех регулирующих организаций. Другой делегат поинтересовался, почему банкам приходится работать «в белую», когда остальные организации (платежные системы) живут по другим, облегченным правилам. Внятного ответа от спикеров не последовало, разве что Павел Алексеевич Медведев рассказал очередную историю об обналичивании “серых” денег в терминалах и банках.

Вторая секция, посвященная «технологии мобильных финансов» была условно разделена на две части. Открывал секцию Тимур Аитов, который рассказал, что ключевая проблема развития мобильных финансов заключается в отсутствии координирования усилий операторов, банков, производителей оборудования и технологических провайдеров. На вопрос о проекте «Билайна» с «Альфа-банком» Тимур Науфальевич честно ответил, что про такой не слышал. Благо в зале нашелся представитель «Альфа-банка», который вкратце описал этот проект. Для меня очень удивительно, что спикеры конференции о мобильных финансах не в курсе проектов и кейсов в этой сфере у нас, в России. Впрочем, как впоследствии оказалось, это не единичный пример. Закончил свое выступление Аитов заявлением, что «жизненно необходим «Национальный платежный совет». Мне кажется, жизненно необходимо спуститься на землю и посмотреть, что же делают сегодня банки, и собрать хоть какую-то аналитику по России.

Далее начали свое выступление компании, которые предлагали банкам собственные системы для реализации сервисов «мобильного банкинга». Первым слово держал Алексей Серегин из компании BSS. Не заостряя внимание делегатов на собственных решениях, Алексей рассказал, что главным трендом стало снижение прибыльности банков. Позитивным моментом является то, что с апреля 2008 года по июль 2010 года банковскими услугами стали пользоваться больше россиян — увеличение с 52% до 68%. Впрочем, 38% только снимают зарплату с карточки, а 80% общаются не с банком, а банкоматом.

Доклады генерального директора Iceberg Labs Александра Аникина и директора по развитию бизнеса в Восточной Европе iDa Mobile Романа Потемкина были самыми яркими событиями конференции. Впрочем, если бы их можно было бы соединить, то получилась бы идеальная презентация продукта. Александру не откажешь в харизме и умению убеждать — его доклад содержал больше всего данных, имел логическую структуру и драматургию, но Роман сделал живую демонстрацию собственного продукта, подтвердив, что она стоит тысячи слов.

Главная мысль Александра Аникина была сформирована предельно четко — клиентам банка надо дать возможность осуществлять платежи быстро, часто и по чуть-чуть. Приводя в качестве аргумента статистику из Android Market, Александр показал, что самое популярное приложение мобильного банкинга — у «Альфа-банка», его скачало от 10 до 50 тысяч владельцев смартфонов, тогда как количество скачиваний мобильного приложения Bank of America — до 5 миллионов. Впрочем, как резонно заметили из зала, нельзя напрямую сравнивать Россию с США, потому что у нас совершенно разное проникновение смартфонов и, главное, банковских продуктов.

Забавно смотрелось выступление менеджеров компании MeGEMINI, которые как Бим и Бом или братья Гримм разыграли чтение текста с сопровождающими слайдами. Ни харизмы, ни конкретики в их выступлении не было, но делагатам удалось отдохнуть от потоков информации. Завершил секцию Иван Кузнецов, руководитель проекта «NFC» Инфокоммуникационного Союза и заместитель председателя совета директоров банка «Таврический». Иван Владимирович сходу заявил, что чувствует себя «болельщиком Зенита на трибунах Спартака», и объяснил, что ему сложно совмещать в себе адвокатов двух противоположных игроков рынка. Тем не менее, он вкратце рассказал, чем занимается его организация: участие в разработке законов, построение опытных зон, координация с международными организациями. По мнению спикера, NFC требует создание экосистемы, так как системы у транспортных компаний (метро, РЖД) слишком громоздкие и требуется долгое согласование. Но главное — у метро есть инфраструктура, а значит полдела уже сделано. К сожалению, Иван Владимирович не рассказал о результатах пилотного проекта NFC в сети супермаркетов Санкт-Петербурга «Морковь», но на конференции вообще никто не рассказал о результатах проектов — все больше рекламировали себя и кивали на западную статистику.

Третья секция с участием операторов мобильной связи могла бы стать по-настоящему интересной, если бы операторы рассказали о своих проектах. Но на вопрос к Ольге Нарвской, директору по стратегии “МегаФон”, о их проекте оплаты с помощью телефона счета в кафе, запущенном недавно, Ольга Андреевна поинтересовалась, а действительно ли этот проект запустил “МегаФон”. Денис Маймистов из МТС ничего не рассказал о результате проекта «МТС.деньги», но долго и нудно растекался мыслью по древу о том, что за мобильными платежами будущее. Представитель «Билайна» и вовсе молчал, видимо, нечего было рассказать о совместном проекте с MOBI.деньги или хотя бы о «мобильной коммерции», которая у «Билайна» запущена уже несколько лет (во всех смыслах).

Если подвести итог конференции, то можно с уверенностью сказать, что всем, по большому счету, плевать. Как звучало в нескольких выступлениях, мобильный банкинг для самих банков — это скорее PR, чем бизнес, слишком маленькие обороты, слишком дорогие системы. Банки мало заинтересованы в том, чтобы идти навстречу различным ассоциациям, но, как показывает практика, вполне нормально идут навстречу платежным системам, столь нелюбимым депутатом Павлом Алексеевичем Медведевым, запуская прямые привязки счетов банка к электронным кошелькам.

Очень странно было наблюдать отсутствие на конференции среди спикеров представителей электронных систем, ведь и QIWI.кошельку, и WebMoney, и даже «Яндекс.Деньгам» было что рассказать, но, возможно, их попросту не захотели слушать. Впрочем, я бы тоже не сел за один стол с тем, кто обвиняет тебя в наркоторговле.

Сама конференция, к слову, была организована отлично — впервые за долгое время я не испытал дискомфорта — был доступен и WiFi, и напитки, и кофе, сам зал имел множество выходов для того, чтобы можно было бесшумно удалиться, если поступил важный звонок. Из подобных мелочей сложилось положительное впечатление об организации.

Похоже, рынок электронной коммерции продолжит развиваться своим путем. Судя по заявлениям представителей ассоциаций — они не хотят признать тот факт, что уже все реализовано, все функционирует, и начать работать над «обелением» существующего рынка. Никакими запретами и ограничениями проблему того, что банки упустили рынок микроплатежей, не решить — можно лишь сделать так, чтобы разрыв между реальностью и закостенелыми организациями снизился до минимума. А для этого нужно взаимодействовать, а не отвечать «я не в курсе, что это за проект такой». Иначе будет у нас все как в Кении, про которую рассказал один из докладчиков, где 11 из 37 миллионов населения пользуется внебанковской платежной системой и плевать хотело на то, что там банки думают. Ведь в конечном счете решение принимает потребитель, а не витающий в космосе депутат.