Банковское лобби против электронных денег

Подпишитесь на наш Telegram-канал @contentreview

Сегодня ранним утром ваш покорный слуга был вынужден прервать сладкие объятья Морфея, чтобы посетить любопытное отраслевое мероприятие, посвященное тематике электронных денег и мобильных микроплатежей. Обсуждали собственно текущее состояние отрасли и ближайшие перспективы. На тусовке собрался буквально цвет индустрии — от Яндекс.Денег и Webmoney до I-Free, одного из лидеров рынка VAS и мобильных платежей в России, поэтому мы решили посвятить несколько строк репортажу оттуда, тем более, что темы были подняты довольно серьезные.

Одно из самых больных мест отрасли сегодня — неопределенность в регулировании, из-за которой развитие электронных денег у нас очень сильно тормозится, а нам кажется, что его и вовсе нет. Как рассказала Евгения Завалишина, генеральный директор Яндекс.Денег, в большинстве стран мира финансовое законодательство уже серьезно пересмотрено, чтобы способствовать развитию электронных денег и платежей. Россия же, заключаем мы, по-прежнему плетется в хвосте мирового трэнда, настроившись законсервировать банковскую олигополию на рынке платежей. Европейские законодатели, к примеру, когда занялись регулированием электронных денег, поставили перед собой задачу не ограничить хождение электронных средств, а прежде всего снизить правовые неопределенности для игроков рынка, стимулировать его развитие и защитить интересы пользователей.

В Европе изначально было только банковское законодательство, не было платежного. В 2007 году оно появилось, когда была принята директива о платежных услугах, открывшая игрокам рынка возможность эмитировать электронные деньги и проводить электронные платежи. В США ситуация изначально была более определенной, так как в законах описаны ситуации, когда для совершения платежа выпускаются электронные эквиваленты денег, поэтому новые акты были по сути не нужны.

Резюмируя, Евгения отметила важное сходство подходов разных стран к электронным деньгам: несмотря на то, что модели регулирования в США, Европе и Японии серьезно различаются, они базируются на общих принципах: во-первых, электронные деньги — это всегда предоплаченный продукт (то есть на электронный счет надо всегда сначала положить наличные), во-вторых, цель существования электронных денег — платежи, поэтому их нельзя рассматривать как депозит, и наконец, выпуск электронных денег разрешен не только банкам.

Есть, впрочем, даже и в Европе страны, где право выпускать электронные деньги оставили лишь банкам. Например, Австрия. Правда, ни к чему это ни привело: как рассказали участники круглого стола, ни один из банков этим правом не воспользовался, зато в страну пришли игроки из Британии, где это разрешено и другим организациям — и успешно захватили австрийский рынок электронных платежей.

«Как говорил председатель Мао, если человек почуял ветер перемен, он должен строить ветряные мельницы, а не щиты от ветра», — откомментировал этот случай Борис Ким, представитель НАУЭТ и бывший глава системы e-port.

«Наше законодательство очень банкоцентрично, — заметил Борис, — там очень много деталей зарыто, которые играют на банки». От себя приведем простой пример — у нас без бумажки невозможно и шагу не ступить, буквально на каждый пук для своего счета нужно распечатать и подписать сотню-другую бумажек, договоров, анкет и заявлений.

Впрочем, тормозится у нас и развитие рынка мобильных микроплатежей. Кирилл Петров, исполнительный директор i-Free, пожаловался, что компания готова активно развивать это направление, но пока занимает выжидательную позицию. «Рынок мобильных сервисов очень быстро эволюционируют, мы когда-то начинали с игр и рингтонов, поочередно входили в новые для себя сегменты — и уже три года как одним из стратегических наших направлений стало направление мобильных микроплатежей», — рассказал Кирилл.

В целом, в мобильном сегменте можно выделить три сегмента, связанных с платежами, это мобильный банкинг, расчеты за цифровые услуги с помощью смсок, и использование мобильника для бесконтактных платежей. Пока что в нашей стране более-менее активно развивается только второе направление, причем, по самым консервативным оценкам его объем уже достиг 300 млн долларов. Причем, это не оплата мобильного контента, это именно микроплатежи за сетевые сервисы. «Это явление действительно трансформировало Рунет, — отметил Кирилл, — «Одноклассники» и «Мамба» даже сформировали успешные бизнес-модели за его счет».

Пока же i-Free осторожничает в новом для себя сегменте. «Во многих вендинговых автоматах стоит наша система платежей, но именно функция мобильной коммерции там заморожена, потому что до сих пор непонятно, как это реализовать с правовой точки зрения», — признался Кирилл.

Скуку серьезных докладов разбавило выступление Петра Дарахвелидзе, директора по развитию Webmoney. «В Европе с ноября вступает в силу закон, где предусмотрено сразу шесть видов платежей, а мы до сих пор ведем разговор только про электронные деньги, — с болью в голосе восклицал Петр. — У нас создана система, которая помогает консервировать монополию российских банков на финансовые услуги. У ведь нас до 30% аудитории — это молодежь и подростки, которые лишены возможности открыть счет и пользоваться финансовыми услугами».

«Знаете, когда молодого человека в банке спрашивают едва ли не справку из дурки и не был ли его дед в плену, — продолжал Петр, — он смело идет в интернет, набирает там webmoney.ru — и удовлетворяет все свои потребности за каких-то пять минут». Правда, тем самым спикер недвусмысленно намекнул на то, для чего подростки используют платежи webmoney.

Собравшись поговорить о проблемах отрасли, участники дискуссии также объявили о создании отраслевой ассоциации «Электронные деньги», чтобы объединить усилия по разработке единых стандартов и лоббирования своих интересов среди финансовых чиновников. При этом, отвечая на вопрос, кого из игроков различных индустрий учредители ждут в Ассоциации, они откровенно признались: всех, кому это только может быть интересно. К примеру, даже эмитентов подарочных, бонусных и транспортных карт.

Когда, наконец, разрешили задавать вопросы, ваш покорный и неутомимый слуга поинтересовался у Webmoney, долго ли они продержатся против тотального наступления индустрии на анонимность платежей. Петр уклончиво ответил, что «у нас, конечно, сохраняется анонимность пользователей, однако, мы построили многоуровневую систему, так что мы тоже помогаем противодействию отмыванию денег и мошенничеству. И вообще, мы за честность подхода к вопросу. Так, в США на любой заправке можно спокойно набрать предоплатных чеков и расплачиваться ими везде где угодно, ну, например, оплачивать ими своему мексиканскому дилеру наркотики, а у нас в России буквально любые три копейки требуют многоступенчато мониторить. Налицо двойные стандарты!»

Комментируя мой вопрос, игроки пришли к выводу, что жесткость требований к плательщику должна быть пропорциональна размеру суммы. В России уже есть первые шаги в этом направлении, так — скоро в силу вступает ФЗ 103, в котором разрешено при сумме платежа до 15 тыс рублей не требовать идентификации личности.

А Евгения Завалишина и вовсе рассказала, что пользователи «Я.Д.» с легкостью делятся своими паспортными данными: «Когда мы только предлагали вводить паспортные данные, уже свыше 50% людей добровольно соглашались вбить их в систему».

Еще один «киллер»-вопрос я адресовал Кириллу Петрову, попросив оценить долю продаж нелегального и порно-контента в общем объеме мобильных микротранзакций. Кирилл в своем ответе предположил, что на разводки и нелегальный контент в общей массе платежей приходится совсем немного, так как «наступление цифровых пиратов задавило любые платные сервисы и даже файлообменники». А львиную долю среди мобильных платежей занимают знакомства и социальные сервисы, вроде наращивания рейтингов в «Мамбе» или пресловутых оценок в «Одноклассниках».